Образы святых князей Владимира, Бориса и Глеба в русском искусстве второй половины XV - XVII веков

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура
Страниц:
381

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Почитание святого князя Владимира Святославича (ум. в 1015 г.), по инициативе которого Киевская Русь приняла христианскую религию, и его сыновей Бориса и Глеба, убитых их братом Святополком, является одним из самых ярких феноменов древнерусской культуры. Их культ носил всенародный характер, их образы были востребованы в древнерусской литературе XI — XVII вв., их изображения постоянно встречаются в монументальной живописи, иконописи и прикладном искусстве Древней Руси.

Культура православного мира представляет собой, с одной стороны, целостное явление, объединяемое многочисленными связями и пересечениями. С другой стороны, в ней — уже в византийское время — существует множество локальных вариантов и версий, зависящих от местных особенностей1. Они сказываются в своеобразии архитектуры, специфике иконографической программы храмовых росписей, в предпочтении тех или иных сюжетов и нюансах их интерпретации, и — в большой степени — в почитании святых, особо прославленных в том или ином крае. В одних случаях это те святые, житие которых связано с этим регионом, как, например, св. Димитрий Солунский, почитающийся повсюду, но особенно — в Салониках- в других — это те, чьи реликвии здесь покоятся (например, св. мученик Трифон, родом из Малой Азии, мощи которого находятся в соборе в городе Котор на Адриатике). Но особое место среди сонма святых, почитаемых в той или иной области, занимают те из них, которые способствовали христианскому просвещению данной страны, а иногда — и укреплению её государственности, консолидации и возвышению местной церкви. Среди таких фигур, состав которых имеет огромный хронологический и территориальный диапазон, напомним св. Нину в Грузии, св. Григория — просветителя Армении, св. Савву Сербского, св. Климента Охридского.

1 В мощном пласте научной литературы особо выделим исследование Д. Д. Оболенского: Obolensky D. The Byzantine Commowealth. Eastern Europe. 500−1453. London, 1971 (русский перевод см. в кн.: Оболенский Д. Византийское содружество наций. Шесть византийских портретов. М., 1998).

В ряде восточно-христианских и западных стран сложилась также традиция почитания местных святых правителей, которая может представлять определённую аналогию русскому борисоглебскому культу. В Сербии, например, это почитание святых Стефана (Симеона) Первовенчанного, Владислава Сербского- в Норвегии — Олафа Святого, в Чехии — святого Вацлава Чешского и др.2 Однако ни один из этих культов не может сравниться по широте распространения, устойчивости и общенародному, а со временем -общенациональному значению с почитанием Владимира, Бориса и Глеба на Руси. Они не просто стали частью местного пантеона святых, но заняли в нём особо значимое место. Святые князья оказались глубоко связанными с первоначальным периодом русской истории, со временем принятия Русскими землями христианства, с основанием русской церкви. Владимир, Борис и Глеб почитались как близкие действенные заступники Руси, защитники в битвах, покровители всего государства и отдельных его городов и областей. Образы

2 Парамонова М. Ю. Святые правители Латинской Европы и Древней Руси: сравнительно-исторический анализ вацлавского и борисоглебского культов. М., 2003- она же. Генеалогия святого: мотивы религиозной легитимации правящей династии в ранней святовацлавской агиографии // Одиссей. Человек в истории. 1996. М., 1996. С. 178−204. О проблеме почитания святых правителей в западноевропейской традиции см. также: Парамонова М. Ю. Святые короли // Словарь средневековой культуры / Под. ред. А. Я. Гуревича. М., 2003. С. 478−485. Тема королевской святости разработана рядом европейских исследователей, которые выделяют три группы святых правителей: королей-аскетов, королей-миротворцев и, наконец, наиболее близких нашей теме королей-мучеников, см.: Graus F. Volk. Herrscher und Heiliger im Reich der Merowinger. Studien zur Hagiographie der Merowingerzeit. Praha, 1965.

О почитании святых королей в различных регионах средневековой Европы см.: Folz R. Le Souvenir et la legende de Charlemagne dans l’Empire germanique medieval. P., 1950- idem. Les saints rois du Moyen Age en Occident (Ve-XIIIe siecles). Bruxelles, 1984- idem. Les saintes reines du Moyen Age en Occident (VI — XIII siecles). Bruxelles, 1992- Murray M. The Divine King in England. A Study in Anthropology. L., 1954- Ewig E. Zum christlichen Konigsgedanken im Fruhmittelalter // Das Konigtum, seine geistigen und rechtlichen Grundlagen. Lindau, Konstanz, 1956- Gorski K. Le roi-saint: Une probleme d’ideologie feodale // Annales ESC, 24, 1969. P. 370−376- Chaney W.A. The Cuit of Kingship in Anglo-Saxon England. The Transition from Paganism to Christianity. Manchester, 1970- Wallace-Hadrill J.M. Early Germanie Kingship in England and in the Continent. Oxford, 1971- Vauchez A. La saintete en Occident aux derniers siecles du Moyen Age. P., 1981- Klaniczay G. The Uses of the Supernatural Powers. Princeton, 1990- Le Goff J. Saint Louis. P., 1996 и др. святых киевских князей носили также династический характер: именно от Владимира и его сыновей вели свой род князья, а затем цари династии Рюриковичей- к ним символически возводили свою родословную первые государи дома Романовых. Таким образом, несмотря на ряд параллелей в культуре других стран, почитание Владимира, Бориса и Глеба на Руси представляется уникальным по своей силе и значению, по многогранной связи с местными корнями и с широкими процессами многовековой истории. * *

Вторая половина XV — XVII вв. — особая эпоха в истории Русского государства и всех стран восточнохристианского мира. События 1453 г., захват Константинополя турками ознаменовали конец многовековой истории Византийской империи и, одновременно, начало нового периода в истории православных государств, входивших в сферу её влияния. Этот период, начинающийся с середины XV в., принято называть поствизантийским, что отражает его связь с собственно византийским временем и подчёркивает его принадлежность к стадиально новой эпохе.

В истории Руси это время, начиная с середины XV в. и включая XVII столетие, часто именуется поздним Средневековьем. Для культуры складывавшегося, а затем укреплявшегося единого Русского государства и всего православного мира начало этой новой эпохи ознаменовано коренными изменениями, затрагивающими основы государственности, характер мировоззрения и особенности складывающегося национального самосознания. Все эти новшества отражались в искусстве — в области иконографии и в сфере стиля. Они сказывались в выборе традиций и образов, на которые это искусство опирается в своём дальнейшем развитии.

Для Руси эти изменения середины — второй половины XV в. объясняются целым рядом обстоятельств, связанных как с историей всего православного мира, так и с некоторыми событиями внутренней жизни русских земель. Сложившаяся в это время международная ситуация, сложные перипетии в сфере церковно-политической жизни Европы и Византии требовали от Руси самостоятельности в принятии решений, выработки собственной твёрдой позиции в вопросах веры. Речь идёт о Флорентийской унии, подписанной константинопольским патриархом Иосифом II на Ферраро-Флорентийском соборе в 1439 г. и не признанной московским великим князем Василием II и Русской Церковью. В 1448 г., после изгнания сторонника унии митрополита Исидора, в Москве Собором русских архиереев был избран новый митрополит Киевский и всея Руси Иона, который вместе с московским великим князем противостоял униатскому патриарху и стремился к сохранению на Руси традиционного православия. После событий 1453 г., захвата турками столицы Византийской империи, Русь чувствовала себя единственным в мире независимым от & laquo-неверных»- православным государством, сохраняющим истинную веру.

Параллельно с этими международными событиями происходят изменения и внутри страны. Во главе русских земель, добившихся национальной независимости, становится поддерживаемая митрополитами Москва, которая в это время уже заявляет о себе как о центре единого Русского государства и всей русской церкви.

Все эти события приводят к сущностным изменениям в русской культуре второй половины XV — начала XVI в., отражаются в исторической мысли эпохи, подталкивая её к обращению к национальному прошлому, к поиску своих & laquo-корней»-, основы и фундамента, опираясь на который, можно было бы возводить здание единого Русского государства. Из всего течения русской истории выделяются определённые события, личности и факты, которые по-особому осмысляются в её контексте, наделяются неким оттенком & laquo-национальности»-, символичности. Этот процесс сказывается не только в письменности, но и в искусстве, в частности, в сфере иконографии. Из местного наследия выбираются образы, воспринимающиеся как национальные символы, знаки древности, величия и славы Русской земли, которые займут значительное место в мировоззрении и культуре Руси позднего Средневековья3.

3 Начало этого процесса обращения к национальным местным темам лежит ещё в русском искусстве конца XIV — начала XV в., что подробно рассматривается в работах Э. С. Смирновой: Смирнова Э. С. Новшества в русской иконографии конца XIV — начала XV века. Общевизантийские процессы и их локальные варианты // Зограф. Бр. 31. Споменица Ивана М. Ъор^евиЬа. Београд, 2006−2007. С. 195−201- она же. Национальная тема в русской иконографии. Киевское и местное наследие в искусстве конца XIV — первой половины XV века

Свидетельством активного использования национальных образов является строительство в 70-х гг. XV в. нового Успенского собора Московского Кремля, образцом для которого был выбран Успенский собор города Владимира, главный храм Владимиро-Суздальского княжества, долгое время служивший официальной резиденцией русских митрополитов и местом поставления князей на великое княжение4. Выбор посвящения собора, уже при его основании митрополитом Петром в 1326 г., определяется желанием связать постепенно возвышающуюся Москву с более древним и прославленным своими святынями Владимиром, как бы продлить историю относительно молодого города во владимирскую древность, наполнить его пространство символическими аллюзиями и параллелями. Во второй половине XV в. ситуация меняется. Московский Собор русских архиереев 1459 г. постулирует Москву как официальный центр русской митрополии, а Успенский собор Московского Кремля — как её главный кафедрал, символический образ всей Русской Церкви3. В сложной, неустойчивой ситуации отношений с константинопольским престолом в 60−70-е гг. XV в. не утверждённая восстановленным патриархом русская митрополия и её новый центр нуждаются в идейной и исторической поддержке, в оправдании собственной легитимности и истинности. Именно поэтому мероприятия по строительству нового Успенского собора приобретают особую значимость и особое идеологическое осмысление. Создание нового храма для престола Пресвятой Богородицы, для хранения мощей митрополита Петра, является своего рода осуществлением предсказаний & laquo-нового чудотворца& raquo- о возвышении Москвы и прославлении её Церкви. Таким образом, московский Древнерусское искусство. Идея и образ. Опыты изучения византийского и древнерусского искусства. Материалы Международной научной конференции 1−2 ноября 2005 года / Ред. -сост. А. Л. Баталов, Э. С. Смирнова. М., 2009. С. 295−316.

4 Баталов А. Л. Строительство Московского Успенского собора и самоидентификация Руси: к истории замысла митрополита Филиппа I // Древнерусское искусство. Византия, Русь, Западная Европа. Искусство и культура. Посвящается 100-летию со дня рождения В. Н. Лазарева (1897−1976). СПб., 2002. С 353−361- он же. О традиции строительства Успенских храмов в Московской Руси XVI в. // Древнерусское искусство. XVI век. СПб., 2003. С. 38−50.

5 Баталов А. Л. Строительство Московского Успенского собора и самоидентификация Руси. С. 357.

Успенский собор является примером сознательного обращения русской культуры второй половины XV в. к национальному наследию, к своей истории, из которой тщательно выбираются определённые образы и сюжеты, нужные и актуальные в данный момент.

Другим примером обращения к местным образам и темам является особое внимание, уделяемое во второй половине XV в. русским святым, часть которых давно почиталась Русской Церковью, а другая часть только теперь включалась в сонм собственно русской святости6. В составе этих святых можно выделить две большие группы. К первой, наиболее многочисленной, относятся русские святители и преподобные, среди которых в первую очередь выделяются московские митрополиты Пётр и Алексей, преподобные Сергий Радонежский, Кирилл Белозерский и Дмитрий Прилуцкий, жившие и прославившиеся в XIV -XV вв.

Вторую группу составляют русские благоверные князья, отдельный, характерный именно для Руси тип святости, приобретающий во второй половине XV в. особое значение и актуальность в московской придворной среде. Он становится популярным в великокняжеских кругах, занимает важное место в идеологии наследования власти, в идеях династической преемственности и непрерывности княжеского рода от князей киевских и владимирских до московских государей. В этот период формируется общерусское почитание князя Михаила Всеволодовича Черниговского, убиенного в Орде вместе со своим боярином Феодором в 1246 г.- князя Михаила Ярославича Тверского, пострадавшего в Орде в 1318 г.- князей Феодора, Константина и Давида и Василия и Константина Ярославских.

Наряду с этими обновляющимися или впервые развивающимися культами во второй половине XV — начале XVI в. активизируется традиционное для Руси почитание святых князей-братьев Бориса и Глеба, вероломно убитых в 1015 г. их братом Святополком, а также их отца, крестителя Руси, князя Владимира. Их

6 Тема почитания и изображения местных святых рассматривается Э. С. Смирновой: Смирнова Э. С. Русская живопись середины XV — начала XVI века в контексте поствизантийской культуры. Изображения общехристианских и местных святых // Лазаревские чтения 2009 г. Сб. ст. М., 2009. С. 231−267. образы занимают особое место в культуре этого времени, они восходят к начальным временам русской христианской истории, связывают её с историей Вселенской Церкви.

Князья Борис и Глеб были первыми русскими святыми, канонизированными русской церковью и признанными константинопольским патриархатом. Уже в XI — XII вв. житийные, летописные и богослужебные тексты, наряду с разного рода изображениями, свидетельствуют о многогранности почитания святых князей и существовании нескольких аспектов п их культа. В первую очередь, Борис и Глеб возвеличиваются как мученики, уподобившиеся Спасителю в своём непротивлении убийцам- они становятся символом христианского смирения, стойкости в вере, примером исполнения христианских заповедей.

Уже вскоре после смерти святые братья прославились чудесами, происходившими от их мощей, почитались как целители и врачеватели болезней. В Сказании о святых мучениках Борисе и Глебе говорится о том, что святым братьям & laquo-дана благодать отъ Бога — въ стране сеи земля Русьске пращати и исцелити всяку страсть и недугъ& raquo-8. Этот аспект их образов, получивший отражение уже в домонгольской иконографии, продолжает оставаться актуальным на протяжении многих веков, прочно утверждаясь в сознании широких народных кругов.

Начиная с ранних текстов и изображений, важным оказывается и принадлежность Бориса и Глеба к княжескому роду, что дало почву для их почитания особыми защитниками и специальными покровителями русских князей. А раз святые Борис и Глеб были князьями, значит — и воинами, предводителями войск своих княжеств, что стало основой для их почитания как помощников в битвах, защитников всей Русской земли. В знаменитом отрывке Сказания подчёркивается и этот аспект их культа: & laquo-по истине вы цесаря цесарем

7 Ср., например, материалы, опубликованные разными авторами в кн.: Борисо-Глебский сборник. Collectanea Borisoglebica. Вып. I / Ред. К. Цукерман [Occasional Monographs-II, published by the Ukrainian National Committee for Byzantine Studies / Honorary President I. Sevcenko, President P. Tolochko]. Paris, 2009.

8 Памятники древнерусской литературы. Вып. 2. Жития святых мучеников Бориса и Глеба и службы им / Подгот. Д. И. Абрамович. Пг., 1916. С. 59−60. и князя князямъ, ибо ваю пособием и защищениемъ князи наши противу въстающая държавьно побежают и ваю помощию хваляться Вы бо темъ и намъ оружие, земля Русьскыя забрала и утвьржение и меча обоюду остра, има же дьрзость поганьскую низълагаем и дияволя шатания въ земли попирамъ& raquo-9. Воинский аспект образов Бориса и Глеба отражается в некоторых домонгольских изображениях в мечах, которые они держат в руках, словно выставляя их напоказ, а также в расположении их фигур в ряду других христианских воинов, например, рядом с Георгием Победоносцем, Дмитрием Солунским и др 10

В искусстве XI — XIII вв. уже находит отражение широкий спектр почитания святых братьев. Их изображения появляются на нагрудных иконках и крестах-энколпионах1проникают в книжную миниатюру и монументальную живопись, становятся популярным сюжетом в иконописи В их образах звучит и авторитет княжеского рода, и проповедь христианства, явственно выраженная в

12 их фигурах с крестами в руках, и храбрость воинов, держащих тяжёлые мечи.

В XIV в., при сохранении указанной тематики, в образах святых братьев появляются новые оттенки. Речь идёт о теме духовного совершенства, постижения божественной истины, духовного идеала, пути к нему. Поэтому возникают парные изображения святых князей не с единой духовной

9 Там же С 49−50

10 См, например, изображение Бориса и Глеба на конях в ряду других воинов — всадников в отдельном рельефном фризе, проходящем по северному, западному и южному фасадам Дмитриевского собора во Владимире (90-е гг XII в) Подробнее см Гаадкая М С К уточнению иконографии конных святых князей Бориса и Глеба в рельефах Дмитриевского собора // она же Материалы каталога рельефной пластики Дмитриевского собора во Владимире Владимир, 2000 С 11−27 Алешковский MX Русские глебо-борисовские энколпионы 1072−1150 годов // ДРИ Художественная культура домонгольской Руси М, 1972 С 104−125

12 Ср, например, материалы, опубликованные разными авторами в кн Борисо-Глебский сборник Collectanea Borisoglebica Вып I / Ред К Цукерман [Occasional Monographs-II, published by the Ukrainian National Committee for Byzantine Studies / Honorary President I Sevcenko, President P Tolochko] Paris, 2009 характеристикой храбрых воинов, а с вариациями: юный Глеб, ищущий духовную опору, и просветлённый Борис, достигший блаженства13.

История раннего почитания святого равноапостольного князя Владимира до сих пор остаётся неясной, мы не можем точно ответить на вопрос, был ли он официально признан святым в домонгольском Киеве14. По всей видимости, культ Владимира Святославича входит в фазу активного формирования в XIII в., а его иконография, судя по сохранившимся произведениям, складывается в XIV — XV вв., воплощая в себе мотив древности и святости Русского государства. Уже тогда выявляется основная линия его почитания и главный мотив его иконографии- величие Русского православного государства, а наряду с ним -тема княжеской династии15.

Исследование Э. С. Смирновой ранних этапов иконографии Бориса и Глеба показало, что особенности их внешнего облика и одеяний являются результатом творческих усилий русских мастеров, которые отразили в этих деталях национальную специфику образов святых князей, внесли в них местный колорит, сделали легко узнаваемыми их изображения16. В соответствии с комплексом борисоглебских текстов, Борис и Глеб представляются как старший и младший братья, в их изображениях подчёркивается с одной стороны их близость и духовное единение, а с другой — различные нюансы их образов. Борис традиционно представляется более взрослым, с относительно короткими волосами, с усами и небольшой бородкой. Глеб изображается более юным, безбородым, с длинными до плеч волосами. Святые братья традиционно облачаются в препоясанные узкими поясами рубахи с поручами и каймами на подоле, часто украшенными & laquo-жемчугами»- и & laquo-драгоценными камнями& raquo- Поверх

13 Смирнова Э С Образы духовного восхождения (на примере изображений св князей Бориса и Глеба в русском искусстве XIV—XV вв.) (в печати)

14 Хорошев, А С Политическая история русской канонизации (XI — XVI вв) М, 1986 С 85−88, Царевская Т Ю Княжеская тематика в росписи церкви Николы на Липне близ Новгорода // Образ Византии Сборник статей в честь О С Поповой М, 2008 С 605−620

15 Владимир Святославич//Православная энциклопедия М, 2004 Т 8 С 712

16 Смирнова Э С Ранние этапы иконографии святых князей Бориса и Глеба Вопрос византийских образцов и сложения русской традиции // Борисо-Глебский сборник Collectanea Borisoglebica С 64−71 рубах — недлинные плащи, скреплённые на груди фибулой, в XIV в. иногда рубахи украшаются расшитым жемчугами оплечьем. На головах у князей широкие шапки с полукруглой тульей и меховой опушью. Такой тип одеяний святых князей устойчиво используется в искусстве, начиная с XI в вплоть до конца XIV в. Узнаваемой чертой святых князей является также их традиционный атрибут — крест, напоминающий об их мученическом подвиге. Уже в домонгольский период крест встречается в подавляющем большинстве изображений Бориса и Глеба, в более поздние периоды (вплоть до XVII в.) он является наиболее устойчивым их атрибутом.

В изображениях святых князей XI — XIII вв. встречается и второй их атрибут — меч, который, по мысли Э. С. Смирновой, является своеобразным этикетным признаком, указывает на принадлежность Бориса и Глеба к русскому княжескому роду, а также напоминает о воинском аспекте их культа. В домонгольских памятниках меч не является обязательным атрибутом князей, но нередко встречается, особенно в композициях с ростовыми фигурами. На более поздних этапах святые князья чаще изображаются с мечами, чем без них, хотя существуют и такие их изображения. Судя по сохранившимся изображениям князя Владимира до конца XIV в. его одеяния аналогичны плащам его сыновей, на голове у него также изображается шапка с полукруглой тульей (например, фреска на западной стене южного рукава церкви Федора Стратилата на ручью в Новгороде17- миниатюра Мусин-Пушкинского сборника 1414 г. 18).

Во второй половине XV в. почитание святых Владимира, Бориса и Глеба, наряду с сохранением традиционных аспектов, приобретает новые оттенки. Их образы переосмысляются в новом историческом контексте, интерпретируются в соответствии с актуальными для эпохи идеями. В этот период активного обращения русской культуры к широкому национальному наследию их иконография вступает в новую стадию. В образах святых князей начинает

17 Царевская Т Ю Роспись церкви Феодора Стратилата на Ручью в Новгороде и ее место в искусст ве Византии и Руси второй половины XГУ века М, 2007 С 103−104 Илл 49 Цв табл 12

18 Срезневский В И Мусин-Пушкинский сборник 1414 г в копии начала XIX в // Записки императорской Академии Наук Спб, 1893 Т 72 Прил № 5 С 17−31 активно звучать династическая тематика, они воспринимаются как основатели правящего великокняжеского рода. Их святость и благочестие являются & laquo-залогом»- правоверия и легитимности власти русских великих князей, а затем -царей, а также подчёркивают высокий статус русской церкви.

Отметим также, что, начиная со второй половины XV в. в иконографии святых князей утверждается. новый тип одеяний. Их рубахи становятся более длинными, достигая почти до щиколоток, украшаются более богато: они почти всегда имеют широкие золотые оплечья с & laquo-жемчугами»- и & laquo-драгоценными камнями& raquo-, пояса становятся более широкими. Традиционные плащи — корзно, застёгивавшиеся на груди на застёжку, постепенно сменяются более богатыми по фактуре и декору длинными шубами с меховыми отворотами и длинными рукавами. Шубы часто & laquo-пошиты»- из драгоценных, украшенных орнаментальными узорами тканей, они декорируются золотыми каймами, нашивками на плечах, отворотами рукавов, покрытых & laquo-жемчугами»- и & laquo-каменьями»-. Головные уборы святых братьев сохраняются, а шапка Владимира сменяется золотым трёхлопастным венцом византийского типа. Впервые эти изменения в княжеских облачениях встречаются ещё в Воздухе 1389 г. (ГИМ), на котором в нижней части средника среди других избранных святых представлены полуфигуры святых князей19. В изображениях святых князей XV в. наряду с обновлённым иногда встречается ранний вариант их иконографии. Начиная со второй половины — конца XV в. новый тип одеяний Бориса и Глеба (за редкими исключениями) становится устойчивым и сохраняется с незначительными вариациями вплоть до XVII в.

Типология одежд святых князей на их изображениях XVI — XVII вв., в основных чертах повторяющая сложившуюся в конце XIV в. иконографию, нашла отражение в толковых и лицевых иконописных подлинниках. Например, иконописный подлинник XVI в. так описывает облик святых братьев: & laquo-Борис шуба бакан и камка, исподъ лазорь. Глебъ младъ, камка киноварь, исподъ камка

20 празелень, до подола ногавки, о поле роспахъ& raquo-. А более поздний подлинник

19 Маясова H.A. Древнерусское шитьё. М., 1971. Табл. 5, 6.

20 Цитируется по: Покровский Н. В. Сийский иконописный подлинник. СПб., 1898. Вып. 4 / Памятники древней письменности. Вып. 126. С. 169. критической& raquo- редакции даёт подробную характеристику: & laquo-Борись подобиемъ русъ- власы мало съ ушей- брада не велика, аки Космина, на главе шапка, опушка черная соболья- ризы на немъ княжеския, шуба бархатная, вывороть черный соболий, исподняя риза зеленая камчатая- въ руке крестъ, въ другой мечъ въ ножнахъ. Глебъ подобиемъ младъ, лицемъ белъ- власы съ ушей кратки мало, очень кудреваты, на главе шапка опушка соболья, ризы княжеския, шуба камчатая, выворот соболий, исподняя риза лазоревая камчатая, въ руке крестъ,

21 въ другой мечъ, въ ножнахъ- у обоихъ на ногах сапоги& raquo-.

Предлагаемое диссертационное исследование содержит как бы хронологический срез русской культуры, выявление интересующей нас конкретной тематики на протяжении двух с половиной столетий, уяснение содержания этой тематики и её вариаций на каждом отдельном этапе изучаемого периода. Мы оставляем в стороне ранний период истории наших сюжетов образы св Владимира, Бориса и Глеба в искусстве XI — первой половины XV в.

Как показывают наши краткие замечания об изучении этой темы, к настоящему времени уже сложилось некоторое представление об этой проблеме в связи с ранними этапами русской истории, тогда как по этой же теме на позднем этапе мы имеем лишь немногие отдельные наблюдения без общей картины.

Актуальность предпринятого исследования обуславливается нарастающим в последние десятилетия интересом к иконографии русских святых. В ряде работ начинается изучение истории почитания и изображения отдельных русских подвижников и их локальных групп, прослеживается развитие местных культов

22 и связанных с ними иконографических традиций. Одним из проявлений этого интереса является организованная Государственным Русским музеем выставка

21 Цитируется по Покровский Н В Сийский иконописный подлинник С 169

22 Например, Мепьник, А Г История почитания ростовских святых в XII—XVII вв.еках Дисс канд исторических наук Ярославль, 2004, Кривошеина Н В Иконография преподобного Трифона Вятского в культовой живописи ХУП-ХХ веков Дисс канд искусствоведения Екатеринбург, 2004, Тарасенко Л П Иконография преподобного Макария Желтоводского и Унженского по письменным источникам и произведениям изобразительного искусства Дисс канд искусствоведения М, 2006, Преображенский, А С Ранние изображения владимирских святых становление иконографической традиции (в печати) и др

Святые земли русской& raquo- (08 декабря 2010 — 28 марта 2011), собравшая множество изображений русских святых в различных видах искусства { ylibka.org.ua, 29 }.

Изучение образов Владимира, Бориса и Глеба, давно привлекавших исследователей, в последние годы заметно активизировалось, что связано не только с общим интересом к русской иконографии, публикацией ряда новых памятников с их изображениями, но и с назревшей необходимостью систематизации и анализа большого количества связанных с ними произведений. Начало новому этапу в истории изучения иконографии Бориса и Глеба положил сборник, вышедший в 2009 г. в Париже, внимание авторов которого сосредоточено на раннем домонгольском периоде развития культа и изображений святых князейь. Ряд проблем, связанных с борисоглебской иконографией XIII — XV вв., рассматривается в недавних работах Э.С. Смирновой24.

Однако изображения св. Владимира, Бориса и Глеба позднего периода, второй половины XV и особенно XVI — XVII вв., до сих пор не рассматривались специально, комплексно. Тем не менее, именно в этот позднесредневековый период, от которого сохранилось наибольшее количество произведений с образами святых князей, происходят значительные изменения в их иконографии, переосмысляются и наделяются новыми символическими оттенками появившиеся в предшествующие периоды типы их изображений, появляются новые неизвестные ранее варианты. Образы св. Владимира, Бориса и Глеба начинают играть важную роль в придворной культуре этого времени, в складывающейся государственной идеологии и в великокняжеской, а затем царской династической программе. Изучение этой стороны почитания святых князей способствует углублённому исследованию и пониманию русской придворной культуры времени Ивана IV и первых царей рода Романовых, неизменный интерес к которой характерен для современной медиевистики.

23 Борисо-Глебский сборник. Collectanea Borisoglebica, 2009.

24 Например, Смирнова Э. С. Парные образы святых мучеников в русском искусстве X1II-X1V вв.: сходство и вариативность (на примере изображений св. князей Бориса и Глеба). Доклад на Международном симпозиуме & laquo-Византийский мир: региональные традиции в художественной жизни и проблемы их изучения& raquo-. Москва, Государственный институт искусствознания. 8−9 октября 2012 г.

Исследование иконографии святых князей, в которой получил отражение другой аспект их образов, связанный с их широким народным почитанием, также соответствует тенденциям современного искусствознания с наметившимся интересом к культуре локальных провинциальных центров Русского государства и их местного своеобразия. Изучение изображений Владимира, Бориса и Глеба, происходящих из различных русских земель, расширяет наши представления об искусстве и культуре этих регионов, позволяет судить об их включённости в общерусские духовные и художественные процессы и индивидуальном варианте их воплощения.

Целью работы является создание наиболее полного представления об иконографии святых князей второй половины XV — XVII вв.- глубокое понимание образного и смыслового содержания изображений Владимира, Бориса и Глеба преимущественно в монументальной живописи и иконописи, а также в миниатюрах рукописей, лицевом шитье и произведениях прикладного искусства рассматриваемого времени. Собранный в процессе всестороннего комплексного исследования материал используется для составления наиболее полного представления о своеобразии русской культуры периода позднего Средневековья.

Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи:

• проследить историю развития изображений святых князей Владимира, Бориса и Глеба в искусстве второй половины XV — XVII вв. -

• выделить иконографические типы изображений святых князей на каждом из исторических этапов рассматриваемого периода, проанализировать их особенности и охарактеризовать специфику-

• интерпретировать образы святых князей, раскрыть их внутреннее, духовное и образное содержание в сохранившихся произведениях с привлечением исторического материала, учётно-статистических источников (Описей храмов и монастырей, Писцовых и Вкладных книг), литературных произведений, летописных текстов, а также с использованием приёмов художественного анализа-

• сделать выводы о значении образов святых князей для русской культуры на разных этапах рассматриваемого периода, проследить изменения в их понимании в контексте мировоззрения и государственной идеологии второй половины XV — XVII вв., а также в контексте традиций народной духовной культуры.

Разумеется, диссертационное исследование не может претендовать на упоминание каждого сохранившегося памятника, учитывая, к тому же, повторяемость многих схем и мотивов. Тем не менее, мы старались охватить материал как можно шире. В 1990-х гг., когда, в связи с большими общественными переменами, в России появилась возможность углублённого изучения русской средневековой культуры, в Государственном Институте искусствознания родилась идея составления Сводного каталога изображений святых князей Владимира, Бориса и Глеба. Она встретила горячую поддержку А. И. Комеча, тогдашнего директора Института, и нашла отклик в среде сотрудников многих музеев России. При написании диссертации автор стремился способствовать воплощению этого начинания.

Источниковедческую базу исследования составляют, в первую очередь, сами произведения второй половины XV — XVII вв. с изображениями св. Владимира, Бориса и Глеба. Кроме того, привлекаются письменные источники: тексты житий святых князей, созданные в домонгольский период (Сказание о святых мучениках Борисе и Глебе, Чтение, сообщения Повести временных лет о житии Владимира и о мучении его сыновей), а также их списки, включённые в состав различных рукописей и сборников XVI — XVII вв. Среди других письменных источников большой интерес представляет учётно-статистический материал (описи храмов и монастырей, писцовые и вкладные книги), который позволяет определить, например, расположение икон с изображениями святых князей в пространстве храма, а иногда несёт информацию о вкладчиках тех или иных произведений и времени вклада. В более редких случаях зафиксированные в источнике сведения об изображениях на иконах позволяют в общих чертах определить их иконографический тип, что в свою очередь даёт возможность делать выводы о популярности и востребованности того или иного извода святых князей. В процессе исследования также были использованы летописные тексты, произведения агиографического, публицистического и эпистолярного жанра XV — XVII вв.

Методология исследования носит комплексный характер и основывается на историко-типологическом и хронологическом подходах. Основным является иконографический метод, предполагающий создание классификации памятников, выделение и анализ устойчивых изводов изображений, характерных для того или иного этапа рассматриваемого периода- их интерпретацию в историческом и культурном контексте, а также в русле важнейших идей времени. Рассматриваются основные внешние признаки изображения: характер сцены или фигуры, позы, жесты, одежды, сочетание тех или иных изобразительных элементов, прослеживаются изменения этих признаков во времени, уясняется их смысловое звучание.

Метод стилистического анализа используется как для решения проблем датировки отдельных произведений, так и для углубления внутренней образной характеристики изображений святых князей.

В диссертации впервые собраны и комплексно проанализированы сохранившиеся изображения святых князей Владимира, Бориса и Глеба периода позднего Средневековья. Выделены основные иконографические типы, развивавшиеся на каждом из этапов рассматриваемого периода, охарактеризованы их изменения на протяжении второй половины XV — XVII вв., сохраняющиеся в них детали и возникающие новшества. Впервые предлагается интерпретация изображений святых князей в позднем Средневековье- характеристика их образов и их почитания в различных социальных кругах русского общества (придворной культуре и народной среде). Собранный материал выводит на новый уровень представления о развитии иконографии русских святых, позволяет по-новому взглянуть на соотношение искусства Москвы и локальных центров в XVI — XVII вв., углубляет понимание русской культуры поствизантийского времени в целом, освещает процесс становления национального самосознания. В ходе работы было введено в научный оборот значительное количество ранее неизвестных и неопубликованных произведений, уточнена датировка и происхождение отдельных ранее уже описанных памятников.

Заключение.

Всесторонний анализ сохранившихся изображений Владимира, Бориса и Глеба второй половины XV — XVII вв., с привлечением целого ряда исторических и литературных источников позволил составить исчерпывающее представление о путях развития их иконографии в период позднего Средневековья. Стало ясно, что на разных исторических этапах рассматриваемого периода образы князей воспринимались неодинаково и трактовались в контексте актуальных для времени идей и концепций. Более того, внутри одной эпохи понимание образов князей было неоднородным, варьировалось среди различных социальных слоев, что находило отражение в княжеской иконографии.

Подробное исследование собранного материала (письменных источников, изображений Владимира, Бориса и Глеба в монументальной живописи, иконописи, отдельных произведениях лицевого шитья и прикладного искусства) позволило выделить иконографические изводы святых князей, которые существовали в русском искусстве на разных исторических этапах, проследить их изменения в зависимости от господствовавшего в тот или иной период мировоззрения, государственной идеологии, духовных предпочтений общества.

В XV в. наиболее часто встречающимся иконографическим типом является парная композиция с изображением Бориса и Глеба с их традиционными атрибутами — крестом и мечом. В иконах этого извода подчёркиваются отношения между братьями, их духовное единение, разница их внутренних состояний. К концу столетия в иконописи утверждается тип трёхфигурных изображений с Владимиром в центре и его сыновьями по сторонам, нашедший наиболее триумфальную, почти героическую трактовку в иконе-таблетке & laquo-Владимир, Борис и Глеб& raquo- из комплекса Софийских таблеток (Дом-музей П.Д. Корина). Эта иконография, известная уже с последней четверти XIV в. (фреска церкви Федора Стратилата в Новгороде последней четверти XIV в.) — миниатюра исчезнувшего Сборника 1414 г.) именно на рубеже XV — XVI столетий оказывается наиболее востребованной и значительной. В ней звучит важная для эпохи тема победы и торжества православия, тема княжеского достоинства, христианской инициативы и преданности вере.

Во второй половине XV в. активно используется также тип изображения святых князей в окружении избранных святых, который встречается в монументальной живописи, иконописи, лицевом шитье. В контексте фигур общехристианских святых изображения русских благоверных князей олицетворяли собой образ русской церкви, напоминали о начальном периоде её истории, о крещении Руси и её преемственности от Византии. Святые Борис и Глеб, чаще становящиеся частью таких ансамблей, чем их отец, соседствуют с общехристианскими мучениками, воинами или целителями, что подчёркивает тот или иной аспект почитания святых братьев.

В контексте формирования исторического мышления в XV в. складывается иконография & laquo-Чудо от иконы Богоматери Знамение& raquo- (& laquo-Битва новгородцев с суздальцами& raquo-), самый ранний пример которой относится к первой половине XV в. Искусство обращается к эпизоду из русской истории, в котором проявилось чудесное покровительство Богоматери одному из русских городов. Включение в эту композицию Бориса и Глеба, представленных в виде скачущих в авангарде новгородского войска всадников, объясняется их почитанием как наиболее значимых, образов русских заступников и покровителей, которые связаны с неким архетипом конного воина-защитника.

В XVI в. в иконографии Владимира, Бориса и Глеба отчётливо выделяется придворный пласт их изображений, в котором находит отражение государственная идеология, подчёркивается родство правящего государя со святыми князьями. В 1540 — 1550-е гг. тема царского родословия, тема защиты веры и княжеского служения становятся одной из центральных в иконографии святых князей придворного круга (особенно в ансамблях кремлёвских соборов). Она выражается не только в фигурах самих князей, но и в их настойчивом сопоставлении с византийскими василевсами, а также с образами ветхозаветных царей и военачальников. В произведениях 60−70-х гг. XVI в. на первый план выходят иные идеи: в изображениях князей подчёркивается тема царского родословия и мученический жертвенный аспект образов.

В XVI в. святые князья продолжают включаются в ряд символических композиций, прославляющих Богоматерь, где они представляют русскую церковь в контексте церкви вселенской, а также в сцены Страшного Суда. В ряде произведений этого типа формируется традиция выделения святых русских князей в отдельный лик святости, который возглавляет либо император Константин, либо равноапостольный князь Владимир.

В широкой народной среде на первый план выходит почитание Бориса и Глеба как воинов, защитников и покровителей родной земли, а также как мучеников, уподобившихся в своём страдании Христу и удостоенных за свой подвиг целительского дара. В народном сознании именно эти аспекты образов святых братьев — их функции заступников и чудотворцев — оказываются наиболее важными и выделяются в их иконографии.

В искусстве русских городов и монастырей более широкого не элитарного круга продолжают развиваться выделившиеся в предшествующий период иконографические типы (парные изображения святых братьев, трёхчастные композиции с Владимиром в центре, произведения с избранными святыми), однако они наполняются новыми эмоциональными оттенками. В образах святых князей звучит тема их заступничества за всю русскую землю- они прославляются как покровители отдельных городов и регионов- включаются в индивидуальные патрональные программы.

В XVI в. значительные изменения происходят в житийной иконографии святых князей, которая вступает на новый этап развития по сравнению с более ранними известными примерами конца XIV — конца XV в. Помимо житийных произведений святых Бориса и Глеба появляются циклы жития их отца князя Владимира, в которых значительное место занимает тема крещения Руси и установления русской церкви.

На рубеже XVI — XVII вв. происходят важные изменения в княжеской иконографии. В искусстве годуновского времени святые князья начинают играть особую роль, связанную с почитанием св. князя Бориса как личного тезоименитого патрона Бориса Годунова. Борис и Глеб включаются в иконографию & laquo-семейных икон& raquo-, которая складывается в это время и объединяет святых соимённых покровителей всей царской семьи.

В XVII в. образы Владимира, Бориса и Глеба встраиваются в политическую программу первых царей династии Романовых, которые через почитание святых князей стремились подчеркнуть свою близость иссякшему роду Рюриковичей. В ряде произведений выстраиваются символические династические линии от крестителя Руси и его святых сыновей до Михаила Феодоровича и его потомков. Родство правителя со святыми князьями становится знаком избранности его рода, залогом успешности правления под покровительством Владимира, Бориса и Глеба (генеалогические схемы). В монументальной живописи помимо традиционных параллелей с византийскими императорами и ветхозаветными образами, складываются новее устойчивые сочетания изображений Бориса и Глеба, например, с Дмитрием Солунским и другими русскими князьями-мучениками, а также с тезоименитыми патронами Михаила Феодоровича и Алексея Михайловича.

Особое место в иконографии святых князей XVII в. занимает сложившийся на рубеже веков & laquo-тип моления& raquo-, который оказывает влияние на построение парных, трёхчастных композиций, а также произведений с избранными святыми. Святые князья предстают не фронтально, являя собой & laquo-иконный образ& raquo-, цель и конечный адресат обращения молящегося, поддерживающий постоянный внутренний диалог с верующим, — они сами изображаются & laquo-в молении& raquo-. Акцент переносится с образов святых, их содержательности, глубины, эмоционального и смыслового наполнения на действие, на их обращение к Христу или Богоматери, которое является продолжением молитвы предстоящего перед иконой человека. Акцент эпохи на образах молитвы, обращения, образах деятельных и активных, соответствует изменениям не только в художественных вкусах, но и в мировоззрении и религиозном сознании нового исторического периода.

Интерес к образам Владимира, Бориса и Глеба, характерный для русской позднесредневековой культуры, не угас и в эпоху Нового времени. Развитие их иконографии было продолжено в русском искусстве XVIII — начала XX в.

В изображениях святых князей второй половины XV — XVII вв. отразилась самобытность и специфика русской культуры позднего Средневековья, проявилось активное иконографическое творчество художников этого времени, их интерес к образам древнейшего периода русской христианской истории. В связи с этим особое внимание в искусстве рассматриваемой эпохи уделяется образу князя Владимира.

Культ Владимира, Бориса и Глеба, находящий отдалённые параллели в культуре других стран, при более внимательном рассмотрении представляется уникальным, не может сравниться с ними по своей силе и значению, по многогранной связи с местными корнями и с широкими процессами русской многовековой истории.

Почитание Владимира, Бориса и Глеба и традиция их изображений в русском искусстве второй половины XV — XVII вв. оказываются тесным образом связанными с процессом постепенного сложения русского национального самосознания. Владимир был крестителем и просветителем Руси, его сыновья были первыми русскими святыми, а значит их образы дают своеобразную точку отсчёта, с которой начинается русская христианская история. Они создают временную перспективу, в контексте которой определяется историческое значение русской церкви и государственности. В образах святых князей, словно в зеркале, получают отражение различные события рассматриваемого времени, смены династий, изменения в идеологии, мировоззрении, религиозном сознании и нравственных приоритетах русской культуры позднего Средневековья.

Показать Свернуть

Содержание

Введение. Постановка вопроса. Задачи исследования. 3

Глава I. История изучения иконографии святых князей Владимира, Бориса и Глеба в русском искусстве XI — XVII веков. 19

Глава II. Образы святых киевских князей в русском искусстве второй половины XV — начала XVI века. 58

1. Национальная тематика в русской литературе второй половины XV -начала XVI века

2. Образы святых князей в русском искусстве второй половины XV — начала XVI века

3. & laquo-Чудо от иконы Богоматери Знамение& raquo-. Изображения святых князей в сценах битвы русского войска

Глава III. Особенности почитания святых князей и их иконография в искусстве Московского государства в XVI веке. 91

1. Придворное искусство времени Ивана IV

2. Искусство русских городов и монастырей

Глава IV. Образы святых князей в русском искусстве XVII века. 190

1. Годуновское время (конец XVI — начало XVII века)

2. Монументальная живопись

3. Иконопись, прикладное искусство, лицевое шитьё

Список литературы

1. Голубииский Е. История канонизации святых в русской церкви. М., 1903.

2. Дмитриев Л. А. Житийные повести русского Севера как памятники литературы XIII XVII вв. Эволюция жанра легендарно — биографических сказаний. JT., 1973.

3. Дробленкова Н. Ф. Великие Минеи Четии // СКиКДР. Вып. 2. Ч. 1. Л., 1988.

4. Клосс Б. М. Летописный свод лицевой // СКиКДР. Л., 1989. Вып. 2, ч. 2.

5. Лурье Я. С. Две истории Руси XV в. Ранние и поздние, независимые и официальные летописи об образовании Московского государства. СПб, 1994.

6. Хорошев A.C. Политическая история русской канонизации (XI XVI вв.). М., 1986. С. 85−88.

7. Яблонский В. Пахомий Серб и его агиографические писания. Биографический и библиографически-литературный очерк. СПб., 1908.

8. Литературные произведения Борисоглебского цикла

9. Абрамович Д. И. Жития святых мучеников Бориса и Глеба и службы им. Пг., 1916 (Памятники древнерусской литературы, вып. 2).

10. Бугославский С. А. К вопросу о характере и объёме литературной деятельности преподобного Нестора. Пг., 1915.

11. И. Бугославський С. О. Украшо-русью пам’ягки XI—XVIII вв. про княз1 В Бориса та Ппба (Розвщка й текста). Кшв, 1928 (Пам'ятки мови та письменства давньо'1 Украши).

12. Бугославский С. А. К литературной истории & laquo-Памяти и похвалы& raquo- князю Владимиру // Известия Отделения русского языка и словесности Российской Академии наук. 1924 г. Т. XXIX. Л., 1925, С. 105−159.

13. Кубарев A.M. Нестор, первый писатель российской истории, церковной и гражданской // Русский Исторический Сборник. Т. 4. Кн. 4. М., 1842. с. 438−446.

14. Митрополит Макарий (Булгаков). Три памятника русской духовной литературы XI века // Христианское Чтение. 1849. Ч. 2. С. 301−335, 377−407, 45053.

15. Митрополит Макарий (Булгаков). Памятники древнерусской духовной письменности. Сказание преподобного Нестора о житии и убиении благоверных князей Бориса и Глеба // Православный собеседник. 1858. Ч. 1. Кн. 4. С. 578−604.

16. Памятники древнерусской литературы. Вып. 2. Жития святых мучеников Бориса и Глеба и службы им / Подгот. Д. И. Абрамович. Пг., 1916- Святые князья-мученики Борис и Глеб / Иссл. и подгот. текстов Н. И. Милютенко. СПб., 2006.

17. Погодин М. П. Иаков мних, русский писатель XI века, и его сочинения // Известия императорской Академии Наук по Отделению русского языка и словесности. СПб., 1852. Т. 1. С. 326−334.

18. Святые князья-мученики Борис и Глеб / Иссл. и подгот. текстов Н. И. Милютенко. СПб., 2006.

19. Серебрянский Н. Древнерусские княжеские жития (обзор редакций и тексты). М., 1915 (Оттиск из ЧОИДР, 1915. Кн. 3.).

20. Соболевский А. И. & laquo-Память и похвала святому Владимиру& raquo- и & laquo-Сказание»- о святых благоверных князьях Борисе и Глебе // Христианское чтение. 1890. Ч. 1. С. 791 804.

21. Срезневский И. И. Сборник 1414 г. // Срезневский И. И. Сведения и заметки о малоизвестных и неизвестных памятниках. Приложение к XI тому Записок Императорской Академии наук. № 3. СПб., 1866. С. 82−88.

22. Шахматов А. А. Разыскания о древнейших русских летописных сводах. СПб., 1908.

23. Изображения святых князей Владимира, Бориса и Глеба

24. Айналов Д. В. Миниатюры & laquo-Сказания»- о святых Борисе и Глебе Сильвестровского сборника. СПб., 1911.

25. Алешковский М. Х. Русские глебо-борисовские энколпионы 1072−1150 годов // ДРИ. Художественная культура домонгольской Руси. М., 1972. С. 104−125.

26. Алпатов М. В. Гибель Святополка в легенде и в иконописи // ТОДРЛ. Т. 22. М. -Л., 1966. Взаимодействие литературы и изобразительного искусства в Древней Руси. С. 18−23.

27. Алпатов М. В. Вариант иконы & laquo-Битва новгородцев с суздалыдами& raquo- // ПКНО. 1975. М., 1976. С. 208−219.

28. Анкудинова Е. А., Мелышк, А Г. Спасо-Преображенский собор в Ярославле. М., 2002.

29. Арциховский A.B. Древнерусские миниатюры как исторический источник. М., 1944. С. 157−178.

30. Балакин П. П. Древнерусское искусство Нижнего Новгорода. Н. Новгород, 1999.

31. Баталов А. Л. Моление о чадородии и обетное строительство царя Феодора Иоанновича // Заказчик в истории русской архитектуры // Общество историков архитектуры. Архив архитектуры. Выпуск V, — М., 1994. С. 117−140.

32. Баталов А. Л. Московское каменное зодчество конца XVI в. Проблемы художественного мышления эпохи. М., 1996.

33. Баталов А. Л. О традиции строительства Успенских храмов в Московской Руси XVI в. // Древнерусское искусство. XVI век. СПб., 2003. С. 38−50.

34. Бегунов Ю. К. Житие Александра Невского в станковой живописи начала XVII в. // ТОДРЛ. Т. XXII. М. -Л., 1966. С. 311−327.

35. Бедина H.H. Образ святой княгини Ольги в древнерусской книжной традиции (XII-XVI вв.) // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2007. № 4 (30). С. 8−12.

36. Белоброва O.A. О некоторых источниках подписей к сюжетам росписи Золотой палаты Московского Кремля // ТОДРЛ. Т. 53. СПб., 2003. С. 502−517.

37. Белоброва O.A. О подписях к ветхозаветным сюжетам в росписях Золотой палаты Московского Кремля // ТОДРЛ. Т. 54. СПб., 2003. С. 623−650.

38. Белова Л. Ю. Некоторые иконографические особенности стенной росписи Рождественского собора г. Суздаля // Искусство и религия (история и современность). Спб., 1996. С. 15−16.

39. Белова Л. Ю. Гимнографические композиции в стенописи суздальского Рождественского собора // Макариевские чтения. Почитание святых на Руси. Можайск, 1996. Вып. IV. Ч. 1. С. 70−88.

40. Белова Л. Ю. О некоторых особенностях изображения св. Иоанна и Феодора Суздальских Чудотворцев в стенописи Рождественского собора // Макариевские чтения. Почитание святых на Руси. Можайск, 1996. Вып. IV. Ч. 2. С. 96−107.

41. Белова Л. Ю. Программа росписи 1635 г. Рождественского собора г. Суздаля. Вопросы иконографии и реконструкции // Материалы исследований. Сборник № 12 / Сост. A.A. Тенеткина. Владимир, 2006.

42. Болотцева И. П. & laquo-Сказание о Мамаевом побоище& raquo- на иконе & laquo-Сергий Радонежский с житием& raquo- XVII в. // Куликовская битва в литературе и искусстве. М., 1980. С. 120−128.

43. Борисо-Глебский сборник. Collectanea Borisoglebica. Вып. I / Ред. К. Цукерман Occasional Monographs-II, published by the Ukrainian National Committee for Byzantine Studies / Honorary President I. Sevcenko, President P. Tolochko. Paris, 2009.

44. Брюсова В. Г. Фрески Ярославля XVII начала XVIII века. М., 1983.

45. Брюсова В. Г. Русская живопись XVII века. М., 1984.

46. Брюсова В. Г. Ипатьевский монастырь. М., 1981.

47. Бусева-Давыдова И.Л., Рутман Т. А. Церковь Ильи Пророка в Ярославле. М., 2002.

48. Бухарев И. Церковь Бориса и Глеба у Арбатских ворот в Москве // Московские епархиальные ведомости. М., 1871. № 3. С. 29−30.

49. Васильева O.A. Житийная икона 1545 года & laquo-Владимир, Борис и Глеб& raquo- из собрания Псковского музея-заповедника // ПКНО. 2000. М., 2001. С. 178−184.

50. Вахрина В. И. К истории почитания чудотворной Владимирской иконы Пресвятой Богородицы в Успенском соборе Ростова Великого // Искусство христианского мира. Сб. ст. Вып.6. М., 2002. С. 197−213.

51. Вздорное Г. И. Заметки о софийских святцах // Byzantinoslavica. 1979. T. XL. Facc. 2. С. 204−220.

52. Гладкая MC. Изображения святых князей Владимира, Бориса и Глеба в монументальной живописи XVII века владимиро-суздальских храмов // История и культура Ростовской земли Материалы конференции. 1998 г. Ростов, 1999. С. 124 131.

53. Гладкова О. В. Евстафий Плакида // Православная Энциклопедия. М., 2008. Т. 17. С. 313−320.

54. Гордиенко Э. Л., Трифонова А. Н. Каталог серебряных окладов новгородского музея-заповедника // Музей 6. Художественные собрания СССР. М., 1986.

55. Гордиенко Э. А. Царская тема в новгородском искусстве XVI века // Материалы VIII Российской научной конференции, посвященной памяти святителя Макария. Вып. VIII. Русские государи-покровители православия. Можайск, 2001.

56. Гордиенко Э Л. Новгород в XVI веке и его духовная жизнь. СПб., 2001.

57. Громова Е. Б. Проблемы иконографии Акафиста в искусстве Византии и Древней Руси XIV века. Дисс. на соиск. уч. степ. канд. искусствоведения. М., 1990.

58. Громова Е. Б. История русской иконографии Акафиста. Икона & laquo-Похвала Богоматери с Акафистом& raquo- из Успенского собора Московского Кремля. М. 2005.

59. Гусев П. П. Новгородская икона святых Бориса и Глеба в деяниях // Вестник археологии и истории, изд. Археологическим институтом. СПб, 1898. Вып. 10. С. 88−90.

60. Дмитриев Ю. Н. Стенопись Архангельского собора Московского Кремля (Материалы к исследованию) // Древнерусское искусство. XVII век. М., 1964. С. 138 159.

61. Добровольская Э. Д. Церковь Николы Надеина в Ярославле (опыт реконструкции) // Культура и искусство Древней Руси. Л., 1967.

62. ДурасовГ. Каргополье. Художественные сокровища. М., 1984.

63. Евсеева Л. М. Ещё раз к полемике об иконе & laquo-Благословенно воинство небесного царя& raquo- // Там же. С. 339−346.

64. Житие Александра Невского: текст и миниатюры Лицевого летописного свода XVI в. Спб., 1992.

65. Забелин И. Опись стенописных изображений притчей в Золотой палате государева дворца, составленная в 1676 г. // Материалы для истории, археологии и статистики г. Москвы. Ч. 1. М& bdquo- 1884. С. 1238−1255.

66. Зонова О. В. Стенопись Успенского собора Московского Кремля // Древнерусское искусство. XVII век. М., 1964. С. 110−137.

67. Казаринова Н В. Пермская государственная художественная галерея // Сокровища Пермского края. Каталог выставки. М., 2001.

68. Каргер М. К. К вопросу об изображении Грозного на иконе & laquo-Церковь воинствующая& raquo- // ИОРЯС. Сб. ст. в честь А. И. Соболевского. Л., 1928. С. 466−469.

69. Качалова И. Я. Монументальная живопись // Качалова И. Я., Маясова Н. А., Щенникова Л. А. Благовещенский собор Московского Кремля: К 500-летию уникального памятника культуры. М., 1990.

70. Качалова И. Я. Стенопись галерей Благовещенского собора Московского Кремля //Древнерусское искусство. Балканы. Русь. СПб., 1995. С. 411−436.

71. Квпивидзе Н. В. Икона & laquo-Благословенно воинство Небесного Царя& raquo- и ее литературные параллели // Искусство христианского мира. М., 1998. Вып. 2. С. 49−56.

72. Квпивидзе Н. В. К изучению системы росписи церкви в Больших Вязёмах. (Тема Троицы в русской культуре XVI в.) // ДРИ. Сергий Радонежский и художественная культура Москвы Х1У-ХУ веков. СПб., 1998. С. 342−359.

73. Квпивидзе Н. В Фрески церкви Троицы в Вязёмах: программа и иконография в контексте идейных движений эпохи: Дисс. на соиск. уч. степ. канд. искусствоведения. М., 1999.

74. Квпивидзе Н. В. Символические образы Московского государства и иконографическая программа росписи собора Новодевичьего монастыря // Древнерусское искусство. Русское искусство позднего Средневековья. XVI век. СПб., 2003. С. 222−236.

75. Кондаков Н. П. Изображения русской княжеской семьи в миниатюрах XI в. СПб., 1906.

76. Косточкин В. В. Государев мастер Фёдор Конь. М., 1964.

77. Кочетков И. А. К истолкованию иконы & laquo-Церковь воинствующая& raquo- (& laquo-Благословенно воинство небесного царя& raquo-) // ТОДРЛ. Л., 1985. Т. 38. С. 185−209.

78. Кочетков И. А. К полемике об иконе & laquo-Благословенно воинство небесного царя& raquo- // Иконографические новации и традиция в русском искусстве XVI века. Сб. ст. памяти В. М. Сорокатого. М., 2008. С. 329−338.

79. Кривоносое В. Т. Борисоглебский монастырь. Архитектурный ансамбль. М., 2007.

80. Куколевская О. С. Стенопись Троицкого собора Ипатьевского монастыря. В 2 тт. М., 2008.

81. Лазарев В Н. Страницы истории новгородской живописи. Двусторонние таблетки из собора Св. Софии в Новгороде. М., 1977.

82. Лебедиицев П. В каком виде могут быть изображены святой равноапостольный князь Владимир и святая княгиня Ольга, и имеем ли мы их подлинные изображения? // Киевская старина. 1888. Май. С. 259−264.

83. Лесючевский В. И. Вышгородский культ Бориса и Глеба в памятниках искусства // Советская археология. М., 1946. Вып. VIII. С. 225−247.

84. Лихачев Н. П. Лицевое житие святых благоверных князей русских Бориса и Глеба. По рукописи конца XV столетия. М., 1907.

85. Малков Ю. Г. Стенопись собора Рождества Богородицы на Возмище в Волоколамске (Предварительная публикация) // ДРИ. Исследования и атрибуции. СПб., 1997. С. 267−285.

86. Мансикка В. Житие Александра Невского. Разбор текста и редакции. ПДП. T. CLXXX. СПб., 1913.

87. Мартынова М. В. Оклад иконы Богоматерь Смоленская и черневая гравюра конца XVI в. // Благовещенский собор: Исследования и материалы. М., 1999. С. 318 340.

88. Маханъко М. А. & laquo-Богоматерь Боголюбская& raquo-: Об использовании древних иконографических изводов в иконописи XVI века // Искусствознание. М., 1998. Вып. 2/98.

89. Маханъко М. А. Почитание московских святынь Строгановыми: влияние столичной культуры на периферии (вторая половина XVI начало XVII века) // Древнерусское искусство. Русское искусство позднего Средневековья: XVI век. СПБ., 2003. С. 341−359.

90. Маханъко М. А. Икона & laquo-Иоанн Предтеча Ангел Пустыни& raquo- конца XIV в. из Коломны (ГТГ) и образ царского ангела в грозненском искусстве // Коломна и Коломенская земля. История и культура. Коломна, 2009.

91. Маясова H.A. Древнерусское шитьё. М., 1971.

92. Маясова H.A. Памятник шитья московской великокняжеской светлицы XV в. // ГММК. Материалы и исследования. Вып. III. Искусство Москвы периода формирования Русского централизованного государства. М., 1980. С. 56−75.

93. Маясова H.A. & laquo-Светлицы»- в доме боярина Дмитрия Ивановича Годунова // Произведения русского и зарубежного искусства XVI начала XVIII века. ГММК. Материалы и исследования. Вып. 4. М., 1984.

94. Мельник А. Г. Практика посвящений храмов во имя великокняжеских и царских святых в XVI в. // Царь и царство в русском общественном сознании (Мировосприятие и самосознание русского общества. Вып. 2). М., 1999. С. 38−48.

95. Мельник А. Г. Фреска над гробницей преподобных Феодора и Павла в соборе Ростовского Борисоглебского монастыря // От Средневековья к Новому времени. Сб. ст. в честь Ольги Андреевны Белобровой. М., 2006. С. 360−364.

96. Мнёва Н. Е. Искусство московской Руси. М., 1965.

97. Мнёва Н. Е. Стенопись Благовещенского собора Московского Кремля 1508 года // Древнерусское искусство. Художественная культура Москвы и прилегающих к ней княжеств Х1У-ХУ1 вв. М., 1970.

98. Морозов В. В. Икона & laquo-Благословенно воинство& raquo- как памятник публицистики XVI в. // ГММК. Материалы и исследования. Вып. IV. Произведения русского и зарубежного искусства XVI начала XVIII века. М., 1984. С. 17−31.

99. Нерсесян Л. В. К вопросу о происхождении и символическом содержании иконографии & laquo-О Тебе радуется& raquo- // ДРИ. Византия и Древняя Русь. К 100-летию А. Н. Грабара. СПб., 1999. С. 380−398.

100. Николаева Т. В. Оклад с иконы & laquo-Троица»- письма Андрея Рублёва // Загорский государственный историко-художественный музей-заповедник. Сообщения. Вып. 2. Загорск, 1958. С. 31−38.

101. Николаева Т. В. Произведения мелкой пластики ХШ-ХУП веков в собрании Загорского музея. Каталог. Загорск, 1960.

102. Овчинникова Е. С. Церковь Троицы в Никитниках. М., 1970.

103. Орлова М. А. Наружные росписи средневековых храмов. Византия. Балканы. Древняя Русь. М., 2002.

104. Орлова М. А. О времени создания живописной декорации Успенского собора Московского Кремля // Древнерусское искусство. Русское искусство позднего Средневековья. XVI век. Спб., 2003. С. 212−221.

105. Пескова А. А. Древнерусские энколпионы. Нагрудные кресты-реликварии Х1-ХШ веков. СПб., 2003.

106. Петров H. И. Древние изображения св. Владимира // ТКДА. 1888. № 7. С. 443 462.

107. Петров Н. И. Древние изображения св. Владимира // Владимирский сборник: в память 900-летия крещения Руси. Киев, 1888. С. 1−20.

108. Плешанова И. И., Лихачева Л. Д. Древнерусское декоративно-прикладное искусство в собрании Государственного Русского музея. Л., 1985.

109. Повесть о Куликовской битве. Текст и миниатюры Лицевого свода XVI в. Л., 1984.

110. Подобедова О. И. Миниатюры русских исторических рукописей. К истории русского лицевого летописания. М., 1965.

111. Подобедова О. И. Московская школа живописи при Иване IV. Работы в Московском Кремле 40−70-х гг. XVI в. М., 1972.

112. Полеховская Т. Б. О толковании новгородских икон XV в. & laquo-Битва новгородцев с суздальцами& raquo- // Государственный Эрмитаж. Труды. Вып. XV. Л., 1974. С. 30−35.

113. Полякова O.A. Шедевры русской иконописи XVI -XIX веков. М., 1999.

114. Померанцев H.H. Русская деревянная скульптура. М., 1967.

115. Померанцев H.H., Масленицын С. И. Русская деревянная скульптура. М., 1994.

116. Попов Г. В. Живопись и миниатюра Москвы середины XV начала XVI века. М., 1975.

117. Попов Г. В., Рындина A.B. Живопись и прикладное искусство Твери XIV—XVI вв. М., 1979.

118. Поппе A.B. О роли иконографических изображений в изучении литературных произведений о Борисе и Глебе // ТОДРЛ. М. -Л., 1966. Т. 22. Взаимодействие литературы и изобразительного искусства в Древней Руси. С. 24−45.

119. Поппе A.B. Владимир Святой: у истоков церковного прославления // Византинороссика. Труды Санкт-Петербургского Общества византино-славянских исследований. Спб., 2000. Т. 2. С. 9−55.

120. Порфиридов Н. Г. Два сюжета древнерусской живописи в их отношении к литературной основе // ТОДРЛ. Т. 22. М.- Л., 1966. С. 112 115.

121. Преображенский A.C. Иконография Владимира Святославича // Православная энциклопедия. М., 2004. Т. 8. С. 705−718.

122. Преображенский A.C. Урок язычникам: икона & laquo-Чудо в Хонех& raquo- из села Комарицы и христианизация зырян // Иконы русского Севера. Двинская земля, Онега, Каргополье, Поморье. Статьи и материалы / Ред. -сост. Э. С. Смирнова. М., 2005.

123. Преображенский A.C. Образ Богоматери & laquo-Моление о народе& raquo- в русском искусстве позднего Средневековья // Иконографические новации и традиция в русском искусстве XVI века. Сб. ст. памяти В. М. Сорокатого. Ред. -сост. O.A. Дьяченко, JT.M. Евсеева. М., 2008.

124. Преображенский A.C. Ктиторские портреты Средневековой Руси и ихЛвоздействие на русскую иконографию (XI-XV века). В печати.

125. Раппопорт П. А. Годуновская церковь в Борисове городке // КСИИМК. № 18. М., 1947. С. 66−69.

126. Раппопорт П. А. Борисов городок // МИА. Вып. 44. 1955. С. 59−76.

127. Раппопорт П. А. Новые материалы о Борисовом городке // Культура и искусство Древней Руси. Л., 1967. С. 131−137.

128. Ретковская Л. С. Смоленский собор Новодевичьего монастыря. М., 1954.

129. Саликова Э. П. Настенные росписи церкви Ризоположения // ГММК. Материалы и исследования. Вып. III. Искусство Москвы периода формирования Русского централизованного государства. М., 1980. С. 138−153.

130. Саликова Э. П. Сложение иконографии иллюстрации кондака & laquo-Взбранной воеводе& raquo- в древнерусской живописи // ГММК. Материалы и исследования. Т. XI. Русская художественная культура XV XVI вв. М., 1998. С. 53 — 68.

131. Самойлова Т. Е. & laquo-Новооткрытый»- портрет Василия III и идеи святости государя и государева рода//Искусствознание. М., 1999. Вып. 1. С. 39−58.

132. Самойлова Т. Е. Святые русские князья в росписи Архангельского собора // Архангельский собор Московского Кремля. М., 2002. С. 201−219.

133. Самойлова Т. Е. Тема царской и княжеской святости в росписи Благовещенского собора // Царский храм. Святыни Благовещенского собора в Кремле. Ред. Ю. Н. Звездина, И. А. Стерлигова, Л. А. Щенникова, при участии И. О. Мельниковой. М., 2003. С. 24−39.

134. Самойлова Т. Е. К истории возникновения традиции написания мерных икон // ДРИ. Русское искусство позднего Средневековья. XVI век. СПб., 2003. С. 360 366.

135. Самойлова Т. Е. Путь в Святую землю. Корсунская легенда в росписи лоджии Архангельского собора и её диалог с наружными фресками Благовещенского собора //

136. Новые Иерусалимы. Иеротопия и иконография сакральных пространств. Сб. ст. / Ред,-сост. A.M. Лидов. М., 2009. С. 633−660.

137. Сарабьянов В. Д. Программа росписи Покровского шатра Александровской Слободы // Александровская Слобода. Материалы научно-практической конференции. Владимир, 1995. С. 39−53.

138. Свирин А. Н. Древнерусское шитьё. М. -Л., 1966.

139. Сизов Е. С. Датировка росписей Архангельского собора Московского Кремля и историческая основа некоторых её сюжетов // Древнерусское искусство. XVII век. М., 1964. С. 160−174.

140. Сизов Е. С. Русские исторические деятели в росписях Архангельского собора и памятники письменности XVI в. // ТОДРЛ. T. XXII. Л. -М., 1966. С. 264−278.

141. Сизов Е. С. & laquo-Воображены подобия князей& raquo-. Стенопись Архангельского собора Московского Кремля / История одного памятника. Вып. 3. М., 1969.

142. Силкин A.B. Строгановское лицевое шитьё. VI., 2002.

143. Смирнова Э. С. Отражение литературных произведений о Борисе и Глебе в древнерусской станковой живописи // ТОДРЛ. Отв. ред. Д. С. Лихачёв. М. -Л., 1958. Т. 15. К четвёртому международному конгрессу славистов. С. 312−327.

144. Смирнова Э. С. Живопись Великого Новгорода. Середина XIII начало XV в. М., 1976.

145. Смирнова Э. С., Лаурина В. К., Гордиенко Э. А. Живопись Великого Новгорода. XV век. М., 1982.

146. Смирнова Э. С. Московская икона XIV XVII вв. Л., 1988.

147. Смирнова Э. С. Заметки о связях иконографии святого Димитрия Солунского и святых благоверных князей Бориса и Глеба (мотивы уподобления) // Искусство христианского мира. Вып. 6. М., 2002. С. 115 122.

148. Смирнова Э. С. Святые Борис и Глеб. Иконография // ПЭ. Т. 6. М., 2003. С. 54−60.

149. Смирнова Э. С. Новшества в русской иконографии конца XIV начала XV века. Общевизантийские процессы и их локальные варианты // Зограф. Бр. 31. Споменица Ивана М. Ъор^евиЬа. Београд, 2006−2007. С. 195−201.

150. Смирнова Э. С. & laquo-Смотря на образ древних живописцев& raquo-. Тема почитания икон в искусстве Средневековой Руси. М., 2007.

151. Смирнова Э. С. Русская живопись середины XV начала XVI века в контексте поствизантийской культуры. Изображения общехристианских и местных святых // Лазаревские чтения 2009 г. Сб. ст. М., 2009. С. 231−267.

152. Смирнова Э. С. Образы духовного восхождения (на примере изображений св. князей Бориса и Глеба в русском искусстве XIV—XV вв.) (в печати).

153. Соловьева И. Д. Иконопись Александро-Свирского монастыря XVI—XVII вв. Диссертация на соискание уч. ст. канд. иск. Л., 1990.

154. Соломина В. П. Искусство древнего Севера. По залам музея. Архангельск, 1967.

155. Сорокатый В. М. О содержании иконы & laquo-Благословенно воинство Небесного Царя& raquo- // Искусство Византии и Древней Руси. К 100-летию со дня рождения А. Н. Грабара. Тезисы докладов конф. СПб., 1996. С. 38−39.

156. Сорокатый В. М. Роспись Троицкой (ныне Покровской) церкви Александровской слободы // ДРИ. Исследования и атрибуции. СПб., 1997. С. 358−373.

157. Сорокатый В. М. Икона & laquo-Князья Владимир, Борис и Глеб& raquo- с житием Бориса и Глеба // & laquo-И по плодам узнаётся древо& raquo-. Русская иконопись XV—XX вв.еков из собрания В. Бондаренко. М& bdquo- 2003. С. 270−280.

158. София Премудрость Божия: Выставка русской иконописи XIII—XIX вв.еков из собраний России. М., 2000.

159. Спирина Л. М. Неизвестные произведения искусства и исторические документы, связанные с погребальным комплексом Годуновых // ПКНО. 1980. Л., 1981. С. 457−465.

160. Cnupuua JIM. Святые князья Борис и Глеб на произведениях золотого и серебряного дела XVI—XVII вв. из собрания Сергиево-Посадского музея-заповедника // Культура славян и Русь. М., 1998. С. 429−450.

161. Срезневский И. И. Древние изображения святых князей Бориса и Глеба // Христианские древности и археология. 1862 / Под ред. В. А. Прохорова. СПб., 1863. Кн. 9. С. 1−80.

162. Срезневский И. И. Сказание о святых Борисе и Глебе. Сильвестровский список XIV века. СПб., 1860.

163. Срезневский И. И. Древнее изображение кн. Всеволода-Гавриила // он же. Сведения и заметки о малоизвестных и неизвестных памятниках. Приложение к XI тому Записок Императорской Академии наук. № 3. СПб., 1866. С. 41−48.

164. Срезневский И. И. Древние изображения в.к. Владимира и в.к. Ольги // Древности. Археологический вестник, издаваемый Московским Археологическим обществом. Под ред. A.A. Котляревского. М., 1868. Т. 1. С. 1−7.

165. Суворов Н. И. Сольвычегодский Благовещенский собор. Вологда, 1891.

166. Сухова O.A. Житийная икона святых благоверных князей Константина, Михаила и Феодора Муромских. Александр Казанцев. 1714 г. М., 2006.

167. Сухова O.A. Крещение киевлян, ростовцев и муромцев по клеймам житийных икон Муромского музея // История и культура Ростовской земли Материалы конференции. 2008 г. Ростов, 2009. С. 345−354.

168. Тарабарина Ю. В. Русская архитектура первой трети XVII в. Дисс. на соиск. уч. степ. канд. искусствоведения. М., 1999.

169. Толстая Т. В. Успенский собор Московского Кремля. М., 1979.

170. Троице-Сергиева Лавра. Художественные памятники. Под общ. ред. H.H. Воронина и В. В. Косточкина. М., 1968.

171. Удралова Н. В. Роспись Благовещенского собора в Сольвычегодске // Древнерусское искусство. Художественные памятники русского Севера. Отв. ред. и сост. Г. В. Попов. М., 1989. С. 193−202.

172. Успенский собор Московского Кремля. Материалы и исследования / Ред. Э. С. Смирнова. М., 1985.

173. Федорычева Е. А. Церковь Николы Надеина в Ярославле. М., 2003.

174. Филатов В. В. Изображение & laquo-Сказания о Мамаевом побоище& raquo- на иконе XVII в. // ТОДРЛ. T. XVI. М. -Л., 1960. С. 397−408.

175. Филимонов Г. Д. Оклад Мстиславова Евангелия // Чтения в Императорском обществе истории и древностей Российских при Московском Университете: 1860. Книга 4 (октябрь-декабрь). М., 1861. С. 40−115.

176. Филимонов Г. Д. Иконные портреты русских царей // Вестник Общества древнерусского искусства при Московском Публичном музее. Вып. 6−10. М., 1875.

177. Хлебов Г. В. Житийная икона Бориса и Глеба из Мурома // ПКНО. 1982. Л., 1984. С. 263−274.

178. Царевская Т. Ю. Роспись церкви Феодора Стратилата на Ручью в Новгороде и её место в искусстве Византии и Руси второй половины XIV века. М., 2007.

179. Царевская Т. Ю. Княжеская тематика в росписи церкви Николы на Липне близ Новгорода // Образ Византии. Сборник статей в честь О. С. Поповой. М., 2008. С. 605−620.

180. Чекалов А. К. Народная деревянная скульптура Русского Севера. М., 1974.

181. Шалина И. А. Царский образ из Частного музея русской иконы // Русское искусство. 2009. № 3. С. 66−67.

182. Щенникова Л. А. Смоленские иконы Благовещенского собора Московского Кремля и их списки XV века // История и культура Ростовской земли. 1996. Ростов, 1997. С. 49−54-

183. Щенникова Л. А. Царьградская святыня & laquo-Богоматерь Одигитрия& raquo- и её почитание в Московской Руси // Древнерусское искусство: Византия и Древняя Русь. К 100-летию Андрея Николаевича Грабаря (1896−1990). СПБ., 1999. С. 329−347.

184. Щенникова Л. А. Иконы пядницы и иконы — таблетки придворной церкви // Благовещенский собор Московского Кремля. М., 1999.

185. Яковлева А. И. & laquo-Образ мира& raquo- в иконе & laquo-София Премудрость Божия& raquo- // ДРИ. Проблемы и атрибуции. М., 1997. С. 388−404.

186. Якунина Л. И. Русское шитьё жемчугом. М., 1955.

187. Якунина Л. И. Памятник портретного шитья конца XV в. // Древнерусское искусство. Конец XV начало XVI в. М., 1963. С. 263−284.

188. Янин В Л. Церковь Бориса и Глеба в Новгородском детинце (о новгородском источнике & laquo-Жития Александра Невского& raquo-) // Культура Средневековой Руси. Сб. ст., посвященный 70-летию М. К. Каргера. Л., 1974. С. 88−93.

189. Grabar A. Quelques reliquaires de saint Demetrios et le Martyrium du Saint a Salonique // DOP. 1950. Vol.5. P. 1 -28.

190. Grabar A. Les Croisades de l’Europe orientale dans l’art II Grabar A. L’art de la fin de l’antiquite et du Moyen age. V. 1. Paris, 1968. Pp. 169- 175.

191. Patzold A. Der Akathistos-Hymnos. Die Bilderzyklen in der byzantinischen Wandmalerei des 14. Jahrhunderts. Stuttgart, 1989.

192. Tlejuh С. Циклус св. Димитрща // Зидно сликарство манастира Дечана. Гра1) а и студще. Београд, 1995. С. 353 360.

193. СуботиИ Г. Охридска сликарска школа XV века. Београд, 1980.

194. ЪоровиЬ ЛубинковиЬ М. Црква Константина и 1елене у Охриду // Старинар. Кьь.Н. Београд, 1951. С. 180 — 181.

195. Каталоги музеев и коллекций. Каталоги выставок.

196. Антонова В. А., Мнёва Н. Е. Каталог древнерусской живописи. Опыт историко-художественной классификации. В 2 т. М., 1963.

197. Васильева О. В. Иконы Пскова. М., 2006.

198. Возвращённое достояние. Русские иконы в частных собраниях. Каталог выставки. М., 2008.

199. Государственная Третьяковская Галерея. Каталог собрания. Древнерусское искусство X — начала XV века. Т I. М., 1995.

200. Дионисий & laquo-живописец пресловущий& raquo-. К 500-летию росписи Дионисия в соборе Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. М., 2002.

201. Древнерусское искусство в собрании Вологодского музея-заповедника. Путеводитель по экспозиции. М., 2004.

202. Древнерусское искусство. Каталог / Нижегородский государственный художественный музей. Авт. -сост. П. П. Балакин. Нижний Новгород, 2001.

203. Иконы из частных собраний. Русская иконопись XIV начала XX века. Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Каталог выставки. М., 2004. 214. Иконы Мурома. М., 2004.

204. Иконы Русского Севера: Шедевры древнерусской живописи Архангельского музея изобразительных искусств. Т. 1−2. М., 2007.

205. Иконы Владимира и Суздаля. М., 2008.

206. Иконы Великого Новгорода XI — начала XVI веков. М., 2008.

207. Иконы Ярославля XIII — середины XVII века. Т. 1 2. М., 2009.

208. Николай Васильевич Перцев. Каталог реставрационных работ. Сост. И. Я. Богуславская. СПб., 1992.

209. Иконы строгановских вотчин XVI—XVII вв.еков. По материалам реставрационных работ ВХНРЦ им. ак. И. Э. Грабаря. Каталог-альбом. М., 2003. 221. & laquo-Пречистому образу Твоему поклоняемся. »-. Образ Богоматери в произведениях из собрания Русского музея. СПб., 1995.

210. Резные деревянные иконостасы и деревянная скульптура Русского Севера: каталог выставки / Авт. -сост. Т. М. Кольцова. Архангельск-- М., 1995.

211. Русская икона XIV—XVI вв.еков. Государственный Исторический музей, Москва / Авт. -сост. И. Л. Кызласова. СПб., 1988.

212. Шедевры русской иконописи XIV—XVI вв. из частных собраний. Каталог. М., 2009.

213. IV выставка реставрации и консервации произведений искусства: каталог. М., 1963.

214. Sacred Images. Treasures of Russian iconic art from the 14th to the 18th century. Charlottenborg, Copenhagen, 1988.

215. Sotheby’s: Icons, Russian Pictures and Works of Art. London, 1991.

216. Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах-Публикации в рецензируемых изданиях

217. Образы святых князей Владимира, Бориса и Глеба в придворном искусстве времени Ивана IV // Искусствознание. Вып. 3−4. М., 2011. С. 69 86.

218. Образы святых князей Бориса и Глеба в иконописи времени Бориса Годунова // Пространство культуры. Научно аналитический журнал & laquo-Дом Бурганова& raquo-. М., 2012. № 3. С. 81 — 92.

219. Образы святых князей Бориса и Глеба в сценах & laquo-Чудо от иконы Богоматери Знамение& raquo- // Вестник Московского Университета. Серия 8. История. М., 2012. № 3. С. 97−109.

220. Публикации в других изданиях

221. Образы святых князей Владимира, Бориса и Глеба в русском искусстве XVII века (на примере монументальной живописи) // European Researcher. International Multidisciplinary Journal. 2012. № 9−2. С. 1455 1463.

Заполнить форму текущей работой