Визуальные практики в медиальном контексте

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Массовая коммуникация. Журналистика. Средства массовой информации (СМИ)
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Список литературы
1. Интернет-журнал: сб. ст. / под ред. А. А. Калмыкова, Л. А. Кохановой. М., 2005. 124 с.
2. Интернет-порталы: содержание и технологии: сб. ст. / под ред. Г. А. Буяковой, Е. Э. Залежаевой. М., 2007. 288 с.
3. Русский музей: виртуальный филиал. [Электронный ресурс]. URL: www. virtualrm. spb. ru
4. Bowen, J. The virtual museum [Электронный ресурс]. URL: http: //onlinelibrary. wiley. com/doi/10. 1111/1468−0033. 236/abstract-jsess ionid=94BD94C7BB75F08E41BBB0FBBF8D99 CD. d01t04
Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 21 (312).
Филология. Искусствоведение. Вып. 80. С. 222−226.
Л. Б. Зубанова, М. Л. Шуб ВИЗУАЛЬНЫЕ ПРАКТИКИ В МЕДИАЛЬНОМ КОНТЕКСТЕ
Дан анализ визуальных практик современного медиапространства через осмысление популярности телевидения среди аудитории (по материалам социологического опроса жителей г. Челябинска), а также рассмотрено использование визуальных образов художественного наследия в виртуальной коммуникации (контент-анализ интернет-демотиваторов, посвященных искусству).
Ключевые слова: образ, визуальные практики, массмедиа, телевидение, интернет-демотиватор, художественное наследие, интернет-пространство.
Получившие широкое распространение концепты: «визуальная культура», «зрелищная культура», «цивилизация глаза» — фиксируют и терминологически закрепляют общий фон развития современной культуры, в которой формула «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать» становится своеобразным манифестом восприятия явлений и событий социальной действительности сквозь призму визуального начала. В данной статье мы предлагаем рассмотреть современные визуальные практики в двух вариантах прочтения: доминирование практик телесмотрения среди информационных предпочтений аудитории- использование визуальных образов в виртуально-медийной коммуникации.
Телевидение как визуальная доминанта современного медиарынка. Безусловное лидерство практик телесмотрения на современном медиарынке объясняется рядом факторов, в частности: общей переориентацией на пассивные формы досуга, увеличением числа незанятных или частично занятых людей, обеспечивающих аудиторию телевидения, объективным повышением качества и разнообразия телевизионного контента, доступностью и экономической приемлемостью телевидения как средства передачи информации. Визуально-со-
бытийная составляющая подачи информации может рассматриваться в качестве ключевого фактора привлекательности, гарантирующего непосредственный интерес потребителей.
Подтверждением данному тезису могут выступать результаты мониторинговых медиаме-трических замеров ведущих социологических служб России [2. С. 95−97], указывающих на то, что даже в условиях разрастающейся зоны «интернет-покрытия» российская аудитория, во всем разнообразии возрастного диапазона, продолжает считать телевидение ведущим источником получения информации.
Анализ осмысления информационного пространства Челябинска (социологическое исследование по методу целенаправленной квотной выборки- выборочная совокупность — 550 респондентов) свидетельствует об аналогичных результатах рейтингового среза потребления медиапродукции — лидирующих позициях, занимаемых телевидением по параметрам продолжительности контактов и частоте обращения в сравнении с иными СМИ (табл. 1−4).
Как можно убедиться, популярность телевизионного формата укладывается в общую схему визуализации культуры (по сути, экспансию визуальных форм и жанров), создающую новый режим восприятия информации:
до-рефлексивное, мгновенное считывание визуального образа сознанием. Если в начале ХХ в. такие визуальные искусства, как живопись, плакат, кино, фотография, в основном отталкивались от печатного слова и строились как его визуальная репрезентация, то теперь даже вербальные проявления (постмодернистская поэзия, музыкальные композиции) строятся по законам зрелища, с помощью приемов телевизионного монтажа.
И хотя, по мнению М. Маклюэна, именно книжная культура представляла собой «ци-
вилизацию глаза» (в то время как сегодняшняя аудиовизуальная восстановила сенсорный баланс), господство телевидения, по мнению большинства исследователей, противоречит линейно-последовательной стадии книжного обучения.
Американский исследователь Н. Постман, осмысляя так называемый феномен «исчезновения детства», подчеркивает, что для того, чтобы освоить визуальную (телевизионную) культуру во всей ее полноте, по сути, не требуется стадии обучения (перед ее лицом и семи-,
Таблица 1.
Частота контактов аудитории с телевидением
Вариант ответа %
— ежедневно, выборочную информацию 57,9
— несколько раз в неделю, только наиболее интересное 16
— ежедневно все подряд 13,5
— не чаще двух-трех раз в неделю 3
— реже чем раз в неделю 3
— не могу сказать точно 6,6
Таблица 2.
Частота контактов аудитории с радио
Вариант ответа %
— ежедневно, выборочную информацию 9,6
— несколько раз в неделю, только наиболее интересное 13,9
— ежедневно все подряд 9,2
— не чаще двух-трех раз в неделю 15
— реже чем раз в неделю 16,9
— не могу сказать точно 35,4
Таблица 3.
Частота контактов аудитории с прессой
Вариант ответа %
— ежедневно, выборочную информацию 11,5
— несколько раз в неделю, только наиболее интересное 17,8
— ежедневно все подряд 4,6
— не чаще двух-трех раз в неделю 15,8
— реже чем раз в неделю 25,2
— не могу сказать точно 25,1
Таблица 4.
Частота контактов аудитории с Интернет
Вариант ответа %
— ежедневно, выборочную информацию 20,2
— несколько раз в неделю, только наиболее интересное 7
— ежедневно все подряд 8,1
— не чаще двух-трех раз в неделю 5,2
— реже чем раз в неделю 6,8
— не могу сказать точно 52,7
и семидесятилетний человек практически равны, в ней нет понятия грамотности, так как отсутствует алфавит). И в норму входит полу-взрослый человек: взрослый, который реагирует на примитивную информацию- и ребенок, который знает то, чего не должен был знать.
Художественное наследие в визуальных образах интернет-пространства. Режим интернет-коммуникации все чаще стремится опереться на состоявшиеся классические художественные образы, обозначая их как актуальную форму визуальной репрезентации [1]. Обратимся в этой связи к анализу интернет-демотиваторов — изображений, состоящих из картины или фотографии в черной рамке и надписи-слогана, комментирующего в лаконичной (как правило, ироничной) форме смысл интернет-послания.
В жанре демотиватора визуальные репрезентации тесно переплетены с языковыми, подобно фиксируемому в лингвистических исследованиях, единству области высказывания («топик») и предмета сообщения («коммент»): «Если в репрезентативной части образ нацеливается на нашу рассудочную способность интерпретировать, то презентативной частью образ нацеливается на воображение, чувства, нашу способность аффективно переживать происходящее» [4. С. 71]. Подобные симбиозы в целом характерны для онлайн-взаимодействий и отвечают эклектично-мозаичному способу передачи информации в интернет-пространстве: достаточно вспомнить ориентированность онлайн-коммуникаций на текстуально-символические формы обращения (вербальные тексты и невербальные выражения посредством «смайликов»), использование жестовых символов (изображение рукопожатий), предметных символов.
Слоган-комментарий (набранный крупным шрифтом лозунг, иногда дополняемый пояснением или цитатой, расширяющей смысл сообщения) выполняет функцию озвучивания социального протеста — фиксируя реакцию на
актуальный социальный раздражитель, в то время как визуальный образ наглядно презентует социально неодобряемые роли, персонажи, события и явления. Демотиватор, таким образом, относится не просто к юмористическому изображению, но к отрефлексированной социальной манифестации — реакции на актуальные социокультурные тренды.
Задача осуществляемого нами контент-ана-литического исследования заключалась в попытке выявления визуальных репрезентаций образов искусства, художественного наследия, представленного в «осовремененном» виде. Другими словами, осуществлялся анализ современности через сюжеты демотиваторов, посвященных искусству как идеальному измерению реальности, через демонстрацию дихотомии классического художественного наследия прошлого и актуальных форм современного искусства (общее количество единиц анализа — 170 демотиваторов). Контекст оценивания современного и классического искусства в интернет-демотиваторах представлен в табл. 5.
По сути, названное направление может трактоваться как одна из форм визуально-тестовой интерпретации основ классики и современности, своеобразный конфликт настоящего и прошлого культуры (именно искусство, сфера художественной культуры, традиционно оценивается как основа идеологического наследия эпохи). В целом, несмотря на наличествующий иронично-саркастический тон в оценке художественного наследия прошлого («Фаринел-ли-кастрат! А чем ты готов пожертвовать ради „великого“ искусства?», «Отрежь себе ухо, может быть, что-то дельное получится!») — или попыток трактовать современность как классику («Люди, которые ругают современное искусство, забывают, что любое искусство когда-то было современным" — «Все умрут, аБГ- останется!», «Еслирок слишком громок для вас, значит вы — слишком стары для рока») в интернет-демотиваторах преобладает тенденция негативного восприятия со-
Таблица 5.
Контекст оценивания современного и классического искусства (количественный подсчет демотиваторов на заданную тему)
Искусство прошлого («классика») Искусство настоящего (современное искусство)
Контекст оценивания Контекст оценивания
Позитивный Негативный Нейтральный Позитивный Негативный Нейтральный
38 13 31 21 58 9
82 88
временного искусства. С одной стороны, такая ситуация вполне типична для оценок большинства явлений современности, в которых «классический потенциал» находится именно в сфере потенциально достижимого, ресурса будущего. Однако при анализе интернет-демотиваторов четко проявлен аспект негативной оценки не столько самих явлений современности, сколько современности как явления. Весьма популярной оказывается общая тематика противопоставления прошлого и настоящего как истинного и ложного («Не узнал Федерико Феллини? Тогда продолжай восхищаться «гениальными"работами Федора Бондарчука!», «Сальвадор Дали -гений, без наркотиков видевший то, что тебе недоступно ни под каким глинодином, смирись!», «Ты даже не знаешь, кто этот великий человек — Максим Горький! Зато детективы Донцовой и бред Роулинг выучил наизусть!»), или как подлинника и неудачной копии-заменителя («Копировать просто, а повторить почти невозможно», «Давид на шесте и в стрингах -вот оно — современное искусство!»).
Мы можем предложить авторскую типологию использования визуального художественного наследия в визуально-медийных практиках современности. Конкретной составляющей художественного наследия является художественное произведение — объект, обладающий эстетической ценностью- материальный продукт художественного творчества (живопись, фотография, декоративно-прикладное искусство, скульптура и др.) [3. С. 61] - именно его использование в различных «осовремененных» визуальных форматах и закладывалось нами в основание типологии.
Основание «очевидность цели использования художественного образа в медийном послании»:
— очевидные: произведение искусства в используется осознанно, с понимаем его возможных преимуществ при решении конкретных задач и при разработке сообщения делается содержательный, визуальный, эстетический, символический упор именно на художественный образ и контекст его существования. Таким образом, реципиентом считываются смысловые связи между воспринимаемым образом и коннотацией всего сообщения в целом, а его (образа) использование прочитывается как понятное и уместное-
— скрытые: когда смысл использования произведения искусства или его фрагмента в информационном сообщении не является оче-
видным, когда корреляции между содержанием медийного послания и символическим или сюжетным содержанием художественного образа не «считываются».
Основание «степень доминирования художественного образа в медийном послании»:
— доминантная степень: здесь имеется в виду, что конкретное произведение искусства в медийном сообщении играет ключевую роль, как с позиции смысла, так и с позиции композиции- что оно занимает всю «площадь» восприятия реципиента и не может быть заменено на другой художественный или не художественный продут. Смысл сообщаемой информации, таким образом, напрямую связан с конкретным арт-объектом и неизбежно будет утрачен при его замене-
— рецессивная степень: иногда художественный объект выступает не более чем фоном для медийного послания, не претендуя на статус смыслообразующего, что делает его менее «судьбоносным» и позволяет с легкостью заменить другим произведением искусства аналогичных эстетических (цветовых, композиционных, фактурных) параметров.
Основание: «полнота использования художественного образа в медийном послании»:
— полное воспроизведение — произведение искусства используется полностью, без искажения, без убавления или добавления каких-либо фрагментов. Исключение составляют элементы, обязательные для того, чтобы превратить художественное послание в медийно-рекламное — слоган, логотип, изображение продукта и т. п. -
— цитирование — использование отдельных фрагментов и элементов произведения искусства.
Основание «степень сохранения оригинальности произведения искусства при использовании его в медийном послании»:
— копирование — полное, стопроцентное перенесение всех элементов произведения искусства, без каких-либо искажений, дополнений или переработок-
— трансформация — видоизменение образа художественного произведения при сохранении его общей узнаваемости. Этот момент является принципиальным, поскольку существенная переработка художественного объекта приведет либо к снижению его узнаваемости, либо к сведению ее на нет, что является нецелесообразным и лишает смысла использование арт-объекта как такового. По нашим
наблюдениям, наиболее удачными могут быть признаны сообщения, основанные не на копировании, а на трансформации художественного образа, так как именно такой подход обеспечивает одновременно и узнаваемость, и оригинальность художественного образа в медийной коммуникации.
Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что использование художественного наследия в медиальном контексте обладает большим потенциалом, поскольку механизм его «работы» с сознанием и рациональной сферой реципиента основан на визуальном воздействии, которое функционирует по психологическим законам восприятия информации,
в частности, на законах «проекции» и «переключения».
Список литературы
1. Биль, Ж. Искусство и реклама. Н. Новгород, 2001. 217 с.
2. Бузин, В. Н. Возможен ли закат ТВ? Социологический прогноз // Социолог. исслед. 2012. № 10. С. 93−98.
3. Громов, Е. С. Природа художественного творчества. М., 1998. 239 с.
4. Круткин, В. Л. Фоторепортаж как источник социологической информации // Социс. 2012. № 3. С. 65−76.
Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 21 (312). Филология. Искусствоведение. Вып. 80. С. 226−229.
А. Х. Ибрагимова
РОЛЬ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПРОЦЕССАХ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН
Рассматривается влияние средств массовой информации в период избирательных процессов на аудиторию. Особое внимание уделено используемым жанрам, текстам политической рекламы и методам «паблик рилейшнз» в региональной периодической печати в агитационный период.
Ключевые слова: средства массовой информации, политическая реклама, предвыборная агитация.
Средства массовой информации в политическом процессе являются ключевым инструментом для воздействия на сознание людей и манипулирования их поведением. Учитывая значимость и роль СМИ в обществе, СМИ называют четвертой властью. Средства массовой информации, освещая избирательные процессы, формирует политическую культуру. Именно через них люди получают ту или иную информацию о политических процессах и в зависимости от того, в каком ключе данная информация подается, зависит, какое мнение формируется в обществе.
От СМИ зависит отношение граждан к власти, их позиция на выборах, симпатия или антипатия к определенной партии, политическому лидеру.
Бытует мнение, что в современном обществе ни один политик и ни одна партия не смогут добиться успеха без привлечения СМИ в избирательный процесс.
В период избирательной кампании деятельность СМИ регулируется Законом «О средствах массовой информации», «О выборах», «О рекламе». И, конечно же, СМИ должны выражать и обеспечивать интересы общества, нести достоверную, проверенную информацию. Но, ведя борьбу за большим тиражом, СМИ не всегда соблюдают вышеприведенные нормы. Особенно ярко это наблюдается в период избирательных кампаний. Зачастую объективную реальность происходящего сменяет фиктивная, то есть выдуманная реальность — искусственно созданная средствами массовой информации.
Но роль СМИ в политической системе нельзя оценивать однозначно. Говоря о российской системе СМИ, а также о массмедиа Татарстана, необходимо знать, какой организации или частному лицу принадлежит тот или иной орган СМИ. Средства массовой информации принадлежат разным собственникам — это и государство, и частные компании, и обще-

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой