Каузальные структуры логического обоснования как компоненты информационной структуры текста: Историческое исследование на материале английского языка XVIII-XX веков

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Германские языки
Страниц:
397
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Согласно законам диалектики, движение языка во времени, его эволюция, обусловлены борьбой противоречий, главным из которых является противоречие между наличными средствами языка и меняющимися потребностями общения, выражающееся, в частности, во взаимоотношении системы языка и её функционирования. Функционирование языка определяется как реализация языковой системы в речевом действии, отражающем ситуативную вариативность, стилевые различия, индивидуальные особенности речи.

Синхронно-диахронные исследования составляют важную часть лингвистической теории, способствуя определению общего содержания исторических процессов, направлений языкового развития, а также роли внутренних тенденций и внешней среды в разные периоды истории. Факторы внешнего воздействия целиком определяются характером исторической эпохи. Внутренние факторы языковых изменений сводятся в основном к действию общеязыковых, панхронических тенденций к улучшению языкового механизма, которое выражается в создании четко диференцированной системы средств выражения, в уточнении значений основных средств и устранении форм, утративших свои исконные функции и имеющих малую семантическую нагрузку [Расторгуева, 1989: 31].

Настоящая диссертация представляет собой синхронно-диахронный анализ совокупности разноструктурных и разноуровневых конструкций, выражающих значение логического обоснования. Принятый в работе подход предполагает, с одной стороны, комплексное изучение структурных, семантических, семантико-синтаксических и прагматических характеристик анализируемых языковых структур в два разных периода их существования, а с другой, рассмотрение их роли в продвижении коммуникации в нарративном, экспозиторном и хортативном дискурсах.

Актуальность данной работы определяется общей направленностью современных лингвистических исследований на системное и всестороннее изучение языковых явлений в диахронии на материале разных типов дискурсов, а также научным интересом к изучению функционирования языка в реальных актах коммуникации, в тексте. Исследование конструкций логического обоснования проведено в русле таких актуальных для современного языкознания направлений, как функционально-когнитивная и коммуникативная лингвистика, выдвинувших на первый план проблему говорящего (антропоцентрический подход).

Лингвистическим функционализмом называется бурно развивающаяся в настоящий момент научная парадигма, утверждающая что фундаментальные свойства языка не могут быть описаны и объяснены без апелляции к функции языка [Кибрик, Плунгян 1997: 276]. Сфера интересов функциональной лингвистики включает более широкий круг явлений, чем того допускает формальная лингвистика. Как специфическое направление лингвистической мысли, функционализм считает, что языковая форма в принципе мотивирована языковыми функциями, т. е. адаптирована к функциям, выполняемым языком. Функционализм занят поиском объяснений наблюдаемой языковой формы, функционирующей в реальном времени. По этой причине дискурсивный анализ играет в функциональной лингвистике центральную роль.

С содержательной точки зрения когнитивная лингвистика является частью функционализма и связана с изучением процесса динамики информации в сознании человека [Язык и наука конца XX века, 1995- Краткий словарь когнитивных терминов, 1997]. Когнитивная наука — это новая научная дисциплина, в основе которой лежит предположение о том, что человеческие когнитивные структуры — восприятие, язык, мышление, память, — неразрывно связаны между собой в рамках одной общей задачи — объяснения процессов усвоения, переработки и передачи знании, которые собственно и определяют суть человеческого разума [Петров, 1987: 18]. Основными проблемами этой области лингвистического знания стали категориальный подход к изучению лингвистических единиц, объединение разных областей знания, связанных с изучением языка как отражения всех основных категорий человеческого знания об окружающем мире.

В когнитивной грамматике подчеркивается важное значение взаимодействия и взаимопроникновения познания и языка. Основная роль языка видится как выражение мыслительной деятельности человека в плане экспланаторности и информирования об окружающем мире. Современные ученые-лингвисты проявляют больший интерес к связности мыслительной, нежели собственно текстовой. В этой связи большой интерес представляют существующие в языке структуры логического обоснования, выражающие когнитивную операцию умозаключения. Хранящиеся в памяти когнитивные единицы наряду с предметно-логической содержат субъективно-оценочную информацию. Когнитивный аспект семантики получает освещение в настоящей диссертации также потому, что в ней детально рассматривается концепт & quot-оценки"- как второго, прагмагиосеологического слоя модальности. Семантика оценки складывается из дескриптивного компонента, восходящего к когнитивному состоянию психики, и субъективно-оценочного, соответствующего коммуникативной цели речевого акта (РА) [Стивенсон,!964: 23- Арутюнова, 1999: 173]. Оценочная модальность является разновидностью деонтической, т.к. ценностное суждение является ответом на вопрос этики & quot-что я должен делать?'' [Арутюнова, 1999: 168]. С прагматической точки зрения оценка является скрытым императивом, выполняющим функцию приказа и нацеленным на изменение информационного состояния адресата, модификацию структуры его убеждений, мнений, установок, т. е. изменение & quot-когнитивной модели мира& quot-. В данной работе впервые исследуется зависимость между семантическим классом оценкисемантикой оценочного предиката, типом синтаксической конструкции, характером каузальной связи, а также использованием модусов. В исследовании прослеживается изменение лексического состава предикатов оценки на протяжении избранного исторического периода.

В настоящей диссертации синтаксические единицы логического обоснования подвергаются всестороннему анализу, включающему структурно-синтаксические, семангические, семантико-синтаксические и дискурсивно-прагматические особенности взаимодействия различных операторов логического обоснования (семантики сферы, модусов, предикатов, их лексического наполнения, коннекторов, а также самой синтаксической структуры) в трех разных типах дискурсов. Изменение соотношения взаимодействующих операторов, как показывает анализ, является наиболее подвижным компонентом эволюционного развития данных структур. До настоящего времени не предпринималась попытка диахронного описания средств выражения логической причины как комплекса кооперирующих параметров — структурно-синтаксических, семантических, лексических, прагматических и когнитивных.

С позиций коммуникативной лиигвистики акт комуникации предстает в виде триады: знак — отправитель сообщения — реципиент. Одной из основных проблем данного направления лингвистики является изучение того, как автор создает текст и как этот текст воспринимается слушателемчитателем. Согласно современным коммуникативно-прагматическим теориям, отправитель сообщения использует предложение-высказывание для выражения своего мнения, тех отношений, которые он устанавливает между собой и реципиентом, своих оценок и широкого спектра прагматических смыслов. В процессе непосредственного речевого общения высказывания характеризуются иллокутивной неоднозначностью. В зависимости от интенции коммуниканта значение коммуникативного модуса может быть равным значению одной иллокутивной силы или нескольким. Иными словами, одно и то же высказывание может передавать столько смыслов, сколько типов иллокутивных сил вносит в него коммуникативная личность с целью оказания эффективного воздействия на адресата и возникновения соответствующей замыслу адресанта реакции. В процессе речевой коммуникации постоянно происходит сопоставление систем ценностей отправителя сообщения и реципиента. Этот процесс включает в себя в качестве существенного компонента и речевое воздействие на сознание адресата. По этой причине отправитель сообщения вынужден обдумывать эффективную стратегию построения речевого действия, принимая во внимание уровень информативности реципиента, его социально-ролевые, психологические, национальные, возрастные и другие характеристики. Все эти факторы в определенной степени детерминируют выбор говорящим соответствующих вербальных средств. В связи с вышесказанным, помимо структурных, семантических и прагматических характеристик операторов логической причины, в работе получает освещение то, каким образом высказывания логического обоснования функционируют в связном тексте, способствуя развертыванию информационной структуры дискурса и выражению коммуникативного намерения автора.

Объектом изучения на двух синхронных срезах (середина XVIII в.- конец XX в.) послужил комплекс разноструктурных конструкций макро- и микросинтаксического уровней в нарративном, экспозиторном и хортативном дискурсах, объединенных в один класс на основе семантической изофункциональности — способности выражать значение логической причины. К синтаксическим конструкциям указанных значений относятся: сложноподчиненное предложение (СПП) причины с союзами for, because, as, since, СПП следствия с союзами so. that, such. that, so that, СПП с wh-придаточными и союзом when, сложносочиненное предложение (ССП) с союзом and и следственными конъюнктами, бессоюзное сложное предложение (БСП), простое предложение (ПП) с абсолютным причастным комплексом (АПК), причастным оборотом (ПО), адъективным оборотом (АО), инфинитивным оборотом (ИО), предложным оборотом, а также причинноследственный блок (ПСБ), представляющий собой сочетание двух и более предложений, связанных между собой каузальными отношениями.

Цель работы заключается, во-первых, в изучении комплекса синтаксических конструкций логического обоснования в нарративном, экспозиторном и хортативном дискурсах с точки зрения изменений, происходивших в их структурно-семантической и коммуникативной организации за период с XVIII в. по XX в., во-вторых, в выявлении роли указанных структур в реализации информационной стратегии данных дискурсов, и, в-третьих, в определении основных унифицирующих и специализирующих направлений их эволюции. Цель исследования предусматривает решение следующих задач: установить номенклатуру и частотность употребления средств выражения логической причины микро- и макросинтаксического уровней, определить структурные, лексические, лексико-семантические и прагматические характеристики, формирующие данное значение- классифицировать языковые средства по сферам логического обоснования, включающим сферу реального действия, сферу модальной интерпретации действия и сферу оценки, и описать особенности функционирования вышеперечисленных операторов логической причины внутри каждого из рассматриваемых значений, выявив оператор-доминант- проанализировать и сравнить изучаемые дискурсы, но вышеперечисленным параметрам- проследить динамику развития операторов логической причины от первого синхронного среза ко второму, выявить наиболее существенные изменения, касающиеся каждого из них, определить константные и переменные черты их эволюции- изучить особенности тема-рематической структуры конструкций логического обоснования и их вклад в продвижение коммуникации в СФЕ и макротексте- рассмотреть роль и статус каузальных линий в ПСБ и макротексте, а также их влияние на коммуникативную стратегию изучаемых дискурсов- выяснить степень изменчивостиустойчивости коммуникативно-стратегических параметров в историческом плане.

Материалом анализа на обоих срезах послужили английские прозаические литературно-художественные, публицистические и научные тексты гуманитарного профиля XVIII—XX вв. Методом сплошной выборки было собрано 9000 примеров употребления конструкций логической причины с приблизительно равным количеством примеров по каждому срезу. Сравнение двух указанных синхронных срезов продемонстрировало, что они являются показательными с точки зрения динамики развития синтаксических структур, в целом характеризующихся исторически малой подвижностью в системе языка.

Теоретической предпосылкой настоящего исследования является положение о том, что рассматриваемые конструкции логической причины обладают когнитивно-коммуникативной природой и требуют для своего описания учета целого комплекса структурно-семантических и дискурсивно-прагматических параметров, поскольку играют важную роль в выражении иллокутивного намерения автора. Прагматический и функциональный аспект исследования поставленной проблемы предполагает, что выбор того или иного способа выражения логической причины никогда не носит произвольный характер, но всегда имеет определенную семантическую нагрузку и обязательно прагматически мотивирован. Последнее обуславливает облигаторный характер включения в настоящее исследование когнитивно-прагматических механизмов переработки извлекаемой информации об отношениях логической причины.

Методологической базой исследования послужил ряд положений из области теории информации, функциональной грамматики, когнитивной лингвистики, а также гештальт-психологии. В работе использовались системно-структурный и функциональный подходы к языку. Принятые в работе подходы потребовали разработки особых методов и приемов анализа, дающих возможность обобщить большой, неравноценный и зачастую трудно сопоставимый фактический материал. Как определение общего содержания изменений, так и анализ его реализации на разных этапах проводился с помощью метода контекстуального анализа при формировании представления об информационной организации дискурсов, сопоставительного анализа в синхронном и диахронном планах, семантического анализа компонентов и метода трансформации при отсутствии специальных показателей каузальной зависимости, а также метода непосредственного наблюдения материала и метода симптоматической статистики, позволивших проследить динамику эволюции изучаемых структур.

Научная новизна настоящего исследования заключается, во-первых, в изучении эволюции конструкций логической причины с позиций функционально-когнитивной лингвистики, во-вторых, в комплексной методике анализа, предполагающей рассмотрение структурно-синтаксических, семантических, семантико-синтаксических и прагматических особенностей как микро-, так и макросинтаксических конструкций в нарративном, экспозиторном и хортативном дискурсах, и, в-третьих, в изучении семантики каузальных сфер логического обоснования на материале английского языка. Подобные проблемы еще не становилась предметом специального диахронного исследования.

Теоретическая значимость работы определяется тем, что в ходе изучения функционирования английских конструкций логической причины XV111-XX вв. было установлено, что их эволюция протекает в русле общих, панхронических, универсальных тенденций, носящих характер исторических законов: законов языковой кооперации, языковой экономии, устранения семантически не мотивированных синтаксических форм. Теоретическая ценность исследования обусловлена также предлагаемой комплексной методикой лингвистического анализа, синтезирующей результаты и приемы современной исследовательской практики в области изучения дискурса.

Практическая значимость исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы в теоретических курсах по грамматике и истории английского языка, лингвистике и интерпретации текста, при изучении становления стилей художественной, научной и публицистической литературы, а также при составлении учебных пособий по указанным дисциплинам.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии, списка цитируемой литературы, списка сокращений и приложений.

П1.4. Выводы

Проведенный анализ позволил сделать следующие выводы об особенностях коммуникативной организации высказываний логического обоснования в нарративном, экспозиторном и хортативном дискурсах XVIII -XX веков:

1. РИ в дискурсе — это гибкая, градуальная стратегическая процедура, относящаяся к когнитивному плану общения. Основной её принцип заключается в отборе на каждом этапе коммуникативно наиболее значимой в данном контексте информации. В процессе интерпретации сообщения гибко используются синтаксические и лексические структуры текста, контекстная информация и различные типы репрезентации знаний в памяти, в частности, в обработке высказываний логической причины участвуют контекстные пресуппозиции, а также семантико-прагматические операторы синтаксических структур.

2. РА репрезентатив (констатирующее высказывание) является превалирующим типом речевого действия среди высказываний логического обоснования, удовлетворяющих эвристические потребности человека -репрезентировать знания, обосновывая его истинность. Среди конструкций логического обоснования нами выделены следующие частные значения: & laquo-уверенное утверждение-обоснование", & laquo-гипотетическое утверждение-обоснование", & laquo-вынесение оценки -обоснование& raquo-. Специфика модального значения сферы логического обоснования оценки, нацеленного на оказание перлокутивного воздействия на адресата и изменения его концептуальной картины мира, позволяет расширить значения РА за счет включения не только репрезентативов, но также экспрессивов.

3. Проведенный анализ показал, что причина и следствие неравноценны с коммуникативной точки зрения, что находит выражение в особом способе упаковки пропозиционального смысла высказываний логического обоснования. Они не могут быть представлены статичной структурой с одинаковым коммуникативным весом входящих в него частей, так как это противоречит самому ходу логического рассуждения — движению от известногопосылки к новомуследствию, при этом структура АЧ принципиально бинарна и у простых высказываний, и у сложных: есть исходный пункт сообщения, тема, и его развитие, рема. Следствие как наиболее важная часть сообщения, связанная с принятием человеком решений, выступает в функции ремы- причина обладает наименьшей степенью КД, что маркируется в языке с помощью традиционных тематических коннекторов: союзов as, for, because, since- предлогов for, because of и др.- употребления формы the Past Perfect, указывающей на презумптивность информации- свернутости пропозициональных структур одной из частей (1111 с ПОАПКАО) — а также находит отражение в лексико-семантических отношениях тождества, включения и & quot-пересечения"- между средствами выражения темы и словами предшествующего отрезка речи. Традиционными маркерами ремы также являются в основном структурно-семантические средства: сочинительные и следственные коннекторы, эллипсис, а также инверсия. В частности, в БСП с имплицитной связью коммуникативное выделение ремы достигается за счет её топикализации в начальной позиции. Интересно отметить также факт сближения коммуникативной структуры ССП, СПП следствия, а также ПП с ИО, характеризующихся необратимым следованием тема-рематических компонентов, которым в структурно-семантическом плане также присущ единый вектор жестко-проспективной связи с акцентуацией отношений следствия, а не причины. Именно данная особенность коммуникативной структуры высказываний логического обоснования привела к распространению в XX в. проспективной каузальной связи, отражающей последовательную аргументированность мысли.

4. РИ в микросинтаксических конструкциях заключается в следующем. Высказывания-предложения логического обоснования могут кодировать как фоновую, так и выделенную информацию в зависимости от своей структуры, семантики и интенции автора, при этом можно говорить как об общих, так и специфических способах выдвижения информации, характерных для определенного дискурса. Тема, обычно это придаточное предложение, в основном кодирует информацию заднего плана, а рема, независимое предложение, находится в фокусе коммуникативного интереса и сообщает локально значимую информацию, т. е. её выдвижение обычно не выходит за рамки рассматриваемого РАСФЕ. Общим способом фокусирования локально значимой информации в СФЕ является использование модусных предикатов, предикатов установки и намерения ввиду их & laquo-деятельностного»- характера, эмфазы отрицания, интенсифицирующих наречий, контрастивного союза but, эллиптических конструкций, синтаксического параллелизма, а также парцеллированных предложений. Глобальная прагматическая выделенность каузальной линии задается не & laquo-снизу»-, высказыванием, а & laquo-сверху»-, макротекстом, т. е. не рема оказывает влияние на выдвижение информации микротекста, но макроструктура дискурса определяет её упаковку в РА, в том числе топикальность того или иного рематического компонента, а иногда и всей каузальной линии в целом, включая тематическую часть. Таким образом, единицы логического обоснования существуют в двух плоскостях, кодируя в основном фоновукАлокально значимую информацию в СФЕ и в отдельных случаях кардинальную в макротексте. В случае перецентрации, изменения целеустановки автора и его точки зрения на ситуацию, что обычно маркируется формой настоящего времени, а также отсутствием грамматически выраженного субъекта сообщения, рема высказывания логического обоснования способна высветить иллокутивное намерение автора при создании текста, при этом иллокутивная сила РА тем выше, чем более он информационно недостаточен. В ходе настоящего исследования было установлено, что феномен перецентрации затрагивает в основном высказывания логического обоснования оценки, так как предикаты оценки характеризуются наибольшей семантической опустошенностью и обогащены прагматическим началом изнутри. Как показал анализ языкового материала, в процессе перецентрации происходит перераспределение соотношения оценочного и дескриптивного смыслов в пользу первого даже у тех оценочных предикатов, которые традиционно характеризуются низкой иллокутивностью — у рационалистических и ценностно нейтральных. Оценка в последнем случае обычно помещается в конце абзаца, что способствует глобализации вывода.

5. На каждом этапе продуцирования сообщения любой протяженности происходит линеаризация, эшелонирование пропозиций в соответствии с их значимостью и очередностью их освоения человеком, при этом порождение последовательности актуальных микропропозиций осуществляется в дискурсе под общим контролем тематических макропропозиций. Любое высказывание логической причины имеет два аспекта: коммуникативный и когнитивный. В зависимости от условий коммуникации, от коммуникативных задач, от структуры текста, участвующего в коммуникативном акте и ряда других обстоятельств коммуникативные и когнитивные аспекты языковых единиц выступают на ведущем или фоновом уровне. Кодирование фоновой информации является наиболее распространенной тенденцией упаковки информации в анализируемых макро- и микровысказываниях. Отклонение от общей схемы обычно обусловлено особой ролью, которую языковая единица играет в макроструктуре дискурса, то есть действием разнообразных прагмастилистических факторов.

6. Жанровое своеобразие дискурса априорно определяет его прагматическую направленность и способы выдвижения информации. Нарратив и хортатив в целом характеризуются близкими коммуникативными стратегиями, заключающимися в использовании таких приемовфигур речи, как гипербола, антитеза, аллюзия, риторический вопрос, создающий эффект ожидания, а также косвенных РА, таких как ирония, ломающих субъективную читательскую проспекцию и создающих эффект обманутого ожидания. Экспозиторный дискурс отличается от двух рассмотренных выше дискурсов особенной коммуникативной стратегией, не допускающей или ограничивающей использование многих стилистических фигур и приемов речи: эмфазы, гиперболы, аллюзий, иронии и косвенных РА в целом, затемняющих смысл высказывания, так как, с одной стороны, построение умозаключений является главной, а не сопутствующей целью научного текста, в целом характеризующегося высокой степенью концептуальности, а с другой, искренность говорящего является прототипической чертой дискурса. Выдвижение значимой информации в научном дискурсе достигается, в частности, за счет особого приема ретардации, создающего эффект нарастания напряжения. Диахронное сравнение высказываний XVIII — XX вв. показывает, что основные изменения от I среза ко II срезу заключаются в общем для всех дискурсов увеличении роли говорящего, в том числе и в экспозиторном дискурсе за счет более широкого использования эмфатического повтора и синтаксического параллелизма.

7. Отвечая на вопрос, вынесенный в заглавие настоящего исследования, можно сказать, что пропозициональное содержание каузальных структур логической причины встраивается в информационную структуру дискурса посредством целой совокупности факторов: грамматических (свернутость пропозиции, вектор связи, инверсия, грамматическое время, поликаузальность, эллипсис, синтаксический параллелизм), лексических и лексико-семантических (каузальные коннекторы, модусные предикаты, семантика каузальной сферы, лексический повтор, лексико-семантическая соотнесенность слов), а также дискурсивно-прагматических (текстовый прототипмакростратегия дискурса и допустимые приемы речи, авторская интенция, пресуппозиция, прагматическая модальность, импликатуракосвенный РА), так как человек в своей мыслительной деятельности оперирует не мельчайшими единицами, а целостными блоками, интегрируя как синтагматические, так и супралинеарные составляющие дискурсов. Таким ообразом, текст предстает как обдуманная стратегия маркирования информации в соответствии с её значимостью в изменяющихся условиях коммуникации.

227

Заключение

1. Каузальность представляет собой сложное по объему своего содержания понятие, охватывающее широкий спектр содержательных отношений: причины, следствия, условия, уступки, цели. В настоящем исследовании каузальность рассматривается в широком смысле слова и включает не только причинные отношения, но и следственные, различающиеся между собой векторной направленностью. С учетом особенностей отражаемого объекта действительности отношения каузации подразделяются на ситуацию предметной причины и ситуацию логической причины. Последняя является предметом рассмотрения настоящей работы.

2. Для передачи отношений логической причины в английском языке нарративного, экспозиторного и хортативного дискурсов существует определенный набор разноструктурных и разноуровневых, но семантически изофункциональных конструкций, включающий: СПП причины с союзами for, because, as, since, СПП следствия с союзами so. that, such. that, so that, СПП с wh-придаточными и союзом when, ССП с союзом and и следственными конъюнктами so, therefore, consequently, accordingly, hence, БСП, ПП с АПК, ПО, АО, ИО и предложным оборотом, а также ПСБ. Структурные, семантические, лексико-семантические и прагматические операторы логической причины включают: тип синтаксической конструкции и характер каузальной связи, семантику сферы, семантику предикатов и их лексическое наполнение, семантику союзов и прагматический фактор.

Синтаксические структуры подразделяются на свернутые, монопредикативные (ПП и его структурно-синтаксические варианты) и развернутые полипредикативные (все остальные). Каузальная связь может быть сочинительной (ССП, БСП) и подчинительной (СПП причины и следствия, с wh-придаточными и союзом when) — эксплицитной (СПП причины и следствия, ССП со следственным значением, ПП с эксплицитными каузальными предлогами), частично эксплицитной (ССП с союзом and, СПП с wh-придаточными и союзом when, ПП с частично эксплицитными предлогами) и имплицитной (БСП, ПП с АПК, ПО, АО, ИО) — преимущественно ретроспективной с акцентуацией причины (СПП причины с союзами because, as, since, ПП с АПК, ПО, АО и предложным оборотом), жестко-ретроспективной (СПП причины с союзом for, СПП с wh-придаточными и союзом when, БСП) и жестко-проспективной с акцентуацией следствия (СПП следствия, ССП, ПП с ИО) — контактной или дистантной.

3. На основании специфики семантико-прагматического компонента значения мотивируемой части внутри общего значения логической причины выделяются сферы логической обоснования реального действия, модальной интерпретации действия и оценки. Сфера оценки отличается от двух других статичностью используемых предикатов, а также особой интерактивной модальностью. Сферы реального действия и модальной интерпретации действия противопоставлены друг другу на основании разной модальной семантики и оппозиции прагматических значений & laquo-уверенное утверждение -обоснование& raquo- и & laquo-гипотетическое утверждение — обоснование& raquo-.

4. Динамические предикаты действия подразделяются на ментальные и физические. Первые включают лексические единицы чувственного восприятия, мышления, намерения, установки, а также инструментальные, пробационные и дефинитивно-результативные глаголы. Таксономия предикатов оценки складывается из следующих групп: общеаксиологической, гедонистической, эмоциональной, интеллектуальной, эстетической, этической, утилитарной, телеологической, нормативной, количественной и классифицирующей.

5. С семантической точки зрения причинно-следственные союзы подразделяются на моносемантические because, so. that, such. that, so that, полисемантические as, since и полифункциональный for.

6. Прагматический фактор выражается в модусах, которые бывают трех видов: эксплицитные, частично эксплицитные и имплицитные. Первые воплощаются в полной пропозициональной установке, содержащей модусные предикаты любого из четырех планов: ментального, перцептивного, эмотивного и волитивного. Вторые, усеченные представлены модальными глаголами диктумной части и способны развивать эпистемические смыслы. Конструкции с имплицитным модусом содержат диктумную пропозицию, но не включают модус.

7. Наблюдение над функционированием конструкций логической причины трех семантических разновидностей свидетельствует о варьировании грамматической и семантической сторон модели — сохранение тождества содержания при грамматических различиях и грамматического тождества при варьировании функционально-содержательной стороны конструкции.

8. Эволюция конструкций данного семантического значения протекает в русле общих, панхронических. универсальных тенденций, носящих характер исторических законов, которые можно сформулировать следующим образом:

— улучшение языкового механизма и создание четко дифференцированной системы средств выражения данного значения происходит за счет устранения синтаксических форм, имеющих малую семантическую нагрузку или прагматически не мотивированных-

— под действием закона языковой экономии происходит стяжение эксплицитных структур-

— в силу действия закона кооперации языковых форм изменение в одном звене системы неизбежно вызывает компенсаторные изменения в других её звеньях.

Три вышеперечисленные тенденции принимают следующее конкретное воплощение в английском языке XVIII—XX вв.

А) Создание четко дифференцированной системы средств выражения логической причины проявляется, с одной стороны, в доминировании среди микросинтаксических конструкций XX в. развернутых, полипредикативных СПП причины, ССП и БСП, а с другой, в количественной редукции компрессированных ПП со свернутой второй пропозицией, допускающих другие оттенки значения, помимо причинного, что не добавляет четкости и эксплицитности при выражении отношений логической причины.

Б) Тенденция к эксплицитной номинации причинно-следственной ситуации находит подтверждение и на макросинтаксическом уровне, так как в XX в. наиболее употребительными конструкциями логического обоснования становятся ПСБ, коммуникативные, текстовые структуры ретроспективной направленности с использованием мобильной каузальной связи. Изоморфизм отношений логической причины на обоих синтаксических уровнях проявляется в доминировании имплицитнойУчастично эксплицитной сочинительной каузальной связи над подчинительной. Унифицирующая тенденция выражается в постепенном устранении форм подчинения из языка. Данные языковые факты свидетельствуют о взаимосвязи элементов языковой системы: выход из употребления подчинительной связи и тенденция к ограничению длины предложения во всех дискурсах имеет следствием рост текстовых структур и микросинтаксических конструкций с менее четко выраженной каузальной связью, компенсируемый количественной редукцией ПП. Единообразие отмеченных тенденций, в свою очередь, обуславливает нивелировку структурных и количественных особенностей сфер логической причины и нейтрализацию различий между дискурсами, в которых наблюдается, с одной стороны, редукция маргинальных структур, то есть сужение номенклатуры средств выражения, а с другой, её унификация.

В) & laquo-Противостоящая»- данной унифицирующей тенденции специализирующая тенденция затрагивает употребление причинных союзов. Каузальные союзы закрепляются за определенной сферой логической причины, наиболее адекватно передавая её значение: объективирующий причину союз because за сферой реального действия, абстрактный since за сферой модальной интерпретации действия, а пояснительный for за субъективно-оценочной сферой.

Г) Одновременно союзные средства связи утрачивают свою дискурсивную принадлежность, которой они характеризовались в XVIII в, и вследствие действия тенденции, порожденной проникновением норм разговорной речи в речь письменную, универсальным показателем отношений логической причины, независимо от типа дискурса, становится союз because четкой каузальной семантики, оформляющий мобильную связь и компенсирующий общее доминирование в дискурсах союзных средств слабой каузальной семантики. Среди следственных конъюнктов начинает преобладать стилистически немаркированный so неформальной семантики.

Константным признаком системы является доминирование контактной каузальной связи.

9. В XX в. на макросинтаксическом уровне происходит унифицирующее перераспределение сфер логической причины в пользу наиболее субъективной сферы оценки, что свидетельствует о том, что языковые формы адаптированы к выполняемым ими языковым функциям, и их выбор не носит произвольный характер. В данном случае предпочтительность употребления в мотивируемом компоненте семантически опустошенных предикатов оценки является прагматически мотивированной. Специфика их интерактивной модальности оказывает существенное влияние на информационное состояние адресата, его когнитивную картину мира. Унифицирующее действие когнитивного механизма языкового сознания проявляется в том, что на обоих уровнях синтаксической системы всех рассматриваемых дискурсов среди оценочных предикатов начинают преобладать предикаты эмоциональной оценки, то есть концептуализация дискурса строится преимущественно на основе сенсорно-эмоционального опыта. Противоположная специализирующая тенденция находит свое выражение в том, что рост предикатов оценки затрагивает только макросинтаксические конструкции, в то время как на микросинтаксическом уровне каждый дискурс характеризуется своим специфическим соотношением предикатов оценки и действия. В частности, в экспозиторном дискурсе предикаты действия редуцируются, а в нарративе, напротив, возрастают, то есть преобладание конструкций логической причины той или иной семантической разновидности определяет жанровую специфику каждого из дискурсов. Унифицирующая тенденция XX в. на микро- и макросинтаксическом уровнях затрагивает предикаты действия и проявляется в росте численности физических предикатов за счет сокращения числа ментальных. Константная семантическая тенденция воплощается в дальнейшей унификации оценочной и ментальной лексики на обоих синтаксических уровнях рассматриваемых дискурсов, при этом наиболее употребительные глаголы среди ментальных предикатов представляют все три фазы мыслительной деятельности: начальную фазу перехода внешней информации в область сознания и конструирования человеком суждения, промежуточную, оформляющую целеустановку в сознании человека и заключительную фазу принятия решения по реализации выбранной линии поведения. Доминирование предикатов оценки в мотивирующем компоненте всех конструкций, независимо от синтаксического уровня, значения каузальной сферы и типа дискурса носит универсальный, всеобъемлющий и константный характер.

10. Под действием закона языковой экономии в конструкциях логической причины XX в. на обоих синтаксических уровнях происходит унифицированное стяжение эксплицитной модусной пропозиции — редукция семантически избыточных элементов, переставших выполнять функцию дополнительных показателей связности текста. Поскольку все элементы языковой системы взаимосвязаны, то уход ментальных предикатов и модусов, маркировавших отношения логического обоснования как на микро-, так и на макро-синтаксическом уровне, компенсируется ростом оценочных предикатов. вводящих позицию говорящего в семантику высказывания, а также коммуникативными функциями текстовых единиц.

11. Кооперация языковых форм проявляется также в существующей на протяжении всего рассматриваемого периода взаимозависимости вышеперечисленных операторов логической причины. Изучение функционирования данных операторов в разные исторические периоды рассматриваемых дискурсов свидетельствует о том, что константными и всеобъемлющими признаками являются: 1) налагаемые синтаксической структурой ограничения на сочетаемость предикатов обоих компонентов (в частности на использование метальных предикатов в конструкциях с эксплицитной каузальной связью) — 2) преимущественное использование ментальных предикатов и модусов в конструкциях с имплицитной каузальной связью ишш свернутой пропозицией, а также в СПП причины с полифункциональным союзом for (последний факт особенно важен в силу того, что СПП причины с союзом for на протяжении всего рассматривемого периода проявляли тенденцию к сближению по прагмасемантическим показателям с сочинительными конструкциями, в первую очередь с ССП, в частности, благодаря своей пояснительной семантике, способности предикатов обоих компонентов образовывать любые сочетания, ввиду свободной позиции модусов в структуре высказывания, а также их независимости от семантики предиката) — 3) тяготение оценочных предикатов определенной семантики к употреблению в синтаксических структурах, наиболее адекватно соответствующих их значению- 4) преимущественная экспликация модусов при предикатах оценки в силу особенностей их прагматической модальности.

В процессе эволюции наряду с изменениями, затронувшими вышеперечисленные операторы логической причины, менялись и их соотношение, и степень влияния. Так, если в XVIII в. доминирующими операторами выступали сама синтаксическая структура и характер каузальной связи, то в XX в. начинает преобладать ситуация общения в целом. подразумевающая среди прочего и выбор синтаксической структуры. Иными словами, дискурсивно-прагматический фактор становится универсальным и определяющим оператором, и именно он обеспечивает когезию и когерентность текста в условиях отсутствия других показателей его связности эксплицитных каузальных коннекторов, модусов и ментальных предикатов. Внутреннее строение языковой единицы целиком детерминируется её целеустановкой в коммуникативном процессе. Механизм действия данных факторов вбирает в себя следующие составляющие: РИ на уровне предложения-высказывания и ПСБСФЕ, макростратегию дискурса, авторскую интенцию, прагматическую модальность, импликации и пресуппозиции.

12. Проведенное исследование свидетельствует о & laquo-дискриминации»- причинного компонента в языке на разных этапах его существования, проявляющейся в стабильной тенденции к тематизации мотивирующего (презумптивного) компонента высказываний логической причины, характеризующегося слабо выраженным КД. Вывод-следствие, рема высказывания с маркированной степенью КД, неизмеримо важнее для человека, так как имеет связь с его практической деятельностью. Однако, в макроструктуре дискурса высказываниям логического обоснования в целом отведена преимущественно фоновая роль. При этом отдельные случаи выдвижения информации целиком определяются прагматическим потенциалом высказывания в плане высвечивания иллокутивного намерения автора, его глобального замысла. Наибольшей прагматической нагрузкой в этой связи характеризуются предикаты оценки, наиболее часто маркирующие выделенную информацию в силу действия дискурсивно-когнитивного феномена перецентрации — перенесения внимания' читателя с локального отрывка на дискурс в целом, знаменующего качественный скачок на новый уровень восприятия текста.

13. Коммуникативная стратегия дискурсов является наиболее стабильным элементом системы. Несмотря на это, диахронные сравнения высказываний XVIII—XX вв. показывают, что основные изменения от I среза ко II срезу заключаются в общем увеличении роли говорящего, в том числе и в экспозиторном дискурсе. Специализирующая тенденция затрагивает использование риторических приемов гиперболы, иронии, допускаемых коммуникативной стратегией нарратива и хортатива, но ограниченных в экспозиторном дискурсе. Анализ языкового материала свидетельствует о сближении коммуникативных стратегий двух антропоцентричных дискурсов -нарратива и хортатива, в меньшей степени регламентированных нормами письменно-книжной речи.

Результаты настоящей диссертации о роли каузальных структур логической причины в информационной структуре дискурса могут быть обобщены следующим образом. Пропозициональное содержание вышеуказанных конструкций встраивается в ткань дискурса посредством кооперирующих синтагматических и супралинеарных (семантико-прагматических) компонентов смысла, при этом можно говорить об общей & laquo-текстуализации»- речемыслительного процесса как факте исторической эволюции. Текст предстает как обдуманная стратегия маркирования информации в соответствии с её значимостью в меняющихся условиях коммуникации.

На основании вышесказанного можно заключить, что язык — это динамично изменяющаяся во времени система, характеризующаяся внутренним единством, где изменение одного звена может существенно отразиться на остальных звеньях системы. Так, & laquo-расшатывание»- каузальной семантики определенных маркеров отношений логической причины привело к их существенной редукции. Тем не менее, как показал анализ, развитие языка невозможно без сохранения определенных константных характеристик. Изучение функционирования английских микро- и макросинтаксических конструкций логического обоснования XVIII—XX вв. в нарративном, экспозиторном и хортативном дискурсах свидетельствует о доминировании унифицирующих, а не специализирующих тенденций в их синтаксисе, семантике и прагматике, имеющих своим результатом наиболее глобальную тенденцию постепенной нейтрализации жанрового своеобразия рассмотренных дискурсов.

236

Показать Свернуть

Содержание

Глава I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ ИССЛЕДОВАНИЯ.

1.1. О понятии каузальности и принципах выделения сфер логического обоснования.

1.2. Понятие модально-диктумной пропозиции в предложениях логической причины.

1.3. Структурная характеристика синтаксических конструкций логического обоснования и особенности их каузальной связи.

1.3.1. Микросинтаксические конструкции логического обоснования.

1.3.2. Макросинтаксические конструкции логического обоснования.

1.4. Основные положения теории дискурса.

1.5. Об основных принципах синхронно-диахронного анализа.

Глава II. СТРУКТУРНО-СИНТАКСИЧЕСКИЙ, СЕМАНТИЧЕСКИЙ И ПРАГМАТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ УПОТРЕБЛЕНИЯ СРЕДСТВ ВЫРАЖЕНИЯ ЛОГИЧЕСКОГО ОБОСНОВАНИЯ В НАРРАТИВНОМ, ЭКСПОЗИТОРНОМ И

ХОРТАТИВНОМ ДИСКУРСАХ XVIII-XX ВЕКОВ.

II. 1. Семантическая классификация предикатов действия и оценки.

II.2. Структурно-синтаксический, семантический и прагматический анализ употребления средств выражения логического обоснования в нарративном, экспозиторном и хортативном дискурсах XVIII века.

II.2.1. Структурно-синтаксические, семантические и прагматические характеристики употребления микросинтаксических конструкций логического обоснования в нарративном, экспозиторном и хортативном дискурсах XVIII века.

11.2.1.1. Средства выражения логического обоснования в английском нарративном дискурсе XVIII века.

11.2.1.2. Средства выражения логического обоснования в английском экспозиторном дискурсе XVIII века.

II.2.1.3. Средства выражения логического обоснования в английском хортативном дискурсе XVIII века.

11.2.2. Структурно-синтаксический, семантический и прагматический анализ употребления ПСБ в нарративном, экспозиторном и хортативном дискурсах XVIII века.

11.2.2.1. Структурно-синтаксические, семантические и прагматические характеристики функционирования ПСБ логического обоснования в английском нарративе XVIII века.

11.2.2.2. Структурно-синтаксические, семантические и прагматические характеристики функционирования ПСБ логического обоснования в английском экспозиторном дискурсе XVIII века.

11.2.2.3. Структурно-синтаксические, семантические и прагматические характеристики функционирования ПСБ логического обоснования в английском хортативном дискурсе XVIII века.

11.2.3. Общая характеристика средств выражения логического обоснования в английском языке XVIII века (I синхронный срез).

II.3. Структурно-синтаксический, семантический и прагматический анализ употребления средств выражения логического обоснования в нарративном, экспозиторном и хортативном дискурсах XX века.

П. 3.1. Структурно-синтаксические, семантические и прагматические характеристики употребления микросинтаксических конструкций логического обоснования в нарративном, экспозиторном и хортативном дискурсах XX века.

И.3.2. Структурно-синтаксический, семантический и прагматический анализ употребления ПСБ в нарративном, экспозиторном и хортативном дискурсах XX века.

11.3.2.1. Структурно-синтаксические, семантические и прагматические характеристики функционирования ПСБ логического обоснования в английском нарративе XX века.

11.3.2.2. Структурно-синтаксические, семантические и прагматические характеристики функционирования ПСБ логического обоснования в английском экспозиторном дискурсе XVIII века.

11.3.2.3. Структурно-синтаксические, семантические и прагматические характеристики функционирования ПСБ логического обоснования в английском хортативном дискурсе XX века.

11.4. Основные тенденции развития средств выражения логического обоснования в английском языке XVIII—XX вв.еков (на примере нарративного, экспозиторного и хортативного дискурсов).

11.5. Выводы.

Глава III. КОММУНИКАТИВНО-ПРАГМАТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ВЫСКАЗЫВАНИЙ ЛОГИЧЕСКОГО ОБОСНОВАНИЯ В НАРРАТИВНОМ, ЭКСПОЗИТОРНОМ И ХОРТАТИВНОМ ДИСКУРСАХ XVIII-XX

ВЕКОВ.

III. 1. Коммуникативно-прагматический аспект высказываний и информационная стратегия дискурса в когнитивной теории употребления языка.

III.2. Коммуникативно-прагматический анализ высказываний логического обоснования в нарративном, экспозиторном и хортативном дискурсах XVIII века.

III.2.1. Коммуникативно-прагматический анализ предложений — высказываний логического обоснования в нарративном, экспозиторном и хортативном дискурсах XVIII века.

111.2.1.1. Высказывания логического обоснования реального действия.

111.2.1.2. Высказывания логического обоснования модальной интерпретации действия.

III.2.1.3. Высказывания логического обоснования оценки.

III.2.2. Роль ПСБ-микротекста со значением логического обоснования в когнитивных механизмах организации и развертывании информационной структуры нарративного, экспозиторного и хортативного дискурсов XVIII века.

111.3. Коммуникативно-прагматический анализ высказываний логического обоснования в нарративном, экспозигорном и хортативном дискурсах XX века.

111.3.1. Коммуникативно-прагматический анализ предложений — высказываний логического обоснования в нарративном, экспозиторном и хортативном дискурсах XX века.

111.3.1.1. Высказывания логического обоснования реального действия.

111.3.1.2. Высказывания логического обоснования модальной интерпретации действия.

111.3.1.3. Высказывания логического обоснования оценки.

111.3.2. Роль ПСБ-микротекста со значением логического обоснования в когнитивных механизмах организации и развертывании информационной структуры нарративного, экспозиторного и хортативного дискурсов XX века.

111.4. Выводы.

Список литературы

1. Адмони В. Г. Синтагматическое напряжение в стиле и прозе// Инвариантные синтаксические значения и структура предложения. — М.: Просвещение, 1969. -288 с.

2. Адмони В. Г. Грамматика и текст// Вопр. языкознания. М., 1985. — № 1. -С. 63−69.

3. Адмони В. Г. Система современного немецкого языка. -Л. :Наука, 1973. -213 с.

4. Алисова Т. Б. Дополнительные отношения модуса и диктума// Вопр. языкознания. М., 1971.- № 1, — С. 54−64.

5. Алисова Т. Б. Очерки синтаксиса итальянского языка. М.: Изд. -во МГУ, 1971. -293 с.

6. Арутюнова Н. Д. Аксиология в механизмах жизни и языка// Проблемы структурной лингвистики. М., 1982. — С. 61−79.

7. Арутюнова Н. Д. Ненормативные явления и язык// Язык и логическая теория: Сб.н. тр. АН СССР централ. Совет философ, (методологии.) семинаров при президиуме АН СССР /Отв. ред. В. В. Петров.- М., 1987. С. 140−152.

8. Арутюнова Н. Д. О номинативном аспекте предложения// Вопр. языкознания. -М., 1971. -№ 6. -С. 53−68.

9. Арутюнова Н. Д. Предложение и его смысл.- М.: Наука, 1976. 383 с.

10. Арутюнова Н. Д. & laquo-Полагать»- и & laquo-видеть»- (к проблеме смешанных пропозициональных установок)// Логический анализ языка. Проблемы интенсиональных и прагматических контекстов. Под ред. Н. Д. Арутюновой. -М. Наука, 1989. С. 7−30.

11. Арутюнова Н. Д. Сравнительная оценка ситуаций// Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. М., 1983.- Т. 42. — № 4. — С. 330−341.

12. Арутюнова Н. Д. Типы языковых значений. Оценка. Событие. Факт. М.: Наука, 1988. -341 с.

13. Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека. М. :Языки русской культуры, 1999. — 896 с.

14. Ахундов М. Д. Концепция пространства и времени: истоки, эволюция перспективы. М., 1982. — 320 с.

15. Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. М.: Изд-во иностр. лит., 1955. — 416 с.

16. Балли Ш. Французская стилистика. М.: Изд-во иностр. лит., 1961. — 199 с.

17. Бархударов JT.C. Структура предложения в английском языке (постановка вопроса)// Сб. науч. тр. МГПИИЯ им. М. Тореза. Вып. 151. — М., 1979. — С. 23−36

18. Бархударов JI.C. Текст как единица языка и единица перевода// Лингвистика текста. Тез. науч. конф. 4.1. — М., 1974. — С. 54−66

19. Бархударов Л. С., Колшанский Г. В. К проблеме структуры сложного предложения. М: Изд-во МГУ, 1958. — 312 с.

20. Бархударов Л. С., Штеллинг Д. А. Грамматика английского языка. -М. :Высшая школа, 1965. 422 с.

21. Белошапкова В. А. Современный русский язык. М. :Высшая школа, 1989. -800 с.

22. Бенвенист Э. Общая лингвистика. М., 1974. — 212 с.

23. Бенвенист Э. Уровни лингвистического анализа// Новое в зарубежной лингвистике. -М.: Прогресс, 1965. Вып. 4. — С. 159−181.

24. Беляева Е. И. Функционально-семантические поля модальности в английском и русском языках. Воронеж, 1985. — 111 с.

25. Блох М. Я. Теоретические основы грамматики. М. :Высшая школа, 2000. -160 с.

26. Богданов В. В. Деятельностный аспект семантики/ЛТрагматика и семантика синтаксических единиц: Сб. науч. тр. /Под ред. И. П. Сусова. -Калинин, 1984. -С. 12−23.

27. Бондарко А. В. Функциональная грамматика. Л. :Наука, 1984. — 136 с.

28. Борботько В. Г. Элементы теории дискурса (учеб. пособие). -Грозный, 1981. -113 с.

29. Вежбицка А. Восприятие: семантика абстрактного словаря// Новое в зарубежной лингвистике. М.. Прогресс, 1986. — Вып. 18. — С. 336−370.

30. Вейхман Г. А. Новый взгляд на английский синтаксис. М., 1995. — 289 с. 31. Вейхман Г. А Текст и его конституенты в синтаксическом аспекте// Логико-грамматический анализ текста. Межвуз. сб. — М., 1989. — С. 91−102.

31. Виноградов В. В. Некоторые задачи изучения синтаксиса простого предложения//Вопр. языкознания. -М., 1954. № 1. — С. 3−29.

32. Виноградов В. В. О категории модальности и модальных словах в русском языке//В. В. Виноградов Исследования по русской грамматике,-М. :Просвещение, 1975. С. 53−87.

33. Виноградов В. В. Русский язык. М.: Просвещение, 1972. — 614 с.

34. Вольф Е. М. О соотношении квалификативных и дескриптивных структур в семантике слова и высказывания// Изв. АН СССР. Сер. лиг. и яз. М., 1981. -Т. 40. — № 4. — С. 391−397.

35. Вольф Е. М. Оценка и & laquo-странность»- как виды модальности// Язык и логическая теория: Сб. науч. тр. АН СССР. /Отв. ред.В. В. Петров.- М., 1987. С. 178−186.

36. Вольф Е. М. Субъективная модальность и семантика пропозиции// Прагматика и проблемы интенсиональности: Сб. науч. тр. АН СССР Ин-т языкознания. М., 1988. — С. 124−143.

37. Вольф Е. М. Функциональная семантика оценки. М. :Наука, 1985. — 228 с.

38. Воробьёва О. П. Текстовая категория как компонент семантической структуры текста// Семантика целого текста. Тез. выступ. АН СССР Ин-т языкознания., ОГУ, сент. 1987. М., 1987. — С. 32.

39. Всеволодова М. В., Ященко Т. А. Причинно-следственные отношения в современном русском языке. М. :Рус. яз., 1988. — 207 с.

40. Выготский А. С. Избранные психологические исследования. М., 1956. -520с.

41. Гак В. Г. Теоретическая грамматика французского языка. Морфология. -М. :Высшая школа, 1986. 312 с.

42. Гальперин И. Р. Грамматические категории текста (опыт обобщения)// Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. М., 1977. — Т. 36. — № 6. — С. 522−532.

43. Гальперин И. Р. Интеграция и завершённость текста// Изв. АН СССР. Сер. лиг. и яз. М., 1980, — Т. 41. — № 6. — С. 57−76.

44. Гальперин И. Р. О понятии & laquo-текст»-// Вопр. языкознания. М., 1976, — № 6. -С. 34−51.

45. Гальперин И. Р. О понятиях & laquo-стиль»- и & laquo-стилистика»-// Вопр. языкознания. -М., 1973. -№ 3. С. 45−56.

46. Гальперин И. Р. Относительно употребления терминов & laquo-значение»-, & laquo-смысл»-, & laquo-содержание»- в лингвистических работах// Филол. науки. М., 1982.- № 5. — С. 34−42.

47. Гальперин И. Р. Очерки по стилистике английского языка. М. :Изд-во литры на иностр. яз., 1958. — 440 с.

48. Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. -М. :Наука, 1981. -139 с.

49. Толкова В .Я. Выражение причинно-следственных отношений предложным словосочетанием в современном английском языке. Автореф. дис. канд. филол. наук. — Калинин, 1974. — 28 с.

50. Гордон Д., Лакофф Дж. Постулаты речевого общения// Новое в зарубежной лингвистике. М: Прогресс, 1985 — Вып. 16. — С. 270−302.

51. Горелов И. Н. Глубинная структура как психолингвистическая реальность// Прагматика и семантика синтаксических единиц: Сб. науч. тр. /Под ред. И. П. Сусова.- Калинин, 1984, — С. 23−30.

52. Городецкий Б. Ю. От редактора// Новое в зарубежной лингвистике. -М.: Прогресс, 1986. Вып. 17, — 422 с.

53. Грайс Г. П. Логика и речевое общение// Новое в зарубежной лингвистике. -М.: Прогресс, 1985, — Вып 16. С. 217−237.

54. Грамматика современного русского литературного языка /Под. ред. Н. Ю. Шведовой. М. :Наука, 1970. -767 с.

55. Гринько JI. B, Титов В. Т. О модальности, гипотетичности и категоричности текста// Семантика целого текста. Тез. выступ. АН СССР Ин-т языкознания, ОГУ, сент. 1987. М., 1987. — С. 45.

56. Гулыга О. А. К проблеме связанности ситуаций// Проблемы внутренней и внешней лингвистики/ Отв. ред. Ю. С. Степанов. М., 1978. — С. 97−114.

57. Данеш Ф., Гаузенблас К. Проблематика уровней с точки зрения структуры высказывания и системы языковых средств// Единицы разных уровней грамматического строя языка и их взаимодействие /Отв. ред. В. Н. Ярцева, Н. Ю. Шведова. М. :Наука, 1969. — С. 7−20.

58. Данилов К. К. Язык и отображение мира в сознании. М., 1995. — 68 с.

59. Дейк Т. А. Вопросы прагматики текста// Новое в зарубежной лингвистике. -М.: Прогресс, 1978. Вып. 8. — С. 259−336.

60. Дейк Т. А. Язык. Познание. Коммуникация// Сб. раб. М. :Прогресс, 1989. -312 с.

61. Дейк Т. А., Кинтш В. Стратегии понимания связного текста// Новое в зарубежной лингвистике. М. Прогресс, 1988. — Вып. 23. — С. 153−211.

62. Демьянков В. З. & quot-Теория речевых актов& quot- в контексте современной зарубежной лингвистической литературы (обзор направлений)// Новое в зарубежной лингвистике. М. :Прогресс, 1986.- Вып. 17. — С. 223−234.

63. Дидковская Л. А. Причинно-следственные отношения в сложном предложении и тексте (на материале английского языка XVIII и XX вв.). -Дис.. канд. филол. наук. М., 1985. -200 с.

64. Дридзе Т. М. Язык информации и язык реципиента как факторы информированности//Речевое воздействие. Проблемы прикладной психолингвистики. М., 1972. — С. 34−54.

65. Ермолаева П. С. К вопросу о соотношении модальности и предикативности// Филол. науки. М., 1963, — № 4. — С. 120−126.

66. Журавлев В. К. Диахроническая морфология. М. Наука, 1991. — 208 с.

67. Звегинцев В. А. Предложение и его отношение к языку и речи. -М. :Наука, 1976. 307 с.

68. Зверева Е. А. Научная речь и модальность. Л. :Наука, 1983. — 159 с.

69. Золотова Г. А. Коммуникативные аспекты русского синтаксиса. -М. :Наука, 1982. -368 с.

70. Золотова Г. А. Очерк функционального синтаксиса русского языка. -М. :Наука, 1973. -351 с.

71. Изаренков Д. И. Бессоюзное сложное предложение: система языка и обучение иностранцев русской речи. М. :Рус. яз., 1990. — 164 с.

72. Ильиш Б. А. Современный английский язык. М. :Изд-во лит-ры на иностр. яз., 1948. -321 с.

73. Ильиш Б. А. Строй современного английского языка, — Л. :Просвещение, 1965. -354 с.

74. Иоанесян Е. Р. Знание и восприятие// Прагматика и проблемы интенсиональности: Сб. науч. тр. АН СССР Ин-т языкознания. М. 1988. -С. 214−224.

75. Иоанесян Е. Р. Проблемы эпистемического согласования// Логический анализ языка. Проблемы интенсиональных и прагматических контекстов. /Под ред.Н. Д. Арутюновой. М. :Наука, 1989. — С. 116−133.

76. Иофик Л. Л. Проблема структуры сложного предложения в новоанглийском языке. Автореф. дис. д-ра филол. наук. — Л., 1965.- 41 с.

77. Иофик Л. Л. Сложное предложение в новоанглийском языке. Л: ЛГУ, 1968. -214 с.

78. Каменская О. Л. Текст и коммуникация. М., 1990. — 67 с.

79. Кверк Р., Гринбаум С., Лич Г., Свартвик Дж. Грамматика английского языка для университетов. М. :Высшая школа, 1982. — 391 с.

80. Кибрик А. А., Плунгян В. А. Когнитивные исследования по дискурсу// Вопр. языкознания.- М., 1994. -№ 5, — С. 126−139.

81. Кибрик А. А. Функционализм// Фундаментальные направления современной американской лингвистики: Сб. обзоров. /Под ред. А. А. Кибрика, И. М. Кобозевой и И. А. Секериной, — М.: Изд-во МГУ, 1997.- С. 276−339.

82. Кинэн Э. Л. К универсальному определению подлежащего// Новое в зарубежной лингвистике. М. Наука, 1982. — Вып. 11. — С. 236−276.

83. Киселёва Л. А. Текст в иерархии единиц коммуникативной подсистемы// Лингвистика текста. Тез. науч. конф. 4.1. — М., 1974. — С. 16.

84. Кифер Ф. О пресуппозициях// Новое в зарубежной лингвистике. -М. :Прогресс, 1978. -Вып.8. -С. 337−369.

85. Клаус Г. Сила слов: гносеологический и прагматический анализ языка. -М. :НаукаД967. -104 с.

86. Ковалева Л. М. Проблемы структурно-семантического анализа простой глагольной конструкции в современном английском языке. Иркутск: Изд-во Иркутского ун-та, 1987. — 221 с.

87. Ковтунова И. И. Современный русский язык: порядок слов и актуальное членение предложения. М: Просвещение, 1976. — 239 с.

88. Колосова Т. А. О диктуме и модусе в сложном предложении// Филол. науки. -М. :Высшая школа, 1979. -№ 2. С. 47−53.

89. Колосова Т. А., Черемисина М. И. О принципах классификации сложных предложений//Вопр. языкознания. -М., 1984, — № 6. С. 74−80.

90. Колшанский Г. В. К вопросу о содержании языковой категории модальности// Вопр. языкознания. М., 1961. — № 1. — С. 94−98.

91. Колшанский Г. В. Коммуникативная функция и структура языка. М. :Наука, 1984. — 175с.

92. Колшанский Г. В. Контекстная семантика. М. :Просвещение, 1980. -148 с.

93. Колшанский Г. В. Прагматика языка// Сб. науч. тр. МГПИИЯ им. М. Тореза. -М., 1979, — Вып. 151. С. 3−8.

94. Колшанский Г. В. Текст как единица коммуникации// Проблемы общего и германского языкознания. М. :Просвещение, 1978. — С. 26−37.

95. Комаров А. П. Система средств выражения причинно-следственных отношений в современном немецком языке. Дис. д-ра филол. наук. — Алма-Ата, 1973. — 224 с.

96. Коссериу Е. Современное положение в лингвистике. Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. -М& bdquo- 1977. — Т. 36. — № 16. — С. 356−367.

97. Кох В. Предварительный набросок дискурсивного анализа семантического типа// Новое в зарубежной лингвистике. М. :Прогресс, 1978, — Вып.8. — С. 149 171.

98. Краткий словарь когнитивных терминов//Под общ. ред. Е. С. Кубряковой. -М.: Изд-во МГУ, 1997. 245 с.

99. Кривоносов А. Т. Естественный язык и логика. Москва-Нью-Йорк, 1993. 318 с.

100. Кручинина И. Н. Русская грамматика. М. :Наука, 1980. — 654 с.

101. Крушельницкая К. Г. Коммуникативное задание предложения и способы его выражения. Учеб. пособие по сопоставительной грамматике немецкого языка МГПИИЯ им. М. Тореза. — М., 1978. — 126 с.

102. Крушельницкая К. Г. О синтаксической природе актуального членения// Инвариантные синтаксические значения и структура предложения. -М. :Наука, 1969. С. 67−87.

103. Крылова О. А. Понятие многоярусности актуального членения и некоторые синтаксические категории (сочинение, подчинение, обособление, присоединение)// Филол. науки. М., 1970. — № 5. — С. 78−84.

104. Кудрявцева Т. Ю. Об одном из способов выражения значения причинного обоснования в устной литературной речи// Каузальность и структуры рассуждений в русском языке: Межвуз. сб. науч. тр. РГГУ. М., 1993. — С. 74−79.

105. Кузнецова Н. Е. Пропозитивные выражения в позиции подлежащего оценочного предложения// Прагматика и семантика синтаксических единиц: Сб. науч. тр. -Ютв. ред.И. П. Сусов. Калинин, 1984. — С. 74−80.

106. Кухаренко В. А. Интерпретация текста. М.. Просвещение, 1988. -192с.

107. Лакофф Дж. Лингвистические гештальты// Новое в зарубежной лингвистике. М. :Прогресс, 1981. — Вып. 10, — С. 350−368.

108. Левковская Н. А. В чём разница между СФЕ и абзацем// Филол. науки. -М., 1980. 1 (115). -С. 75−78.

109. Леонтьев А. А. Высказывание как предмет лингвистики, психолингвистики и теории коммуникации// Синтаксис текста. М. :НаукаД979. -С. 18−36.

110. Леонтьев А. А. От редактора// Д. Слобин, Дж. Грин Психолингвистика. -М. :Наука, 1976. С. 3−5.

111. Леонтьев А. А. Слово в речевой деятельности. М. :Наука, 1965. — 72 с.

112. Ли Ч. Н., Томпсон С. А. Подлежащее и топики: новая типология языков// Новое в зарубежной лингвистике. М. :Прогресс, 1982. — Вып. 11. — С. 193−235.

113. Лингвистический энциклопедический словарь (ЛЭС). М. :Советская энциклопедия, 1990. — 685 с.

114. Лотман Ю. М. Структура художественного текста. М.. Наука, 1970. — 384 с.

115. Лузина П. Г. Распределение информации в тексте (когнитивный и прагмастилистический аспекты). М. :ИНИОН РАН, 1996. -139 с.

116. Ляпон М. В. Прагматика каузальности// Русистика сегодня. Язык: система и её функционирование. /Отв. ред. Ю. Н. Караулов. М.: Наука, 1988. — С. 116−121.

117. Макаров М. Л. Языковой дискурс и психология// Язык и дискурс. Когнитивный и семантический аспекты.: Сб. науч. раб. Тверь, 1997. — С. 34−45.

118. Макарова Н. П. Модальный план вопросно-ответного диалогического единства с неместоимённым вопросом. Дис. канд. филол. наук. -Саранск, 1985. -178 с.

119. Максютова О. М. Языковая реализация прагматической установки в британской прессе (на материале заголовка как компонента газетного текста). -Автореф. дис. канд. филол. наук. М., 1984. — 25 с.

120. Маслов Б. А. Проблемы лингвистического анализа связного текста. -Таллин, 1975. -104 с.

121. Матезиус В. О так называемом актуальном членении// Пражский лингвистический кружок. /Отв. ред. Н. А. Кондрашов. М. :Просвещение, 1967. -С. 239−245.

122. Мегентесов С. А. Импликативные связи как средство семантической организации текста// Сб. науч. тр. МГТТИИЯ им. М. Тореза. М., 1979. — Вып. 151. -С. 66−81.

123. Мецлер А. А. Синтаксические функции модально-вводных слов и модально-вводных словосочетаний в современном немецком языке// Сб. науч. тр. МГПИИЯ им. М. Тореза. М. Д972. -Вып. 71. — С. 86−102.

124. Митрофанова З. И. Семантико-синтаксические, прагматические и функциональные особенности двузвенных сложных предложений в свете актуального членения (на материале английского языка). -Дис.. канд. филол. наук. М., 1996. — 267 с.

125. Моррис Ч. У. Основы теории знаков// Семиотика. М. Просвещение, 1990. -С. 89−97.

126. Москальская О. И. Грамматика текста. М. :Высшая школа, 1981. — 184 с.

127. Москальская О. И. Семантика текста// Вопр. языкознания. М., 1980. — № 6,-С. 32−42.

128. Москальская О. И. Текст как лингвистическое понятие// ИЯШ. М., 1978. -№ 3. — С. 78−96.

129. Наер B. JI. Категория текста и прагматика// Сб. науч. тр. МГПИИЯ им. М. Тореза. М., 1985. — Вып. 245. — С. 4−13.

130. Натанзон Е. А. Категория модальности в современном английском языке. Конспект лекций// Сб. науч. тр. МГПИИЯ им. М. Тореза. М., 1975. — С. 89−105.

131. Невижина З. В. Структурно-семантическая организация СФЕ в современном английском языке. Автореф. дис. канд. филол. наук-Киев, 1971. — 23 с.

132. Недялков В. П., Сильницкий Г. Г. Типология каузативных конструкций. Морфологический каузатив. JI. Просвещение, 1969. — 230 с.

133. Никитин М. В. Имплицитные значения в структуре вербальной коммуникации// Всесоюзная научная конференция & quot-Коммуникативные единицы языка& quot-. Тезисы докладов. /Ред. Г. В. Колшанский. М., 1984. — С. 187−189

134. Новиков А. И. Семантика текста и её формализация. М. :НаукаД983. -213с.

135. Нунэн М. О подлежащих и топиках// Новое в зарубежной лингвистике. -М:Прогресс, 1982. Вып. 11. — С. 356−375.

136. Остин Дж. Слово как действие// Новое в зарубежной лингвистике. -М: Прогресс, 1986. Вып. 17. — С. 22−130.

137. Откупщикова М. И. Синтаксис связного текста (учеб. пособие). -Л. :Просвещение, 1982. 100 с.

138. Павиленис Р. И. Понимание речи и философия языка (вместо послесловия)// Новое в зарубежной лингвистике. М. :Прогресс, 1986. -Вып. 17. -С. 380−388.

139. Павиленис Р. И. Проблема смысла: современный логико-философский анализ языка. М.: Наука, 1983. -286 с.

140. Падучева Е. В. Высказывание и его соотнесённость с действительностью (референциальные аспекты семантики местоимений). М: НаукаД985. -271 с.

141. Падучева Е. В. Каузальное отношение, факт и общефактическое значение русского глагольного вида// Каузальность и структуры рассуждений в русском языке: Межвуз. сб. науч. тр. РГТУ. М. Д993. — С. 27−33.

142. Падучева Е. В. Предложения тождества: семантика и коммуникативные структуры// Язык и логическая теория: Сб. науч. тр. АН СССР. /Отв. ред. В. В. Петров. -М. :Наука, 1987. С. 152−163.

143. Падучева Е. В. Презумпции и другие виды эксплицитной информации в предложении// Научно-техническая информация. М., 1981. — сер.2. — № 11. — С. 23−30.

144. Падучева Е. В. Семантика нарратива. М. :Наука, 1996. — 415 с.

145. Панкрац Ю. Г. Пропозициональная форма представления знаний// Сб. науч,-аналит. обзоров Язык и структура представления знаний. М. :Наука, 1992. -С. 78−97.

146. Панфилов В. З. Взаимодействие языка и мышления.- М. :Просвещение, 1971. -231 с.

147. Панфилов В. З. Типы модальных значений и их роль в конструировании структуры предложения// Otazky Slovanske Syntaxe 4|2 Brno: Universita J. -F. Purkyne, 1980. P. 4−15.

148. Перепеченко Г. П. Проблемы актуального членения многозвенного сложноподчиненного предложения// Сб. науч. тр. Ml 11ИИЯ им. М. Тореза. -М., 1972. Вып. 71. — С. 173 -179.

149. Петров В. В. Язык и логическая теория: в поисках новой парадигмы// Язык и логическая теория: Сб. науч. тр. АН СССР. М., 1987. — С. 15−20.

150. Пешковский A.M. Русский синтаксис в научном освещении. 7-е изд,-М. :Уч. пед. из., 1956. -511 с.

151. Попов Ю. В., Трегубович Т. П. Текст: структура и семантика. -Минск, 1981,187 с.

152. Поспелов Н. С. О различиях в структуре сложноподчиненного предложения// Исследования по синтаксису русского литературного языка. -М. :Изд-во лит-ры на ин. яз, 1956. С. 48−76.

153. Поспелова А. Г. Косвенные высказывания// Спорные вопросы английской грамматики. Л. 'Просвещение, 1988. -208 с.

154. Проблемы типологии текста: Сб. науч. -аналит. обзоров. М. :Наука, 1984,-177 с.

155. Пфютце М. Грамматика и лингвистика текста// Новое в зарубежной лингвистике. М. :Прогресс, 1978. -Вып.8. — С. 218−242.

156. Пугачева Е. Ф. Эволюция средств выражения каузальных отношений ванглийском языке научной прозы XVIII—XX вв. Дис. канд. филол. наук. 1. М& bdquo- 1996−199 с.

157. Разинкина Н. М. Развитие языка английской научной литературы. Лингвостилистическое исследование. М. :Наука, 1978. — 210 с.

158. Распопов И. П. Дихотомическая классификация так называемых сложноподчиненных предложений// Фило. науки. М., 1979. — № 6. — С. 44−50.

159. Распопов И. П. Очерк по теории синтаксиса. ВоронежД973. — 220 с.

160. Распопов И. П. Строение простого предложения в современном русском языке. М. :Просвещение, 1970. — 87 с.

161. Расторгуева Т. А. Варьирование и исторические изменения морфологической системы английского языка. Автореф. дис. д-ра филол. наук. — М., 1980. — 51 с.

162. Расторгуева Т. А. Очерки по исторической грамматике английского языка. -М. :Высшая школа, 1989. 160 с.

163. Реферовская Е. А. Лингвистические исследования структуры текста. -Л. :Наука, 1983. -213 с.

164. Русская грамматика. В 2-х т. Т. 2: Синтаксис. /Отв. ред. Н. Ю. Шведова. -М. :Наука, 1980. 709 с.

165. Сгалл П. Значение и содержание предложения// Научно-техническая информация. М., 1976. — сер. 2. — № 11. — С. 95−112.

166. Сгалл П. К программе лингвистики текста// Новое в зарубежной лингвистике. М. :Прогресс, 1978. — Вып.8. — С. 79−88.

167. Севбо И. П. Структура связного текста и автоматическое реферирование. -М. :Просвещение, 1969. 145 с.

168. Семантические типы предикатов. /Отв. ред. О. Н. Селиверстова. -М.'. Наука, 1982. 364 с.

169. Сергеева В. И. Лингвистическая сущность предикации// Прагматика и семантика синтаксических единиц: Сб. науч. тр. /Под. ред.И. П. Сусова. Калинин, 1984. -С. 30−36.

170. Серкова Н. И. Предпосылки членения текста на сверхфразовом уровне// Вопр. языкознания. М., 1978. — № 3. — С. 75−82.

171. С ер ль Дж. Основные понятия исчисления речевого акта. // Новое в зарубежной лингвистике. М. :Прогресс, 1986. — Вып.8. — С. 242−263.

172. Серлъ Дж., Вандервекен Д. Что такое речевой акт?// Новое в зарубежной лингвистике. М.: Прогресс, 1986. — Вып. 17. — С. 151−169.

173. Сильницкая Г. В., Сильницкий Г. Г. Модель глагольного действия и семантическая классификация глаголов с предикатными актантами\ Категории глагола и структура предложения. Л. :Наука, 1983. — С. 28−41.

174. Сильницкий Г. Г. Семантические классы глаголов в английском языке. -Смоленск, 1986. 112 с.

175. Слюсарева Н. А. Аспекты общей и частной лингвистической теории текста. М.: Наука, 1982. — 190 с.

176. Слюсарева Н. А. Проблемы функционального синтаксиса современного английского языка. М. :Наука, 1981. — 208 с.

177. Смирницкий А. И. Морфология английского языка.- М. :Изд-во лит-ры на иностр. яз, 1959. 440 с.

178. Советский энциклопедический словарь. /Отв. ред. A.M. Прохоров. -М. :Советская энциклопедия, 1983. 1600 с.

179. Ступина И. Ю. Коммуникативная организация высказываний в контекстуальном и семантическом аспектах (на материале русского и английского языков). Автореф. дис. канд. филол. наук. — Л., 1979. — 22 с.

180. Сумлинова С. Н. Динамика восприятия анафоры// Язык и логическая теория языка: Сб. науч. тр. АН СССР. /Отв. ред. В. В. Петров. М., 1987. -С. 193−199

181. Сусов И. П. Семантика и прагматика предложения (учеб. пособие). -Калинин, 1980. -50 с.

182. Телия В. Н. Метафора как проявление антропоцентризма в естественном языке// Язык и логическая теория: Сб. науч. тр. АН СССР. /Отв. ред. В. В. Петров. -М., 1987. -С. 186−192.

183. Теремова P.M. Опыт функционального описания причинных конструкций. -Л. :ЛГПИ, 1987. 70 с.

184. Теремова P.M. Следственные конструкции в современном русском языке,-Л. :ЛГПЩ987. -53 с.

185. Тимберлейк А. Косвенно-объектные контролеры рефлексивизации в русском языке// Новое в зарубежной лингвистике. М. :Прогресс, 1982.- Вып. II. -С. 166−192.

186. Тураева А. Д. Лингвистика текста. -М. :Наука, 1983. 142 с.

187. Фоллесдаль Д. Понимание и рациональность// Новое в зарубежной лингвистике. М. :Прогресс, 1986. -Вып. 18. — С. 135−159.

188. Франк Д. Семь грехов прагматики: тезисы о теории речевых актов, анализе речевого общения, лингвистике и риторике// Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17. — М. :Прогресс, 1986. — С. 363−373.

189. Хэар Р. Дескрипция и оценка// Новое в зарубежной лингвистике. -М. :Прогресс, 1985. -Вып. 16. С. 183−195.

190. Хэллидей М.А. К. Место & quot-функциональной перспективы предложения& quot- в системе лингвистического описания// Новое в зарубежной лингвистике. М.: Прогресс, 1978. — Вып.8. — С. 138−148.

191. Цесельская Т. Г. К проблеме семантических и синтаксических связей грамматического субъекта с грамматическим объектом (на материале современного немецкого языка)// Сб. науч. тр. МГПИИЯ им. М. Тореза М., 1972. -Вып. 71. -С. 247−270.

192. Чахоян Л. П. Общая теория высказывания// Спорные вопросы английской грамматики. /Отв. ред. В. В. Бурлакова. Л. ЛГУ, 1988. — С. 122−141.

193. Чахоян Л. П. Синтаксис диалогической речи современного английского языка. М. :НаукаД979. — 168 с.

194. Чейф У. Данное, контрастивность, определенность, подлежащее, топики и точка зрения// Новое в зарубежной лингвистике. М. :Прогресс, 1982. — Вып. 11. -С. 277−316.

195. Ченки А. Семантика в когнитивной лингвистике// Фундаментальные направления современной американской лингвистики /Под. ред. А. А. Кибрика, И. М. Кобозевой и И. А. Секериной. -М. :МГУ, 1997. С. 340−389.

196. Черняховская Л. П. Информационный инвариант смысла текста и вариативность его языкового выражения. Дис. д-ра филол. наук. — М., 1983. -208 с.

197. Чулкова B.C. Один из способов интеграции текста// Филол. науки. -М. :Высшая школа, 1978. № 1(103). — С. 47−57.

198. Шведова Н. Ю. О некоторых активных предложениях в современном русском синтаксисе (наблюдения над языком газеты)// Вопр. языкознания. -М., 1964. № 2. — С. 3−18.

199. Шевякова В. Е. Актуальное членение предложения// Лингвистический энциклопедический словарь. /Отв. ред. В. Н. Ярцева. -М. :Советская энциклопедия, 1990. С. 22−23.

200. Шишкина Т. А. Косвенное высказывание в сверхфразовом диалогическом единстве (на материале немецкого языка). Автореф. дис. канд. филол. наук. -М., 1984. -21 с.

201. Шмидт 3. & quot-Текст"- и & quot-история"- как базовые категории// Новое в зарубежной лингвистике. М. :Прогресс, 1978. — Вып. 8. — С. 89−108.

202. Язык и наука конца XX века: Сб. статей. /Под ред. Ю. С. Степанова. -М. :Наука, 1995. -321 с.

203. Baecklund J. Grounds for prominence. ||Studia neophilologica. -Amsterdam, 1988. Vol. 60, 2|1. — P. 37−61.

204. Bally Ch. Syntaxe de la modalite expiiciteW CFS. Paris, 1942. — № 2. — P. 76−85.

205. Boost K. Neue Untersuchungen zum Wesen und zur Struktur des Deutschen Satzes. Der Satz als Spannungsfeld. Berlin, 1957. — 134 p.

206. Callow K. Discourse considerations in translating the word of God. -N.Y. :Academic Press, 1974. 121 p.

207. Carnap R. Introduction to semantics and formalization of logic. L., 1959. -23 lp.

208. Chafe W. Repeated verbalizations as evidence for the organization knowledge|| Reprints of the plenary sessionpapers: XlVth Intern. Congress of linguists. -Berlin. 1987. -P. 88−110.

209. Danes F. Zur semantischen und thematischen Struktur des KommunikatsJI Probleme der Textgrammatik. Studia Grammatica, XI. — Berlin, 1976. — P. 29−40.

210. Davison A. Indirect speech acts and what to do with them|| Syntax and semantics by J.P. Kimball. N.Y., 1975. — Vol. 3: Speech acts. — P. 143−185.

211. Dijk T.A. Prejudice in discourse|| Pragmatics and beyond. Amsterdam-Philadelphia, 1984. -Vol. 3. -170 p.

212. Dijk T.A. Some aspects of text grammar: a study in theoretical linguistics and poetics. the Hague, 1972. — 375 p.

213. Dijk T.A., Kintsch W. Strategies of discourse comprehension. -N.Y. Academic Press, 1983. 418 p.

214. Fillmore Ch. The case for case.| Universals in linguistic theory. N.Y., 68.- P. 67−98.

215. Firbas J. A note on transition proper in functional sentence analysis|| Philologica Pragensia, K.8. Prague, 1965. — M" 1- 4 .- 409 p.

216. Firbas J. On defining the theme in functional sentence analysis|| Travaux linguistique de Prague. Prague, 1966. — № 1. — P. 267−280.

217. Foley W.A. Information structured The encyclopedia of language and linguistics. Oxford: Oxford University Press- 1994. — Vol. 3. — P. 1678−1685.

218. Fox B.A., Thompson S.A. A discourse explanation of the grammar of relative clauses in English conversation!| Language. Amsterdam, 1990. — Vol. 66. — № 1. — P. 297−316.

219. Genette G. Narrative Discourse. An essay in method. N. Y., 1983. — 288 p.

220. Genette G. Narrative discourse revisited. N.Y., 1988. — 175 p.

221. Givon T. Syntax: a functional typological introduction. Amsterdam, 1990. -Vol. 2. — 428 p.

222. Givon Т. Topic continuity in discourse: an introduction!| Topic continuity in discourse. A quantitative cross-language study. Amsterdam — Philadelphia, 1983. -P. 1−42.

223. Grimes J.E. The thread of discourse. the Hague — Paris, 1975. — 371 p.

224. Gumperz J.J. Discourse strategies. Studies in international sociolinguistics. -Cambridge, 1982. -. -225 p.

225. Halliday M.A.K., Hasan R. Cohesion in English. L. :Longman, 1976. — 374 p.

226. Harris Z.S. Discourse Analysis|| Language. N.Y., 1952.- Vol. 28. — № 1, — P. 355−383.

227. Harweg R. Pronomina und Textkonstitution. Muenchen, 1968. — 203 p.

228. Hornby P.A. A surface structure and the topic-comment distinction: a developmental study|| Child development. N.Y., 1971. — № 42. — P. 1975−1988.

229. Isenberg H. Der Begriff «Text in der Sprachtheorie"|| AG. -Bericht. Berlin, 1970. -№ 80. -391 S.

230. Johnson M. The body in the mind: the bodily basis of meaning, imagination and reason. Chicago, 1987. -231 p.

231. Karttunen L. Possible and mustW Structur and semantics. ed. By John P. Kimball. — N.Y. and L. :Seminar Press, 1972. — Vol. 1. — P. 1−20.

232. Kempson R.M. Presupposition and the delimitation of semantics. -Cambridge, 1975. -235 p.

233. Larson M.L. The functions of reported speech in discourse! | The summer institute of linguistics. Dallas, 1978. — Publications in linguistics. — № 59. — 421 p.

234. Leech G.N. Towards a semantic description of English. L. :Longman, 1970. -277 p.

235. Longacre R.E. The grammar of discourse. N.Y., L., 1983. -423 p.

236. Lux F. Text, Situation, Textsorte: Probleme der Textsortenanalyse|| Tuebinger Beitraege zur Linguistik. Tuebinger, 1981. — № 172. — 391 S.

237. Lyons J. Semantics. -L., 1977. Vol. 1. -373 p.- 1979. — Vol. 2. — P. 373−897.

238. Mittwoch A. Grammar of illocutionary force|| Lingua. Berlin, 1976. — Vol. 40. -P. 21−42.

239. Peer W. Stylistics and psychology: investigations of foregrounding. -L.: Longman, 1986 438 p.

240. Perry D. What things can be evaluated. Journal of Philosophy. — L., 1964. -Vol. 61.- № 6. -P. 78−90.

241. Pickering W. A framework for discourse analysisj| Summer institute of linguistics. Dallas, 1980. — Publication in linguistics. — № 64. — 189 p.

242. Poutsma H. A grammar of late modern English. Part I. -Groningen:Noordhoff, 1929. P. 543−1057.

243. Reinhart T. Principle of gestalt perception in the temporal organization of narrative text|| Linguistics.- the Hague Paris, 1984. — Vol. 22. 6. — P. 779−809.

244. Riffaterre M. Stylistic context|| Word. N.Y. :Academic Press, 1960. -Vol. 16. -№ 2. — P. 87 — 95.

245. Sapir E. Grading: a study in semantics|| Philosophical Sciences. N.Y., 1944. -Vol. 11. -№ 2. -P. 78−99.

246. Stevenson Ch. Facts and values (studies in ethical analysis))! Yale U.P. New Maven. -L., 1964. -106 p.

247. Svoboda A. The hierarchy of communicative units and fields as illustrated by English attributive constructions|j Brno Studies in English. Brno, 1968. — Vol. 7. — P. 121−163.

248. Swan M. Practical English usage. M. :Vyssaja skola, 1984. — 639 p.

249. Thompson S.A. Grammar and written discourse. Initial vs final purpose clauses in English|| Text. Berlin, 1985. -Vol. 5. -№½. — P. 55−84.

250. Tomlin R. Foreground and background information and the syntax of subordination || Text. Berlin, 1985. — Vol. 5. — № '/2. -P. 85−122.

251. Trnka B. Principles of morphological analysis|| Philologica Pragensia. -Prague, 1961. Vol. 4. — № 3. — P. 59−69.

252. Wunderlich D. Studien zur Sprechakttheorie. Frankfurt/ M., 1976. — 231 p. 255

253. СПИСОК ЦИТИРУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

254. XVIII век Нарративный дискурс

255. T.S. Т. Smollett The expedition of Humphry Clinker.- The Chaucer Press LTD, Suffolk, 1980. -414p.

256. S. L. Sterne A Sentimental Journey through France and Italy. -N.Y. :Academic Press, 1926. -148p.

257. G.T. J. Swift Gulliver s Travels. -L. :Penguin Popular Classics, 1994. -329p.1. Экспозиторный дискурс

258. G. О. Goldsmith The history of England from the earliest times to the death of George Il. -v. III. -L., l 970. -413p.

259. H.E. D. Hume The history of England from the invasion of Julius Caesar to the abdication of James the second, 1688. -v.I. -Philadelphia, 1868. -Claxton, Remsan and Haffelfinger. -483p.

260. H.W. -H. Walpole Historic doubts on the life and reign of King Richard the Third. -L., J. Podsley in Pall-Mall, 1768. -99p.

261. Хортативный дискурс P.E. D. Hume Political essays. -N.Y. -Indianapolis.- The Bobbs-Merrill Company, 1953. -The Liberal Arts Press. -166p.

262. Ch. Lord Chesterfield’s Letters to his son. -v.I. -L.: W. Tegg and Co, 1879. -412p.

263. T. J. Swift Irish Tracts 1728−1733.- Oxford: For Bazil Blackwell and Mott LTD, 1964, — 305p.

264. XX век Нарративный дискурс

265. J.B. J. Braine Room at the top. -Foreign Languages Publishing House, 1961. -272p. J.F. — J. Fowles The Ebony Tower. -M. :Manager, 1998. -256p. 256

266. W.G. W. Golding The spire. -London-Boston: Richard Clay (The Chaucer Press) LTD 1983. -223p.1. Экспозиторный дискурс

267. M.B. M. Bruce The shaping of the modern world 1870−1939. -v. I: Ends and Beginnings. The World to 1914. -L.: Hutchinson and Co LTD, 1958. -970p.

268. A.M. A. Moorehead Gallipoli. -Hertfordshire: Wordsworth editions LTD, 1997. -320p.

269. M.O. M. Occleshaw The Romanov conspiracies. The Romanovs and the House of Windsor. -L.: Clays LTD, 1993. -219p.1. Хортативный дискурс

270. B.В. В. Bainbridge Forever England. North and South. -Duckworth BBC Books. -Cornwale: Robert Hartnoll LTD, 1987.- 174p.

271. A.M., Ch.O. A. Marehches and Ch. Ockrent The Evil Empire. The Third World War Now. -L.: Sidgwick and Jackson LTD, 1988. -190p.

272. E. McL, R.H., R.S. -E. Mclnnis, R. Hiscocks, R. Spencer The shaping of postwar Germany. -L.: J.M. Dent and Sons LTD, 1960. -195p. 257список сокращен& trade-1. АО адъективный оборот

273. АПК абсолютный причастный комплекс1. АЧ актуальное членение

274. БСП бессоюзное предложение1. ИО инфинитивный оборот

275. КД коммуникативный динамизм1. ПО причастный оборот1. ПП простое предложение

276. ПСБ причинно-следственный блок

277. ПСО причинно-следственные отношения

278. ПУД — прагматический универсум дискурса1. РА речевой акт

279. РИ распределение информации

280. СПП сложноподчиненное предложение

281. ССП сложносочиненное предложение

282. СФЕ сверхфразовое единство

283. ФПП функциональная перспектива предложения

284. ФСК функционально-семантическая категория

285. ЭП элементарное предложение

286. Номенклатура микросинтаксических конструкций логического обоснования в английском нарративном дискурсе XVIII века

287. Сфера реального действия Сложноподчиненное предложение причины с союзами for, because, as

288. I sometimes thought of standing my trial, for although I could not deny the facts alleged in the several articles, yet l. kqp? d. they. would exte^atioM. !lGT., 71.

289. But because ^ styje. ^d^^. er.upon which 1 recovered mv liberty. I have made a translation of the whole instrument word for word, as near as I was able, which I here offer to the public G.T., 37. ,

290. These and a thousand other reformations I firmly counted upon by your encouragement- as indeed theyWCTepla^my book JG.T., 3.

291. Сложноподчиненное предложение следствия с союзами so.,. that. such. that, so that

292. Howeyer^Ae. bnd, who had only been stunned, recovering himself, gavee. som^iy. boxes with I held him at arm’s length, and was out of the reach of his claws, that I was twenty times thinking to let him go G.T., 123. ,

293. Здесь и далее мотивируемый компонент подчеркнут одной чертой, мотивирующий -переменный компонент- двумя чертами, а коннектор выделен жирным шрифтом. пунктиром, каузально

294. Сложноподчиненное предложение с wh- придаточными

295. Сложносочиненное предложение с союзом and и следственными конъюнктами so. therefore

296. But being now a Nardac, of the highest rank in that empire^, such offices. werejpoke^ and the Emperor (to do him justice) never once mentioned them to me G.T., 51.

297. Бессоюзное сложное предложение9. 1 had sworn to her eternal fidelity she. had a. ri^Lto. ffiy-^QlSLMfflt L.S., 52. ,

298. Простое предложение с причастным оборотомкомплексомпричастным

299. Some of the people threw up stones, hopmg to dn^but this was strictly forbidden, or else very probably my brains had been dashed out G.T., 128. ,

300. Сфера модальной интерпретации действия Сложноподчиненное предложение причины с союзами for, as

301. Besides, I had learned their alphabet, and could make a shift to explain a sentence here and there- for Glumd^cHtch had been. m^homeland at. leisure. hou^ G.Т., 103.

302. The Count had some little knowledge of me, so made little or no difficulty-only said, his inclination to serve me could reach no farther than Calais, as he was. to. return by. way of Bms. sel s. toPms L. S., 80.

303. Сложноподчиненное предложение следствия с союзами so. that, so that14. Butby superior en

Заполнить форму текущей работой