Информативно-насыщенные глаголы английского языка в коммуникативном аспекте: На материале текстов англо-американских масс-медиа

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Германские языки
Страниц:
233
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

На рубеже тысячелетий противоречивое и разнонаправленное развитие языкознания привело к всеобщему признанию приоритетного положения идеи системности и антропоцентризма в изучении языка, к поиску следов деятельности человека во всех языковых сферах и категориях. Современные исследователи пытаются объяснить механизм человеческого сознания и лежащих в его основе особенностей мышления и осмысления внешнего мира.

Эти многочисленные попытки, как правило, всегда оканчивались конструированием разнообразных моделей, с помощью которых исследователи стремились объяснить, как носитель языка понимает и классифицирует мир, как использует в языке свой жизненный опыт и накапливает знания (см., например Лакофф — Джонсон 1987: 113−128- Херадствейт — Нарвесен 1987: 69−81- Олкер 1987: 146−155- Филлмор 1988: 801 18- Шпербер — Уилсон 1988: 119−140).

В поисках решения данных проблем часто используются и развиваются уже известные модели, например, теории фрейма, сценария, прототипа, когнитивной метафоры и т. п. В рамках когнитивного подхода исследуются отдельные лексические единицы и связанные с ними концепты, лексико-семантические, тематические, терминологические группы и соответствующие концептуальные сферы (Филлмор 1983: 23−60- Найда 1983: 61−74 и др.).

Когнитивные модели используются также при исследовании дискурса, синтаксической типологии, отдельных стилей и пр. Важной особенностью когнитивного направления является попытка решения проблем, связанных с желанием понять, & laquo-как человек интерпретирует мир и себя в этом мире& raquo- (Симашко 1998: 10), а также то, как происходит порождение и восприятие речи в ракурсе конструктивной деятельности субъекта, осуществляемой на основе имеющихся у него знаний (Лингвистика на исходе XX века 1995: 404). Учение о значении как превращенной форме деятельности субъекта, которая несет в своих семантических компонентах & laquo-в снятом виде& raquo- связи и отношения, существующие и раскрывающиеся в формах деятельности, было теоретически обосновано и разработано в трудах Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, А. Р. Лурии, Н. И. Жинкина, а затем получило развитие в чисто лингвистических работах и работах по теории речевой деятельности (Выготский 1982- Леонтьев А. Н. 1965- Леонтьев A.A. 1969- Жинкин 1982- Сорокин, Тарасов, Шахнарович 1979).

Как пишет А. М. Кузнецов, когнитивный подход к изучению языка & laquo-помогает снять давно назревшие противоречия в семантическом анализе, представить в явном виде семантические отношения между разными словами как узлы когнитивной структуры, нагляднее и четче объяснить семантические сдвиги, образование идиом, синонимию и т. п. Он позволяет снять запрет на включение в анализ любого типа знаний, лишь бы он действительно находил отражение в языке. Нельзя не согласиться с утверждением, что 'изучение языковых форм заведомо неполно без обращения к когнитивным категориям, поскольку. мыслительные категории практически неотделимы от языковых категорий (Баранов, Добровольский 1997: 14)'" (Кузнецов2000: 11).

Таким образом, сегодня семантический анализ имеет возможность расширить свои рамки, и семасиолог может привести описание в соответствие с интуицией и не замыкаться в семантической структуре слова. Как утверждает A.M. Кузнецов далее в своем обзоре ныне имеющих место направлений лингвистических исследований, & laquo-необходимо изменить угол зрения, под которым рассматривается материал при семантическом анализе& raquo- (Кузнецов 2000: 11). При этом проблема того, как осуществляется переработка представлений о действительности, закрепление, накопление и хранение сведений о мире посредством языковых единиц, как и прежде, актуальна.

Лингвистами последних десятилетий интенсивно ведется работа по описанию способов концептуализации и дискретизации отдельных участков внеязыковой действительности посредством языкового инструментария, при этом, как правило, исходят из того, что самым непосредственным образом субъект (сам или группа) свои представления, знания, суждения о мире обнаруживает при его означивании посредством языковых единиц. В процессе означивания, связанном с выделением отдельных объектов, их признаков, действий, состояний, установлением отношений между явлениями и т. д., формируется множество разнообразных семантических единиц, как номинативных, так и предикативных. Каждая из них, представляя собой двустороннюю языковую единицу — знак, соотносится с определенной идеальной сущностью (денотатом), которая может быть адекватной или неадекватной действительности, но & laquo-никогда не совпадает с ней и не может совпадать& raquo- (В ар дуль 1997: 29).

Такое понимание согласуется не только с естественным различением мира и особым способом его представления в знаковой системе, но и с признанием антропоцентризма языка, поскольку лишь через деятельность человека, который силой своего воображения расчленяет действительность, устанавливает связь между объектами и присваивает им имена. В результате некий фрагмент действительности предстает как знаковая сущность, состоящая из совокупности единиц. В каждой языковой единице своеобразно комбинируются увиденные человеком отдельные свойства объекта, которые можно представить как результат концептуализации, осуществляемой субъектом в процессе познания мира.

Обнаружение способов дискретизации и концептуализации действительности — сложная лингвистическая операция, которая, с одной стороны, учитывает образование некоего семантического пространства -идеальной сущности, творимой человеком виртуальной — & laquo-второй действительности& raquo-, а с другой — использовать семантические единицы языковые и речевые факты) в качестве материала для установления характера и способов представления мира посредством знаков. С понятием идеальной сущности связывается запас смыслов, который образуется в результате практической, интеллектуальной деятельности субъектов, эмоционального восприятия ими некоторого участка действительности и который представляет собой совокупный социальный опыт людей. Запасы смыслов, накапливаемые людьми в процессе познания и освоения мира, обладают самостоятельной реальностью, однако в своем проявлении оказываются неизменно связанными с материальностью разного характера -с окружающим миром и знаковой системой (Налимов 1989).

Современное состояние языков на рубеже веков вообще и английского языка во всех его современных вариантах в частности характеризуется явной тенденцией к идиоматизации значения лексических единиц. Речь идет о лексемах, чья семантическая структура имеет сложную организацию компонентов, совокупно актуализирующихся в специфичных контекстах речевого континуума. Этих лексем сегодня становится все больше из-за возникновения у современного Homo Sapiens насущной необходимости во все более подробном и детализированном членении информационного поля коммуникации. Наиболее адекватным отражением этой тенденции является многофункциональное и поликонтекстное пространство масс-медиа (или СМИ — средств массовой информации), представляющее собой многоуровневую структуру, или & laquo-сеть»-, узлами которой оказываются лексические единицы, призванные хранить информацию в свернутом (упакованном) виде.

Наибольший интерес у исследователей вызывают единицы, относящиеся к классу & laquo-функций»-, т. е. глаголы, номинирующие действие, состояние или процесс. Настоящее диссертационное исследование выполнено в русле работ, предметом изучения которых является реализация номинативных потенций человеческой деятельности в формировании коммуникативно-информационного поля действительности. Номинативные потенции человеческой речетворческой активности могут быть реализованы исключительно за счет создания и использования функционально и семантически нагруженных языковых единиц — глаголов, отражающих концептуализированные феномены действительности.

Таким образом, объектом нашего исследования избираются глагольные лексические единицы английского языка, & laquo-нагруженные»- смыслами (отображающие целые ситуации реального континуума путем концентрации в значении большого количества семантических компонентов), аккумулирующие в своей смысловой структуре дифференциальные признаки, которые, будучи развернуты в ситуативную модель, дают целостную картину действия состояния процесса, а также включающие в номинацию целый ряд семантических актантов и характеристик действия состояния (манера или способ действия, персона деятеля- объект, на который данное действие направлено- интенсивность действия, инструмент, временные границы протекания действия и т. д.). Такие лексические единицы именуются нами в работе как информативно-насыщенные глаголы.

Целью работы является намерение показать лингвистический механизм информативного насыщения текста, определяющий процесс свертки и хранения информации о мире actum et statum, а затем последующее декодирование и развертывание этой информации в момент коммуникации через масс-медийный (новостной, аналитический, критический) текст.

В задачи исследования, вытекающие из поставленной цели, входит, во-первых, определение понятия информативной насыщенности глагольных лексем и последующее выявление лингвистического статуса исследуемых глагольных единиц с проведением полного анализа их семантических характеристик в системе языка Во-вторых, представляется целесообразным выявить коммуникативные типы информативно-насыщенных глаголов современного английского языка. Здесь важно определение статусных признаков коммуникативного значения исследуемых лексических единиц.

Мы видим своей задачей выявление тех элементов в лексическом значении информативно-насыщенных глаголов, которые существенны для общения высказывания и помогают общающимся стратегически — в выстраивании коммуникативного акта. Не менее существенной задачей на данном этапе исследования нам представляется выявление & laquo-арсенала»- средств значения как истинно реализуемых в высказывании, так и тех, которые не получили такой возможности. Здесь ядерным моментом исследования становится собственно определение типов коммуникативно-релевантной информации, заложенной в значении глагола, которая может быть как поверхностной, так и глубинной, обнаруживающей себя только в момент самой коммуникации.

И, наконец, в-третьих, завершающим этапом исследования нам представляется комплексное исследование функционирования информативно-насыщенных глаголов в тексте. Наиболее ярко информативная насыщенность глагольной единицы проявляется в контекстах масс-медиа, которые полнее всех прочих иррадиируют дополнительные информационные смыслы и дают полную картину социально-культурного фона.

Контексты масс-медиа представляют собой идеальную среду для анализа функционирования информативно-насыщенных глагольных лексем прежде всего потому, что они представляют собой вполне самостоятельный конгломерат, живущий по своим собственным законам и, соответственно, использующий свою знаковую систему, свои способы воздействия на реципиента информации. Зарубежные исследователи (Nigel J. Ross, 1995- G. Hughes 1992) прямо заявляют о наличии среди прочих особого языка прессы & laquo-Ньюспик»- или & laquo-Таймспик»-, который порождает контексты, открытые для словотворчества, дающего возможность возникновения ярких, гиперсемантизированных лексем, призванных привлечь внимание реципиента к информации и остаться в его памяти подсознании в виде конкретного события-ситуации. Джефри Хыоз (Hughes 1992) не нашел даже иного слова для характеризации вокабуляра прессы, кроме как «whimsical» (причудливый, прихотливый, фантастичный).

Теоретической основой исследования являются следующие положения, доказанные в лингвистической литературе.

1. К числу важнейших функций языка относится (наряду с информативной и воздействующей) кумулятивная функция, состоящая в том, что язык выступает хранилищем коллективного опыта и культуры народа (А.К. Байбурин, А. Н. Баранов, Е. М. Верещагин, Ю. Н. Караулов, Н. Г. Комлев, В. Г. Костомаров, Ю.А. Сорокин), комплекса общечеловеческих ценностей (Ю.В. Бромлей, Ю. М. Лотман, Э. С. Маркарян, Э.В. Соколов).

2. Культурное своеобразие народа, отраженное в языке, обусловлено историческими, географическими, психологическими факторами и состоит в нюансах обозначения и понимания объективного и субъективного мира (Й. Вайсгербер, А. Вежбицкая, Г'.Д. Гачев, В. фон Гумбольдт, Д. С. Лихачев, Э. Сепир, Б. Уорф).

3. Язык отражает во всех своих единицах культуру народа, вместе с тем существуют единицы, в большей мере отражающие не универсальные, а специфические характеристики материальной и духовной жизни народа, эти единицы в концентрированном виде несут страноведческую (этнокультурную) информацию (С.Г. Воркачев, В. В. Воробьев, В. И. Карасик, О. Г. Почепцов, Г. Д. Томахин).

4. Знания о мире, полученные человеком в процессе жизнедеятельности, существуют в его сознании в виде картины мира. Ценности являются базовой категорией при построении картины мира (Ю.Н. Караулов). Конфигурация ценностей определяет культурный тип той или иной общности и специфику национальных картин мира и находит выражение в языке (А.Я. Гуревич, В. В. Иванов, О. Б. Сиротинина, A.M. Кормилицына, А. Вежбицкая, В.И. Карасик).

5. Членение, детализация и генерализация информации невозможны без попутного процесса языкового варьирования (Е.С. Кубрякова), связанного с асимметрией языкового знака (А. Карцевский), в роли которого выступают лексические единицы, чья способность к варьированию выражается в усложнении их содержательной стороны и изменения их значения (Ф.А. Литвин, И.В. Сентенберг), что ведет к представлению о слове как о совокупности лексико-семантических вариантов (А.И. Смирницкий) — процесс варьирования смыслового содержания лексических единиц может быть синхронно представлен в виде шкалы неоднозначности (Ю.Д. Апресян).

Актуальность исследования определяется общей потребностью в разработке теории вариативности как одной из кардинальных проблем семантики и семасиологии. Изучение изменений в смысловой сфере языка способствует постижению диалектики всеобщего языкового развития, а знание о том, как человечество аккумулирует информацию об окружающем его мире, хранит ее и применяет, оказывается чрезвычайно важным для работы систем, так или иначе применяющих лингвистические знания (конструирование моделей для разработки современных средств коммуникации, компьютерных приложений, средств компьютерного обеспечения и т. д.).

Новизна диссертации определяется как самим материалом, так и фактом малой исследованности этого материала. Нам неизвестны работы, в которых проводилось бы комплексное изучение информативно-насыщенных глаголов английского языка как в парадигматическом плане (семантика, смысловое содержание), так и синтагматически (в контексте, в речи). Новизна заключается также и в том, что стратегическое (коммуникативное) использование носителем языка кодированной информации таких лексем никем не изучалось. Малоисследованным оказывается также информационное поле, в котором изучаемые нами лексемы функционируют: речь идет о средствах масс-медиа.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что, во-первых, развивается и уточняется научное представление о процессе языкового варьирования и сущности лексической вариативности- во-вторых, расширяется и дополняется диапазон знаний об информационном поле коммуникации и, соответственно, о коммуникативных типах языковых единиц, конституирующих это поле- в-третьих, диссертация восполняет пробел в лингвистике текста / дискурса разработкой типологии масс-медийных контекстов.

Практическую ценность исследования составляют сведения о механизме кумуляции информации в значении лексической единицы, а также об экспликации этой информации в масс-медийном контексте. Технология семантического картирования масс-медийных контекстов, предлагаемая в диссертации, может быть использована при совершенствовании методов автоматического перевода, в лексикографической презентации глагольной лексики. Результаты исследования могут быть использованы в вузовских курсах лексикологии, общего и прикладного языкознания, спецкурсах и спецсеминарах по лексической семантике и лингвистике текста дискурса.

Материалом исследования послужила выборка информативно-насыщенных глаголов английского языка, которая представляется достаточно репрезентативной (2347 лексических единиц). Выборка осуществлялась из общественно-политических контекстов электронных версий ведущих средств СМИ — газет и журналов Великобритании и США (Сайты Интернет «USA Today'', «Newsweek», «The Times», «Time», «Washington Post» и др.). Соответственно, весьма репрезентативной оказывается длина контекстов (более 10 000 страниц текста).

При проведении диссертационного исследования использовались следующие научные методы: а) анализ словарных дефиниций как разновидность компонентного анализа, б) семантическое развертывание лексических единиц, в) метод трансформации объяснения и ступенчатой идентификации, развернутый нами в методику определения степени информативной насыщенности глагольных лексем путем семантико-ассоциативного анализа с привлечением информантов — носителей языка- д) метод глубинного коммуникативного развертывания (анализ контекста).

На защиту выносятся следующие положения:

1. Процесс номинации представляет собой использование человеком языковых средств для отображения темпорально-динамической картины мира и формирования информационного поля, представляющего собой сложный конгломерат особым образом структурированных сведений о мире, его явлениях и объектах, а также о действиях, производимых объектами (над объектами) и состояниях объектов действительности.

2. В результате выполнения языком одной из важнейших его функций — кумулятивной — в смысловой структуре лексических единиц концентрируется целый ряд семантических компонентов, отражающих гот или иной отрезок реальности и несущих определенную информацию об этой реальности. Способность слова к иерархичному выстраиванию таких компонентов значения в жесткую структуру есть не что иное, как информативная насыщенность лексической единицы.

3. Детализация информации о социокультурном фоне темпорально-динамической картины мира происходит за счет использования носителями языка гиперконкретных многопризнаковых глаголов, имеющих сложную смысловую структуру и включающих в номинацию большое количество семантических актантов и характеристик действия / состояния. Такие лексические единицы именуются инфор матив но-насы щен н ы м и гл, а гол ам и.

4. Информативно-насыщенные глаголы обладают коммуникативными значениями разных типов и в зависимости от типа выступают в качестве смыслообразующих формантов полиструктурного информационно-коммуникативного пространства, представляющего собой тематически ограниченный текст или дискурс. Особенно наглядно этот процесс представлен в текстах англоязычных средств массовой информации.

Апробация работы. Результаты исследования докладывались на научно-практических конференциях преподавателей и научном семинаре кафедры английской филологии Волгоградского государственного университета (1999−2001гг.), научно-практической конференции преподавателей Волгоградского государственного технического университета (1999г.), на научно-практической конференции Саратовской государственной академии права & laquo-Теория и практика преподавания родного и иностранного языков в вузе& raquo- (г. Саратов, 2000 г.), на международной научно-методической конференции & laquo-Актуальные проблемы языкового образования в России в XXI веке& raquo- в Воронежском государственном университете (2000г.). По результатам исследования опубликовано 4 работы в открытой печати (3 статьи и тезисы докладов).

Структура работы. Диссертация состоит из Введения, трех глав, каждая из которых сопровождается выводами, Заключения, обобщающего основные результаты исследования. Во введении обосновывается выбор темы исследования, ее актуальность, новизна и теоретическая значимость, определяются цели и задачи исследования, перечисляются использованные

Выводы по третьей главе

1. Установлено, что система текстов массовой информации представляет собой сложный информативно-насыщенный конгломерат, отражающий события и факты действительности, преломляющий действительность сообразно намерениям и установкам его продуцентов и характеризующийся целым рядом параметров, среди которых выделяются следующие: фактологичиость передачи информации, под которой понимается стремление источника информации выглядеть беспристрастным рефлектором события- идеологизация передачи информации, т. е. приверженность источника информации определенной группе социума, стремящейся изложить имевшее место событие тенденциозно, с выгодой для своих интересов- манипулятивность интенций источника информации, понимаемая как явное стремление исказить событие вплоть до передачи ложной информации о событии и компрометации участников события в глазах социума- учет коммуникативной и когнитивной компетенции получателя информации -параметр, который предопределяет языковое наполнение источника информации в зависимости от уровня коммуникативной и когнитивной компетенции получателя информации- учет национально-культурной специфики получателя информации — параметр типологизации, позволяющий определить степень коммуникативного влияния источника информации на реципиентов рядоположенных социумов и представляющий собой комбинацию всех вышеупомянутых параметров- учет социального статуса получателя информации — параметр, дающий возможность типизировать коммуникативное пространство новостного текста в зависимости от принадлежности реципиента информации определенной социальной страте- эмотивность и оценочностъ экспликации события — параметр, позволяющий типизировать коммуникативное пространство новостного текста по степени воздействия на реципиента информации, а соответственно — эксплицировать манипулятивные, идеологические и прочие намерения продуцента информации.

2. Выделены три основных (базовых) типа коммуникативных масс-медийных новостных контекстов, центральную роль в информативном насыщении которых играют все ранее выделенные коммуникативные типы информативно-насыщенных глаголов. Такими контекстами являются 1) нейтральный тип, характеризующийся приблизительной номинацией событий и низким уровнем информативной насыщенности, что предопределено использованием в контексте такого типа эврисемантами и полисемангами — глагольными лексемами с низким и средним показателем информативной насыщенности (статусный и информативно-сфокусированный коммуникативные типы глагольных лексем) — 2) манипулягивный тип, базовыми параметрами которого являются манипулятивность, идеологичность, экспрессивность и оценочность, тип, в котором совмещены точные и приблизительные номинации события, и соответственно в номинацию задействованы олигосеманты и моносеманты точной и приблизительной номинации (информативно-оценочный коммуникативный тип лексем) — 3) терминологический тип коммуникативных контекстов, требующий от реципиента информации определенной интеллектуальной подготовленности и вьгсокого уровня коммуникативной и когнитивной компетенции, поскольку в языковом выражении данный тип контекста допускает в подавляющем количестве случаев словоупотребления полушифрованного характера с весьма

184 высокой степенью информативной насыщенности (гиперинформативный тип глаголов)

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование представляет собой попытку продолжить серию лингвистических работ, посвященных проблеме лексико-семантического варьирования, и по-новому представить номинативные и семантические процессы, лежащие в основе этого глобального языкового явления. Этот процесс оказался неравномерным в своем протекании, что онтологически объясняется прежде всего когнитивной спецификой человеческого сознания, стремящегося к членению окружающей действительности, получению информации о действительности и к дальнейшему свертыванию и хранению этой информации. Одновременно в задачи исследования входило намерение показать, каким образом человеком совершается этот процесс свертки и хранения информации о мире, а затем происходит декодирование и развертывание этой информации в момент коммуникации.

Для решения этой задачи потребовалось определить содержание понятия информативной насыщенности как семантической категории и выявить закономерности ее функционирования на уровне лексических единиц — английских глагольных лексем с последующим выявлением лингвистического статуса исследуемых лексем и проведением полного анализа их семантических характеристик Исследуемые лексические единицы получили название информативно-насыщенных глаголов. Принимая во внимание при этом, что любой глагол может обладать информативной насыщенностью в той или иной степени, под информативно-насыщенной глагольной лексической единицей предлагалось понимать смысловой аккумулят, в значении которого концентрируются признаки, предельно характеризующие как сам процесс (действие или состояние), гак и актанты процесса. Важным показателем принадлежности лексических единиц к выделенному классу являлась степень информативной насыщенности, совокупно отраженная в компонентах семантики глагольных лексем, номинирующих специфические актанты действия, состояния, процесса, регистры применения действий, состояний, процессов, дескрипторы и дополнительные конкретизаторы, уточняющие и дополняющие номинируемые состояния, действия или процессы.

Обнаружение у исследованных глагольных единиц способности дифференцированно аккумулировать в своей семантической структуре разнообразную информацию о действиях, состояниях и процессах сделало возможным определить семантические типы информативно-насыщенных глаголов английского языка. Каждый из выделенных типов — глаголы реальной моносемии, условной моносемии, логические конверсивы, полисеманты ядерного, ядерно-периферийного и антропоморфного типов, а также олигосеманты узкого, сбалансированного и широкого типов обладают своими особыми семантическими свойствами и параметрами, по-разному отражая способность человека оперировать фактами внеязыковой действительности в категориях точности и приблизительности и привлекать к номинации объектов и явлений действительности разнообъемным по семантике языковым инструментарием (лексическими единицами языка).

Понятие информативной насыщенности неразрывно с понятиями коммуникации и информации, образующими коммуникативное пространство социума, в рамках которого взаимодействуют носители языка. Участие человека в коммуникации требует задействования в этот процесс в каждой коммуникативной ситуации определенного типа словесного знака, наиболее удобно отражающего намерения говорящего именно в данном коммуникативном контексте. Поэтому для нашего исследования представилось целесообразным выявить коммуникативные типы таких единиц. Здесь было сочтено важным определить статусные признаки коммуникативного значения информативно-насыщенных глаголов, поскольку именно в них концентрируется информация о самой сути коммуникации — сообщаемом. Мы видели своей задачей выявление тех элементов в лексическом значении информативно-насыщенных глаголов, которые существенны для общения высказывания и помогают общающимся стратегически — в выстраивании коммуникативного акта. Не менее существенной задачей на данном этапе исследования нам представилось выявление & laquo-арсенала»- средств значения как истинно реализуемых в высказывании, так и тех, которые не получили такой возможности. Здесь ядерным моментом исследования оказалось собственно определение типов коммуникативно-релевантной информации, заложенной в значении глагола, которая либо была поверхностной, не представившей трудности для ее извлечения, либо глубинной, обнаруживающей себя только в момент самой коммуникации. Наиболее ярко информативная насыщенность глагольной единицы проявилась в контекстах масс-медиа, которые полнее всех прочих иррадиируют дополнительные информационные смыслы и дают полную картину социально-культурного фона.

Глагольные лексические единицы, извлеченные из англо-американских масс-медийных текстов, как оказалось, обладают разной степенью информативности и сообразно отличительным свойствам своей семантики формируют разные коммуникативно-релевантные типы. Нами были выявлены такие коммуникативные типы лексем, как 1) глаголы широкой семантики или полисеманты с широким спектром значения, низкая степень информативной насыщенности не позволяет такого класса лексемам номинировать дискурсивное событие в полной мере, а только дает возможность лишь обозначить его коммуникативные рамки- 2) полисеманты ограниченного спектра номинации и олигосеманты широкого типа, фокусированио детализирующие информацию о действии, состоянии и процессе и имеющие тенденцию к точной их номинации- 3) полисеманты и олигосеманты суженного типа, осложненные эмотивной рамкой и контекстно реализующие экспрессивные элементы своего семантического содержания-

4) моносеманты и олигосеманты узкого типа, гиперсемантизированно и чрезвычайно детально отражающие картину события.

Наконец, в задачи исследования входило изучение среды функционирования выявленных типов исследуемых глагольных лексем -текстов англо-американских масс-медиа, извлеченных сплошной выборкой с сайтов Интернет ведущих новостных источников Великобритании и США. Типологизация масс-медийных контекстов была сочтена нами важной задачей, поскольку именно данная среда представляет собой один из способов дискретизации и концептуализации действительности, один из способов представления мира посредством знаков, в результате действия которого происходит образование некоего семантического пространства -идеальной сущности, творимой человеком виртуальной — & laquo-второй действительности& raquo-, при помощи семантических единиц. Контексты масс-медиа представляют собой идеальную среду для анализа функционирования информативно-насыщенных глагольных лексем прежде всего потому, что они представляют собой вполне самостоятельный конгломерат, живущий по своим собственным законам и, соответственно, использующий свою знаковую систему, свои способы воздействия на реципиента информации. Система текстов массовой информации представляет собой сложный информативно-насыщенный конгломерат, отражающий события и факты действительности, преломляющий действительность сообразно намерениям и установкам его продуцентов и характеризующийся целым рядом параметров, среди которых нами были выделены такие параметры, как фактологичность передачи информации, как стремление источника информации выглядеть беспристрастным рефлектором события- идеологизация передачи информации — приверженность источника информации определенной группе социума, стремящейся изложить имевшее место событие тенденциозно, с выгодой для своих интересов- манипулятивность интенций источника информации, понимаемая как явное стремление исказить событие вплоть до передачи ложной информации о событии и компрометации участников события в глазах социума- учет коммуникативной и когнитивной компетенции получателя информации, предопределяющий языковое наполнение источника информации в зависимости от уровня коммуникативной и когнитивной компетенции получателя информации- учет национально-культурной специфики получателя информации — параметр типологизации, позволяющий определить степень коммуникативного влияния источника информации на реципиентов рядоположенных социумов и представляющий собой комбинацию всех вышеупомянутых параметров- учет социального статуса получателя информации — параметр, дающий возможность типизировать коммуникативное пространство новостного текста в зависимости от принадлежности реципиента информации определенной социальной страте- и, наконец, эмотивность и оценочность экспликации события — параметр, позволяющий типизировать коммуникативное пространство новостного текста по степени воздействия на реципиента информации, а соответственно, эксплицировать манипулятивные, идеологические и прочие намерения продуцента информации.

Наложение параметров на семантические и коммуникативные типы информативно-насыщенных глаголов, извлеченных из новостных контекстов масс-медиа, дало нам возможность произвести типологизацию самих контекстов, в результате были выделены три базовых типа — нейтральный, характеризующийся приблизительной номинацией событий и низким уровнем информативной насыщенности, манипулятивный, базовыми параметрами которого оказались манипулятивность, идеологичность, экспрессивность и оценочность, и терминологический — тип коммуникативного контекста, требующий от реципиента информации определенной интеллектуальной подготовленности и высокого уровня

190 коммуникативной компетенции, так как его языковая наполненность характеризуется самой высокой степенью информативной насыщенности.

Проведенное исследование имело целью показать некоторую правдоподобную модель кумуляции информации в коммуникативном пространстве, внутри которого существует человек и которое он создает, стремясь к когнитивному освоению окружающего мира. Не исключено, что возможны иные пути и подходы к описанию как этой модели, так и других возможных моделей, в том числе и на другом языковом материале и в другой среде. За пределами исследования оказались вопросы функционирования категории информативной насыщенности в других частях речи (имена существительные, прилагательные, наречия) — их специфика информационного наполнения ждет своего изучения.

Перспектива изучения информативной насыщенности располагается также в плоскостях лингвокультурологии и психосемантики, ибо информация и концептуализация образа мира в когнитивных намерениях человека суть явления рядоположенные.

Прикладным ресурсом нашей работы может быть также сочтено использование результатов исследования в сопредельных отраслях информатики и технологии создания искусственного интеллекта, ибо любое моделирование коммуникативного пространства, изучение его составляющих поставляет важную информацию для подобных сфер современной, бурно развивающейся информационной науки.

Показать Свернуть

Содержание

Глава первая. Лингвистический статус и семантические характеристики информативно-насыщенных глаголов английского языка.

1.1. Информативная насыщенность глагола как семантическая категория.'.

1.2. Лексическое значение английского глагола на шкале неоднозначности.

1.3. Применение семантико-ассоциативного анализа для выявления семантических параметров информативно-насыщенных глаголов.

1.4. Семантические характеристики моносемантичных глаголов.

1.4.1. Семантические характеристики глаголов реальной моносемии.

1.4.2. Семантические характеристики английских глаголов условной моносемии.

1.4.3. Семан тические характеристики симметричных глаголов.

1.5. Семантические характеристики информативно-насыщенных олигосемантичных глаголов.

1.5.1. Узкий тип информативно-насыщенных олигосемантов.

1.5.2. Сбалансированный тип информативно-насыщенных олигосемантов.

1.5.3. Расширенный тип информативно-насыщенных глагольных олигосемантов.

1.6. Семантические характеристики полисемантичных глаголов.

1.6.1. Количественная и качественная неоднородность полисемии английского глагола.

1.6.2. Семантические характеристики глагольных полисемантов.

Выводы по первой главе.

Глава вторая. Коммуникативные типы информативно-насыщенных глаголов современного английского языка. ,

2.1. Роль информации, общения и коммуникации в формировании коммуникационного пространства.

2.2. Коммуникативное значение слова и информация.

2.3. Информационная структура коммуникативного пространства текста масс-медиа.,.

2.4. Коммуникативные типы информативно-насыщенных глаголов в новостном дискурсе англоязычной прессы.

Выводы по второй главе.

Глава третья. Типы масс-медийных коммуникативных контекстов английских информативно-насыщенных глаголов.

3.1. Понятие дискурса в современной лингвистике.

3.2. Система текстов массовой информации.

3.3. Типология коммуникативных контекстов в зависимости от коммуникативных типов информативно-насыщенных глаголов.

3.3.1. Нейтральный тип коммуникативного новостного контекста.

3.3.2. Манипулятивный тип коммуникативного новостного контекста.

3.3.3. Терминологический тип коммуникативного новостного контекста.

Выводы по третьей главе.

Список литературы

1. Амосова H.H. Основы английской фразеологии. Л.: Изд-во Ленингр. Унта. — 1963. -208с.

2. Аврасин В. М. Заметки об экономической рекламе (норма, семиотика, прагматика) // Функциональный синтаксис немецкого языка. Челябинск, 1979. — С. 80−85

3. Алексикова Ю. В. Формально-стилевой компонент в семантике английского глагола: дисс.. канд. филол. н. Волгоград, 1997. — 206с.

4. Алекторова Л. П. Разграничение значений полисемантичных глаголов на основе анализа их сочетаемости // Современная русская лексикография. -Л., 1979. -С. 85−90

5. Андреев В. И. Деловая риторика. Казань: Изд-во КГУ, 1993. — 250с.

6. Андреева В. К. Типы глагольных лексико-семантических вариантов и их системные отношения: Автореф. дисс. канд. филол. наук. -Одесса, 1981. -21с.

7. Антоникова Л. Е. Состав меризм гетеросемантических пар, образующих промежуточный класс явлений между омонимией и полисемией // Меризмы и гипомеризмы: межвуз. сб. науч. тр. МОПИ им. Н. К. Крупской. -М, 1986. -С. 3-Ю

8. Апресян К).Д. Лексическая семантика: синонимические средства языка. -М: Наука, 1974. -367с.

9. Арнольд И. В. Семантическая структура слова в современном английском языке и методика ее исследования. Л.: Просвещение. — 1966. — 192с.

10. Ю. Арнольд И. В. Метаязык и концептуальный аппарат компонентного анализа // Слово и предложение в структурно-семантическом аспекте. -Л.: Изд-во Ленингр. Ун-та. 1985. — Вып. 51. — С. 110−116

11. П. Арнольд И. В. Статус импликации в системе текста. В кн.: Интерпретация художественного текста в языковом узусе. — Л., 1983

12. Арсеньева М. Г., Строева Т. В., Хазанович А. П. Многозначность и омонимия. J1.: Изд-во Ленинградского ун-та. — 1966. — 131с.

13. З. Артемьева Г. М. К вопросу о деривационно-ассоциативной полисемии // Научные доклады высшей школы. Филологические науки. 1986. № 6. -С. 77−81.

14. И. Арутюнова Н. Д. & laquo-Полагать»- и & laquo-видеть»- (к проблеме смешанных пропозициональных установок) // Логический анализ языка: проблемы интенсиональных и прагматических контекстов. М.: Наука, 1989. — 288с.

15. Арутюнова Н. Д. Лингвистическая философия // Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990

16. Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека. М., Языки русской культуры, 1998. -896с.

17. Ахманова О. С., Гюбеннет И. В. & laquo-Вертикальный контекст& raquo- как филологическая проблема. Вопросы языкознания. — 1977. — № 3. — С. 4754

18. Байбурин А. К. Некоторые вопросы этнографического изучения поведения // Национальные стереотипы поведения. М., Наука, 1988. — С. 7−21

19. Бальвег-Шрамм А., Шумахер Г. Словарь глагольных валентностей на семантической основе // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XIV. -Проблемы и методы лексикографии. — М.: Прогресс. — 1983. — С. 201−227

20. Баранов А. Н. Аксиологическая стратегия в структуре языка (паремиология и лексика) // Вопросы языкознания. 1989. — № 3. — С. 7491

21. Баранов А. Н., Добровольский Д. О. Постулаты когнитивной семантики // Известия РАН. Сер. лит. и яз. — М., 1997. — № 1. — С. 8−17

22. Безменова H.A., Герасимов В. И. Некоторые проблемы теории речевых актов // языковая деятельность в аспекте лингвистической прагматики: Сб. науч. аналит. обзоров. М., ИНИОН АН СССР, 1985. -236с.

23. Белл Р. Социолингвистика: цели, методы и проблемы. М.: Междунар. Отношения, 1980. — 150с.

24. Беллерт И. Об одном условии связности текста // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 8. — Лингвистика текста. — М: Прогресс, 1978. -С. 172−207

25. Беляев Б. В. Очерки по психологии обучения иностранным языкам. М.: Изд-во Просвещение, 1965. -227с.

26. Беляевская Е. Г. Семантика слова. М.: Высшая школа. — 1987. — 128с.

27. Белянин В. П. Психологические аспекты художественного текста. М.: Изд-во МГУ, 1988. — 120с.

28. Бенвенист Э. Общая лингвистика / Пер. с фр. М.: Прогресс, 1974. 447с.

29. Богданов В. В. Речевое общение: прагматические и семантические аспекты. Л.: Изд-во ЛГУ, 1990. — 88с.

30. Богданов В. В. Текст и текстовое общение. Спб: Изд-во СПБУ, 1993. -68с.

31. ЗГБондарко A.B. Грамматическое значение и смысл. Л., 1978. — 175с.

32. Борбогько В. Г. Общая теория дискурса (принципы формирования и смыслопорождения): Автореф.. дисс. Д-ра филол. н. Кубанск. Гос. Унт. — Краснодар, 1998. — 20с.

33. Брандес М. П. Стилистика немецкого языка. Учебн. — 2-е изд. М.: Высш. шк., 1990. — 159с.

34. Бромлей Ю. В. Этнос и этнография. М.: Наука, 1973. — 280с.

35. Брутян Л. Г. Анализ языковых выражений импликации. Ереван: АСУ, 1992

36. Будагов P.A. Человек и его язык. М.: Изд-во Московск. Ун-та. — 1974. -262с.

37. Булыгина Т. Н. О границах и содержании прагматики // Известия АнН СССР. Т. 40. — 1981. — № 4. — С. 333−342

38. Бычкова Н. Г. К вопросу о речевой структуре очеркового жанра // Вопросы стилистики. М& bdquo- 1983. — С. 71−86

39. Вайнрайх У. О семантической структуре языка // Новое в лингвистике. -М.: Прогресс, 1970. Вып. V. — С. 163−249.

40. Вардуль И. Ф. Основы описательной лингвистики. М., 1997. -254с.

41. Васильев С. А. Синтез смысла при создания и понимании текста. АН УССР. -Киев, 1988

42. Васильева А. Н. Газетно-публицистический стиль (курс лекций по стилистике русского языка для филологов). М.: Русский язык, 1982. -198с.

43. Вежбицка А. Язык. Культура. Познание. М, 1997. — 295с.

44. Вейзе A.A. Обучение пониманию глубинного смысла с имплицитной структурой // Проблемы текстуальной лингвистики. Киев, 1983

45. Верещагин Е. М., Костомаров В. Г. Язык и культура. М.: Русский язык, 1990. -269с.

46. Виноградов В. В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. М.: Высшая школа, 1986. — 640с.

47. Винокур Т. Г. Говорящий и слушающий: варианты речевого поведения. -М.: Наука, 1993, — 171с.

48. Водак Рут. Язык. Дискурс. Политика / Пер. с англ. и нем. Волгоград: Перемена, 1997. 139с.

49. Вомперский В. П. О стиле очерка // Стилистика газетных жанров. М., 1981. -С. 107−125

50. Воркачев С. Г. Этносемантика паремий: сопоставительный анализ метафоризированных показателей безразличия в русском и английском языках // Языковая личность: культурные концепты. Волгоград-Архангельск: Перемена, 1996. — С. 16−25

51. Воробьев В. В. Лингвокультурология (теория и метод). Монография. М.: Изд-во РУДН, 1997. -331с.

52. Воскресенская Л. Б. Лингвострановедческая паспортизация лексики. М.: Изд-во МГУ, 1985, — 120с.

53. Вронская Ю. В. Когнитивно-прагматические особенности высказываний с глаголами речи в современном английском языке (в сопоставлении ссовременным русским языком). Дисс.. канд. филол. н. -Екатеринбург, 1998. — 172с.

54. Выготский Л. С. Мышление и речь. М.: Наука, 1982. 350с.

55. Гак В. Г. Семантическая структура слова как компонент семантической структуры высказывания // Семантическая структура слова (психолингвистические исследования). М.: Наука, 1971. — С. 78−96

56. Гак В. Г. Об использовании идеи асимметрии и симметрии в языкознании // Лексическая и грамматическая семантики романских языков. Материалы IV Всесоюзной конференции по романскому языкознанию. -Калинин. Калининский гос. ун-т. — 1980. — С. 4−51.

57. Гальперин И. Р. Текст как объект исследования. М.: Наука, 1981. — 140с.

58. Гачев Г. Д. Национальные образы мира. М.: Сов. Писатель, 1988. -448с.

59. Гопштейн М. А. Полисемия в разных частях речи (в современном английском языке): Автореф. дисс. канд. филол. наук. М., 1977. -26с.

60. Горбенко В. Н. К изучению и словарному представлению полисемии русского глагола: Автореф. дисс. канд. филол. наук. Ташкент, 1979. -20с.

61. Гордон Д., Лакофф Дж. Постулаты речевого общения // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1985. — Вып. 16. — С. 276 — 302.

62. Городникова М. Д., Розен Е. В. Лексикология современного немецкого языка. М.: Высшая школа, 1967. — 167с.

63. Гросул Л. Я. Широкозначные глаголы динамического состояния в английском языке: Дисс. канд. Филол. наук. Кишинев, 1977. -215с.

64. Гулы га Е.В., Шендельс Е. И. О компонентном анализе значимых единиц языка // Принципы и методы семантических исследований. М.: Наука, 1976. -С. 291−314.

65. Гумбольдт В. фон Избранные труды по языкознанию (Серия & laquo-Языковеды мира& raquo-), М.: Прогресс, 1984. — 398с.

66. Гуревич А. Я. Категории средневековой культуры. М.: Прогресс, 1985. -450с.

67. Девкин В. Д. О соотношении полисемии и моносемии /7 Вопросы строя немецкой речи. Сб. науч. тр. Владимирского пединститута. — Владимир, 1973. — С. 170−173

68. Деева И. М. Особенности проявления моносемии в сфере английских прилагательных // Лексическое значение в системе языка и в тексте. Сб. науч. тр. Волгоградского пединститута. — Волгоград, 1985. — С. 43−49.

69. Дейк ван Т А. Язык. Познание. Коммуникация. М., 1989. — С. 26−27

70. Дейк ван Т.А. зык. Познание. Коммуникация / Пер. с англ. М'.: Прогресс, 1989,-312с.

71. Дементьев В. В., Седов К. Ф. Социопрагматический аспект теории речевых жанров: учебное пособие. Саратов Изд-во СПИ, 1998. — 107с.

72. Демьянков В. З. & laquo-Теория речевых актов& raquo- в контексте современной зарубежной лингвистической литературы // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17. — Теория речевых актов. — М.: Прогресс, 1986. -С. 239−234

73. Демьянков В. З. Доминирующие лингвистические теории в конце XX века //Язык и наука конца XX века. -М.: РАН ИЯ, 1995. С. 239−320

74. Денисов П. Н. Место и роль самых многозначных слов в лексической системе языка // Слово в грамматике и словаре. М.: Наука, 1984. — С. 142−158

75. Долгих Н. Г. О трех направлениях в разработке метода компонентного анализа применительно к лексическому материалу // Научные доклады высшей школы. Филологические науки. 1974. — № 2.

76. Долинин К. А. Имплицитное содержание высказывания /7 Вопросы языкознания. 1983. — № 6. — С. 37−47

77. Долинин К. А. Интерпретация текста: французский язык. М., 1985. -288с.

78. Донец С. М. Импликативный аспект речевого образа. М., 1990

79. Дорофеева С. М. Специфика реализации импликации в тексте художественного произведения // Исследования по грамматике русского языка. ЛГУ, 1959. — № 277, вып. 55. — С. 42−52

80. Драганова Г. В. Коммуникативная компетенция в преподавании иностранных языков // Проблемы коммуникативной лингвистики: Сб. науч. тр. Грозный: Изд-во ЧИГУ, 1985. — С. 46−50

81. Дридзе Т. М. Текстовая деятельность в структуре социальной коммуникации: проблемы семиосоциопсихологии. М., 1984. — 268с.

82. Дяченко Л. Д. Гипонимия в системе английского глагола: Автореф. дисс. канд. филол. н. М, 1980

83. Елисеева Н. В. Когнитивные аспекты семантики и функционирования английских глаголов речевой коммуникации: дисс. канд. филол. н. -М& bdquo- 1996. -231с.

84. Емцева Л. И. Структурно-семантические особенности однозначных производных исконного пласта английского языка // Сб. науч. тр. МГПИИЯ им. Мориса Тореза. -М. 1981. -Вып. 171. -С. 100−111.

85. Ерохина Т. В. Языковые средства и характер актуализации семантики глагольных лексем в современном английском языке: Дисс. канд. филол. наук. -М, 1981

86. Жинкин Н. И. Речь как проводник информации. М., 1982. — 156с.

87. Жуков Ю. М., Петровская Л. А., Рвастянников П. В. Диагностика и развитие компетентности в общении. М.: Изд-во МГУ, 1990. — 104с.

88. ИвановскийД.Ю. Сопоставительное описание глагольных средств выражения извинения в английском и русском языках: дисс.. канд. филол. н. Пятигорск, 1999. — 177с.

89. Исаева Л. А. Виды скрытых смыслов и способы их представления в художественном тексте. Автореф. Дисс. канд. филол. н. — Краснодар, 1996. -20с.

90. Каган М. С. Мир общения (проблема межсубъектных отношений). М.: Политиздат, 1988. -319с.

91. Казарцева О. М. Культура речевого общения: теория и практика обучения. Учебное пособие. — М.: Флинта, Наука, 1998. — 496с.

92. Калмыкова Г А. Семантико-синтаксическая единица импликации и ее способы вербализации (на материале немецких романтических сказок). -Автореф.. дисс. Канд. филол. н, — Нижний Новгород, 1994. -20с.

93. Каменская Текст как средство коммуникации // Сб. науч. тр. МГИИЯ им. М. Тореза. вып. 158. — 1990. — С. 3−11

94. Карасик В. И. Модальный компонент в семантике английского глагола: Автореф. дисс. канд. филол. наук. Одесса, 1982. — 21с.

95. Карасик В. И. Язык социального статуса. М., 1992. — 330с.

96. Карасик В. И. Лингвистика текста и анализ дискурса: Учебное пособие. Архангельск Волгоград: Перемена, 1994. — 36с.

97. Карасик В. И. Культурные доминанты в языке // Языковая личность: культурные концепты. Волгоград: Перемена, 1996j — С. 3−16

98. Карасик В. И. Институциональный дискус // Языковая личность: актуальные проблемы лингвистики. Волгоград: Перемена, 1996?. — С. 2225

99. Карасик В. И. Религиозный дискурс // Языковая личность: проблемы лингвокультурологии и функциональной семантики. Волгоград: Перемена, 1999. -С. 5−18

100. Караулов Ю. Н. Общая и русская идеография. М.: Наука, 1976. — 354с.

101. Караулов Ю. Н. русский язык и языковая личность. М.: Наука, 1987. -262с.

102. Карцевский С. О. Об асимметричном дуализме лингвистического знака // История языкознания XIX—XX вв.еков в очерках и извлечениях. М., 1965. — 4.2.

103. Касарес X. Введение в современную лексикографию. М.: Изд-во иностранн. лит-ры, 1958. — 356с.

104. Кацнельсон С. Д. Содержание слова, значение и обозначение // Кацнельсон С. Д. Общее и типологическое языкознание. JI.: Наука, 1986. -С. 9−86

105. Кибрик А. Е. Когнитивные исследования по дискурсу // Вопросы языкознания. М& bdquo- 1994. — № 5. — С. 11−23

106. Кибрик А. Е. Язык. Языкознание. Большой энциклопедический словарь. — М.: Научное изд-во & laquo-БРЭ»-, 1998. С. 604−607

107. Кимов P.C. Переносные значения частотных существительных и их производных в современном английском языке: Дисс. канд. филол. наук. -ML, 1981

108. Киселева H.H. особенности формирования массовых новообразований (на материале современного немецкого языка) // Вопросы морфологического и семантического анализа лексики в германских языках. Горький, 1983. — С. 30−35

109. Клычков Г'.С. Значение и полисемия слова // Законы семантического развития в языке. М.: Изд-во ВП111 и АОН, 1961. — С. 100−120

110. Клюев Е. В. Фатика как предмет дискуссии // Поэтика. Стилистика. Язык и культура. Памяти Т. Г. Винокур. М.: Наука, 1996. С. 212−220

111. Клюканов Н. Э. Структура и функционирование параграфемных элементов текста: Дисс. канд. филол. н. Саратов, 1983. — 184с.

112. Кобозева И. М. & laquo-Теория речевых актов& raquo- как один из вариантов теории речевой деятельности // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17. Теория речевых актов. — М: Прогресс, 1986. — С. 7−21

113. Кожина М. Н. Стилистика русского языка. М: Просвещение, 1993. -С. 5−24

114. Колобаев В. К. Слова широкой семантики и способы их конкретизации в английской научной литературе (на материале медицинских публикаций): Автореф. дисс. канд. филол. наук. Л., 1983

115. Колшанский Г. В. Коммуникативная функция и структура языка. М.: Наука, 1984.

116. Комлев Н. Г. Компоненты содержательной структуры слова. М: Изд-во Московского университета, 1969. — 192с.

117. Комлякова С. Н. К вопросу о разграничении первичных и вторичных значений полисемантичного английского глагола // Романо-германское языкознание. Минск, 1979. — Вып. 9. — С. 54−59

118. Кондаков Н. И. Логический словарь. М.: Наука, 1971. — 656с.

119. Конецкая В. П. Социология коммуникации. Учебник. М.: Международный университет бизнеса и управления. М. 1997. — 304с.

120. Кононова И. В. Метафорическое варьирование семантики английского глагола: дисс. канд. филол. н. -Спб., 1998. 166с.

121. Косериу Э. Синхрония, диахрония и история // Новое в лингвистике. -Вып. 111. -М&bdquo- 1963.

122. КостомаровВ.Г. Лингвистический статус массовой коммуникации и проблема газетного языка (на материале советской прессы) // Нсихолингвистические проблемы массовой коммуникации. М.: Наука, 1974. -С. 53−66

123. Костомаров В. Г. Русский язык на газетной полосе: некоторые особенности языка современной газетной публицистики. М.: Изд-во МГУ, 1971. -267с.

124. Кох В. Предварительный набросок дискурсивного анализа семантического типа // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 8. -Лингвистика текста. — М.: Прогресс, 1978. — С. 149−171

125. Краже С. Г. Маркеры текстовой импликации (на материале современного английского языка). Дисс. канд. филол. н. -Л., 1986.

126. Кретов A.A. Принципы выделения ядра лексико-семантической системы // Семантика слова и синтаксической конструкции. Воронеж, Изд-во Воронежск. Ун-та, 1987. — С. 84−93

127. КрысинЛ.П. Социолингвистические аспекты изучения современного русского языка. -М.: Наука, 1989. 188с.

128. Кубрякова Е. С. О природе варьирования языковых единиц и его основных типах // Всесоюзная конференция & laquo-Проблемы вариативности в германских языках& raquo-. Тезисы докладов. — М., 1988. — С. 25−27

129. Кузнецов A.M. Структурно-семантические параметры в лексике (на материале английского языка). М.: Наука, 1980. — 160с.

130. Кузнецов A.M. Когнитология, & laquo-антропоцентризм»-, & laquo-языковая картина мира& raquo- и проблемы исследования лексической семантики // Этнокультурная специфика речевой деятельности. Сборник обзоров. -РАН ИНИОН. — М& bdquo- 2000. — С. 8−23

131. Кузнецова Э. В. Ступенчатая идентификация как средство описания семантических связей слов // Вопросы металингвистики. Л.: Изд-во Ленингр. Ун-та, 1973. — С. 84−95

132. Кунц Г., О’Доннел С. Коммуникация // Управление: системный и ситуационный анализ управленческих функций: в 2-х тт. -М.: Прогресс, 1981. Т.2. — С. 332−361

133. Курилович Е. Очерки по лингвистике. М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1962. -456с.

134. Курицына JI.A. Семасиологическое исследование глаголов с узкой семантикой (на материале современного английского языка): Дисс. канд. фштол. наук. Кострома, 1977. — 180с.

135. Курченкова Е. А. Культурно-языковые характеристики текстов газетных объявлений (на материале английской и русской прессы). -Дисс. канд. филол. н. Волгоград, 1999. — 188с.

136. Кухаренко В. А. Лексика американской рекламы в новой орфографии // Лингвострановедческое описание лексики английского языка. М., 1991. -С. 19−23

137. Кучлистый В. А. Функциональная категоризация глаголов зрительной перцепции в современном английском языке: дисс. канд. филол. н. -Белгород, 1999, — 195с.

138. Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем // Язык и моделирование социального взаимодействия. Сб. статей. — М.: Прогресс, 1987. -С. 126−170

139. Левицкий Ю. А. Предложение и высказывание. Пермь, ПГПУ, 1988

140. Левковская К. А. Теория слова, принципы ее построения и аспекты изучения лексического материала. М.: Высшая школа, 1962. 296с.

141. Леонтьев А. Н. Проблемы развития психики. М., 1965. — 378с.

142. Леонтьев A.A. Псмхолингвистические единицы и порождение речевого высказывания. М., 1969. — 267с.

143. Леонтьев A.A. Деятельность и общение. Вопросы философии. — 1979. -№ 1. -С. 128−132

144. Лингвистика на исходе XX века: итоги и перспективы (тезисы международной конференции в 2-х тт. М., 1995.

145. Лингвистический энциклопедический словарь. M.: Русский язык, 1990. — 686с.

146. Лисоченко Л. В. Высказывания с имплицитной семантикой (логический, языковой и прагматический аспекты): монография. Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 1992. — 160с.

147. Литвин Ф. А. Многозначность слова в языке и речи. М.: Высшая школа, 1984, — 119с.

148. Литвин Ф. А. Факторы, обусловливающие вариативность на разных уровнях языка // Всесоюзная конференция & laquo-Проблемы вариативности в германских языках& raquo-. Тезисы докладов. — М., 1988. — С. 84−85.

149. Лихачев Д. С. Концептосфера русского языка // Известия РАН. Серия Л Я. -Т. 52. -1993,-№ 1. -С. 3−9

150. Лич Дж. К теории и практике семантического эксперимента // новое в зарубежной лингвистике. Вып. XIV: Проблемы и методы лексикографии. — М.: Прогресс, 1983. — С. 108−132.

151. Локк Дж. Опыт о человеческом разумении // Собр. Соч. в 3-х тг. (Философское наследие, Т. 93). Т. 1. — М.: Мысль, 1985. — С. 78−583

152. Ломов В. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1986

153. Лотман 10.М. Избранные статьи по семиотике и типологии культуры. -Таллинн: Александра, 1992. -480с.

154. Луев Г. В. Меризмы и гипомеризмы в составе значений слов, обозначающих явления, предполагающие протяженность во времени // Меризмы и гипомеризмы. Сб. науч. тр. МОПИ им. Н. К. Крупской. М., 1986. -С. 63−71

155. Лукин В. А. Некоторые проблемы и перспективы компонентного анализа // Вопросы языкознания. 1985. — № 3. — С. 58−66

156. Лысакова И. П. Тип газеты стиль публикации: опыт социолингвистического исследования. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1989. — 184с.

157. Магун B.C. Потребности и психология социальной деятельности личности. Л., 1983. — 61с.

158. Макаров М. Л. Интерпретативный анализ дискурса в малой группе. -Тверь: Изд-во ТГУ, 1998. -200с.

159. Максимова Т. В. К вопросу о семантической структуре английских префиксальных производных // Исследования по романо-германскому языкознанию. Сб. науч. тр. Волгоградского пединститута. — Волгоград, 1974. С. 44−54

160. Маркарян Э. С. Очерки теории культуры. Ереван, 1969. — 228с.

161. Мартине А. Основы общей лингвистики // новое в лингвистике. Вып. III. -М., 1963.

162. Медведева Л. М. О типах речевых актов // Вестник Харьковского Ун-та. 1989. -№ 339. -С. 42−46

163. Медникова Э. М. Значение слова и методы его описания. М.: Высшая школа, 1974. -204с.

164. Михальская А. К. Основы риторики. Мысль и слово. М.: Прогресс, 1996. -312с.

165. Мороховский А. Н. К проблеме текста и его категорий // текст и его категориальные признаки. Сб. науч. тр. — КГПИКЯ, — Киев, 1989. — С. 38

166. Москальская О. И. Грамматика текста. М: Высшая школа, 1981

167. Муране С. Н. Моносемантичные слова в словарном составе современного русского языка: Дисс. канд. филол. наук. Л., 1972

168. Муране С. Н. Однозначные слова, их основные разряды и семантические свойства // Слово как предмет изучения. Сб. науч. тр. ЛГПИ им. А. И. Герцена. — Л., 1977.

169. Муране С. Н. Лексическая однозначность и синонимия // Лексико-семантические связи слов в русском языке. Сб. науч. гр. ЛГПИ им. А. И. Герцена. -Л., 1983. -С. 59−66

170. Мыркин В. Я. Язык речь — контекст — смысл. — Архангельск: Изд-во Поморского международного педагогического института, 1994. — 97с.

171. Пайда Ю. А. Процедуры анализа компонентной структуры референционного значения // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1983. — Вып. 14: Проблемы и методы лексикографии. — С. 61−74

172. Натх Бенержди Сатиндра. Особенности функционирования многозначных глаголов (на материале функционирования многозначных глаголов со значением мыслительной деятельности в русском и английском языках): Автореф. дисс. канд. филол. наук. М., 1985. -21с.

173. Нестеренко О Н. К проблеме моносемии в современном английском языке // семантико-системные отношения в лексике германских и романских языков. Сб. науч. тр. Волгоградского пединститута. — Вып. 9. -Волгоград, 1979. -С. 18−24

174. Нефедова Л. Б. Статические и динамические аспекты глагольной семантики в современном английском языке: Автореф. дисс. канд. филол. наук. М., 1983. — 26с.

175. Никитин М. В. Лексическое значение слова: структура и комбинаторика. М.: высшая школа, 1983. — 128с.

176. Никитин М. В. Основы лингвистической теории общения: Учебное пособие. М.: Высшая школа, 1988. — 168с.

177. Николаева Т. М. Краткий словарь терминов лингвистики текста // Новое в зарубежной лингвистике. вып. 8. — Лингвистика текста. — М.: Прогресс. 1978. -С. 467−472

178. Новикова H.С. Инвариантные компоненты в семантике многозначного слова // Семантика слова и синтаксической конструкции. -Сб. науч. тр. Воронежского университета. Воронеж, 1987. — С. 56−64

179. Новицкая Е. О. Семантические особенности глаголов с неосновным значением говорения в современном английском языке // Проблемы семантики и словообразования английского языка: Сб. науч. тр. МГПИИЯ им. Мориса Тореза. Вып. 227. -М., 1984. -С. 71−83

180. Ножин Е. А. Основы отношений с общественностью. & laquo-Паблик рилейшнз& raquo-. — Курс лекций. — Ч. 1. — Пермь, ЗУУНЦ, 1994. — 130с.

181. Общее языкознание. Внутренняя структура языка. М.: Наука, 1972. -565с.

182. Общее языкознание. Минск: Вышейшая школа, 1983. — 456с.

183. Общение. Текст. Высказывание / Отв. Ред. Ю. А. Сорокин, Е. Ф. Тарасов. -М.: Наука, 1989. 175с.

184. Олейник Т. И. О функциональных типах учебных диалогов для средней школы (на материале английского языка) // Текст как важнейшая единица коммуникации в диахронии и синхронии. Киев, 1984. — С. 142−147

185. Олкер Х. Р. Волшебные сказки, трагедии и способы изложения мировой истории // Язык и моделирование социального взаимодействия. М., 1987. — С. 146−155

186. Ольшанский И. Г. Параметрический метод исследования полисемии // Сб. науч. тр. МГПИИЯ им. Мориса тореза. Вып. 190. — М., 1982. — С. 4460

187. Ольшанский И. Г., Скиба В. П. Лексическая полисемия в системе языка и тексте (на материале немецкого языка). Кишинев: Штиинца, 1987. -128с.

188. Олянич A.B. Глагольная олигосемия в современном английском языке (лингвистический статус и семантические характеристики). Дисс. канд. филол. наук. Орел, 1988. — 280с.

189. Орлов Г. А. Современная английская речь: Учебное пособие для вузов. М.: Высшая школа, 1991. -240с.

190. Остин Дж. Слово как действие // Новое в зарубежной лингвистике. -Вып. 17. Теория речевых актов. — М.: Прогресс, 1986. — С. 22−129

191. Падучева Е. В. высказывание и его соотнесенность с действиями. М., 1985. 1985

192. Парыгин Б Д. основы социально-психологической теории. М.: наука, 1971. -222с.

193. Пауль Г. Принципы истории языка. М: Изд-во иностранной лит-ры, 1960. -500с.

194. Пел их Е. А. Структура лексико-семантического поля желания (на материале русского, украинского, английского языков): Автореф. дисс. канд. филол. наук. Саратов, 1984. — 18с.

195. Перетокина В. Ф. Семантическая структура английского глагола как лексикографическая проблема: автореф. дисс. канд. филол. наук. М., 1977. -24с.

196. Пермякова Т. М. Характеристика экстралингвистических факторов категорий оценки в газетной речи // Общество, язык и личность. -Материалы всероссийской конференции. Пенза, 23−24 октября 1996 г. -Вып. 2. -М., 1996. -С. 6−7

197. Петелина Е. С. Некоторые особенности речевых актов похвалы и лести // Синтагматический аспект коммуникативной семантики. Сб. науч. тр. -Нальчик: Изд-во Кабардино-Балкарского Ун-та, 1985. — С. 150−154

198. Петрущенкова Т. А. Регулярная полисемия глагола и образование новых значений: Автореф. дисс. канд. филол. наук. Л., 1980, 21с.

199. Плоткин В. Я., Гросул Л. Я. Широкозначность как лексико-семантическая категория // Теоретические проблемы семантики и ее отражение в одноязычных словарях. Сб. статей. Кишинев: Штиинца, 1982. — С. 81−86

200. Попова Е. А. Культурно- языковые характеристики политического дискурса (на материале газетных интервью) Автореф. Дисс. канд. филол. н. Волгоград, 1995 — 21с.

201. Потебня A.A. Из записок по русской грамматике. М.: Учпедгиз, — Т. 1−2. — 1958. -536с.

202. Почепцов О. Г. Основы прагматического описания предложения. -Киев: Вища школа, 1986. 116с.

203. Пумпянский A.A. О принципе языковой многозначности // Вопросы языкознания. 1983. — № 1. — С. 122−130.

204. Пушкин A.A. Способ организации дискурса и типология языковых личностей // Язык, дискурс и личность. Межвуз. Сб. науч. гр. — Тверь: ТГУ, 1990. -С. 50−59

205. Рогова К. А. Классические особенности публицистической речи. Л.: Изд-во ЛГУ, 1975. -71с.

206. Рогожникова Т. М. Развитие значения полисемантичного слова у ребенка: Автореф. дисс. канд. филол. наук. Саратов, 1986. — 14с.

207. Романов A.A. Системный анализ регулятивных средств диалога. М., 1988. — 183с.

208. Савельева Н. П. К вопросу о лексической многозначности и однозначности слов // Уч. Зап. Барнаульского пединститута. Т. 8. -Барнаул, 1966

209. Сахно С. Л. Приблизительное именование в естественном языке // вопросы языкознания. 1983. — № 6. — С. 29−36.

210. Селиверстова О. Н. Компонентный анализ многозначных слов. М.: Наука, 1975. — 240с.

211. Сентенберг И. В. Лексическая семантика английского глагола: учебное пособие к спецкурсу. Волгоград, 1984. — 102с.

212. Серль Дж. Р. (а) Классификация иллокутивных актов // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17. — М.: Прогресс, 1986. — С. 170−197

213. Серль Дж. Р. (б) Что такое речевой акт // Новое в зарубежной лингвистике. вып. 17. — М.: Прогресс, 1986. -С. 151−170

214. Сильницкий Г. Г. Семантические классы глаголов и их роль в типологической семасиологии // Структурно-типологическое описание современных германских языков. М.: Наука, 1966

215. Сильницкий Г. Г. Семантические классы глаголов в английском языке // Учебное пособие к спецкурсу. Смоленск, 1986. — 112с.

216. Сиротинина О. Б., Кормилицына М. А. Национальные языковые и индивидуальные речевые картины мира // Дом бытия. Альманах по антропологической лингвистике / Под ред. Борухова Б. Л. и Седова К. Ф. Вып. 2 Саратов: Изд-во СГПИ, 1995. — С. 15−18

217. Слобин Д. Психолингвистика // Слобин Д., Грин Дж. Психолингвистика. Общественные науки зав рубежом. Философия и социология. — М.: Прогресс, 1976. — С. 19−215

218. Смагина C.B. Глаголы удивления в английском и русском языках: сравнительно-сопоставительный подход: дисс.. канд. филол. н. -Пятигорск, 1996. 196с.

219. Смирницкий А. И. К вопросу о слове (проблема & laquo-отдельности слова& raquo-) // Вопросы теории и истории языка. M., 1952. С. 184−203

220. Смирницкий А. И. К вопросу о слове (проблема & laquo-тождества слова& raquo-) // Труды Института языкознания АН СССР. М., 1954. — Т. 4. — С. 4−48

221. Смирницкий А. И. Лексическое и грамматическое в слове // Вопросы грамматического строя. М.: Изд-во АН СССР, 1955. — С. 11−53

222. Соколов A.B. Введение в теорию социальной коммуникации. СПб. 1996. -320с.

223. Солганик Г. Я. Общие особенности языка газеты // зык и стиль массовой информации. М, 1980

224. Солоник Н. В. Особенности семантической структуры слова и синонимия // Лексико-семантические связи слов в русском языке. Сб. науч. тр. ЛГПИ им. А. И. Герцена. — Л., 1983. — С. 66−71

225. Сорокин Ю. А., Тарасов Е. Ф., Шахнарович A.M. Теоретические и прикладные проблемы речевого общения. М., 1979. — 298с.

226. Соссюр Ф. Де Труды по языкознанию. Серия & laquo-Языковеды мира& raquo-. -М.: Прогресс, 1977. -696с.

227. Спиркин А. Г. Происхождение сознания. М.: Политиздат. 1960

228. Стариченок В. Д. К проблеме территориального варьирования полисемантов (на материале белорусских говоров) // Вопросы языкознания. 1983. — № 3. — С. 63−70

229. Стариченок В. Д. О гипонимических отношениях в структуре полисеманта (на материале белорусских говоров) // Вопросы языкознания. 1986. -№ 4. — С. 106−113

230. Степанов Ю. С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования. М.: Языки русской культуры, 1997. — 824с.

231. Степанов Ю. С. Между системой и текстом // Степанов Ю. С. Язык и метод. К современной философии языка. М.: Языки русской культуры, 1998. — С. 655−688

232. Сгернин И. А. Общение и культура // Русская разговорная речь как явление городской культуры. Екатеринбург: Арго, 1996. — С. 13−21

233. Стилистика английского языка. Учебник / Мороховский А. Н. и др. -Киев: Вища школа, 1991. -272с.

234. Сулименко Н. Е. Распад полисемии у глаголов и прилагательных в аспекте типологии их лексических значений // Научные доклады высшей школы. Филологические науки. 1984. -№ I. — С. 48−52

235. Сусов И. П. Деятельность, сознание, дискурс и языковая система // Языковое общение: процессы и единицы: Сб. науч. тр. -Калинин: Изд-во КГУ, 1988. С. 7−13

236. Сусов И. П. Деятельность, сознание, дискурс и языковая система // Языковое общение. Прцессы и единицы. Межвуз. Сб. науч. тр. -Калинин: Изд-во КГУ, 1988. — С. 7−13

237. Сухих С. А. Структура коммуникантов в общении // Языковое общение. Прцессы и единицы. Межвуз. Сб. науч. тр. — Калинин: Изд-во КГУ, 1988. — С. 22−29

238. Сухих С. А. Аспект отношения в диалоге // Высказывание и дискурс в прагмалингвистическом аспекте: С. науч. тр. / Отв. Ред. Г. Г. Почепцов. -Киев: КГПИИЯ, 1989. С. 89−94

239. Сухих С. А., Зеленская В. В. Прагмалингвистическое моделирование коммуникативного процесса. Краснодар: Изд-во КубГУ, 1998. — 160с.

240. Сыщиков О. В. имплицитность в деловом дискурсе (на материале английских коммерческих писем). Дисс. канд. филол. н., Волгоград, 1999. — 156с.

241. Тарасов Е. Ф. Психолингвистические проблемы языка рекламы // Психолингвистические проблемы мировой коммуникации. М.: Наука, 1974. — С. 80−92

242. Тезисы Пражского лингвистического кружка. М., 1965

243. Телюк A.B. Социальные функции общения // Актуальные вопросы парапсихологии, гносеологии и социологии. М., 1978

244. Теплицкая Н. И. Диалог с позиции теории актуального членения // Научные доклады высшей школы. Филологические науки. 1984. — № 4. -С. 62−68

245. Томахин Г. Д. Реалии-американизмы. М.: Высшая школа, 1988. -239с.

246. Трескова С. И. Методы и методологические приемы социолингвистического изучения массовой коммуникации //

247. Теоретические проблемы социальной лингвистики. М. :1. Наука, 1981. -С. 188−209

248. Трескова С. И. Социолингвистические проблемы массовой коммуникации. М., 1989. — 152с.

249. Туманян Э. Г. Место и значение периодики в образовании литературных языков // Язык и масовая коммуникация (социолингвистические исследования) М.: наука, 1984. — С. 14−35

250. Уорф Б. Лингвистика и логика // Новое в лингвистике. Вып. 1. — М.: Изд-во иностр. литературы, 1960. -С. 183−198

251. Уфимцева A.A. Опыт изучения лексики как системы. М.: Наука, 1962.

252. Уфимцева A.A. Лексическое значение. Принцип семиологического описания лексики. М.: Наука, 1986. — 240с.

253. Федорова Л. Л. О двух референтных планах диалога // Вопросы языкознания. 1983. — № 5. — С. 97−101

254. Федорова Л. Л. Типология речевого воздействия и его место в структуре общения // Вопросы языкознания. 1991. — № 6. — С. 46−50

255. Филлмор Ч. Об организации семантической информации в словаре // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1983. — Вып. 14: Когнитивные процессы. — С. 23−60

256. Филлмор Ч. Фреймы и семантика понимания // М., 1988. Вып. 23: Когнитивные процессы. — С. 80−118

257. Философский энциклопедический словарь / Гл. ред. Л. Ф. Ильичев, П. Н. Федосеев, и др. М.: Сов. Энциклопедия, 1983. — 640с.

258. Фильчикова Н. Б. Основные принципы и 

Заполнить форму текущей работой