Японские выставки в Эрмитаже в восприятии зрителей

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Искусство. Искусствоведение
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ИСТОРИИ ИСКУССТВА
Т. И. Галич, С. В. Захаров Японские выставки в Эрмитаже в восприятии зрителей
На примере двух значимых временных выставок японского искусства — «Куниёси и его время. Японская гравюра XIX века. Школа Утага-ва» (1998 г.) и «Керамика Раку: космос в чайной чашке» (2015 г.) -остановимся на важных духовных и художественных ценностях, которые были отмечены публикой конца ХХ и начала XXI веков.
На выставке «Куниёси и его время» один из первых вопросов выявлял направленность интереса зрителей, среди которых наибольший процент составила молодёжь (до 30 лет) — остальные возрастные категории имели примерно равное количество с разницей в 2−3%. Подавляющее большинство зрителей имели высшее и неполное высшее образование: преподаватели, аспиранты, студенты, инженеры и т. д.
На первом месте, по числу ответивших, интерес непосредственно к японскому искусству, японской гравюре и рядом — интерес к Востоку, к восточной культуре в широком аспекте.
Эти два интереса, указывающих мотивацию посещения выставки, в основном и выражали тот качественный аспект, который должен, по нашему мнению, предварять процесс общения, диалог зрителя с произведениями и экспозицией в целом. А в какой мере диалог состоялся (и состоялся ли?) помогли выявить ответы на ряд основных вопросов, рассмотрение которых будет ниже.
Продолжая анализ результатов посещения выставки, можно выделить ещё несколько вариантов:
— желание как можно больше узнать о японском искусстве, редких произведениях-
— интерес к устройству выставки, состоянию и сохранности гравюр-
— профессиональный интерес и др.
Но «особой проблемой, — писал М. В. Успенский в каталоге выставки, — является правильное понимание сюжетов, точнее, истинного смысла произведений, так как он не всегда очевиден: одной из особенностей гравюры позднего периода является словесное и изобразительное иносказание, лежащее в основе замысла листа» [1, с. 7]. Пожалуй, это было одним из главных препятствий к полноценному восприятию произведений выставки. Однако, судя по реакции зрителей, ответам на вопросы, оценкам, степени заинтересованного отношения респондентов к японской графике, можно считать, что диалог зрителя с японской гравюрой состоялся.
Перед нами встали ещё два вопроса: почему он смог состояться? и -в какой мере?
В качестве ответа нами выделены три основных фактора, которые могли способствовать возможному диалогу зрителя:
1. Ни с чем не сравнимая выразительность гравюр, их изысканный стиль, техническое совершенство, поток изобразительной информации, новизна ощущений, воображение, погружение в особую атмосферу действия — всё это и другое компенсировали незнание сюжетной линии и делали возможным общение и сопереживание с произведениями выставки.
2. Ещё одна черта японской гравюры — тончайшее чувство природы, способность слияния героев с ней, неотделимость человеческих переживаний от окружающего мира были близки респондентам и находили отклик у них.
3. Следует отметить и такой фактор: определённое число зрителей (третья часть из принявших участие в опросе) посещали предыдущие выставки японского искусства, в разной мере были знакомы с японской
и и и I I V
поэзией, театром, литературой, историей, философией и т. д.
В качестве иллюстрации приведём выборочно некоторые суждения респондентов:
— В работах Кунисада, в каждой его гравюре свой неповторимый, особый характер-
— Несмотря на внешнюю кажущуюся похожесть художников («Японский стиль»), вещи очень разные по мастерству, палитре: Кунисада -ёмкость фигур, скупо очерченных линиями-
— Подобная выставка уникальна! Взгляните на маленькую ножку в белом носочке, на затейливый иероглиф, на добродушного дракона. Вы сами всё поймёте-
— Гармония красок, изящество рисунка, национальный колорит и внешняя простота-
— Так лаконично и так много сказано-
— Необычность, гравюры не похожи ни на что- японская графика не имеет аналогов в мире искусства-
— Меня более всего привлекает философия японского искусства, которой пронизаны работы и Куниёси, и Кунисада-
— Совершенно иной образ мышления, по сравнению с европейским и русским. Акценты в непривычных местах стимулируют собственные мысли- интересны психологические моменты в работах Куниёси.
Дополнение к характеристикам зрителей мы получили из ответов на вопрос: в какой степени Вы были знакомы с японской культурой до посещения выставки?
— да, знаком — 44%-
— знаком в небольшой степени — 36%-
— практически не знаком — 16%-
— не ответили на вопрос — 4%.
Следует заметить, что около половины респондентов (причём, различных возрастных и профессиональных категорий, но имеющих единую базу — высшее и неполное высшее образование) на вопрос об информированности в области японской культуры, искусства и т. п., смогли ответить положительно и подтвердить своё мнение. Для этих зрителей выставка японской графики, по результатам ответов, явилась не только объектом посещения, но и объектом изучения, постижения, а для некоторых из них стала предметом восхищения, наслаждения и духовного очищения.
В 2015 г. зрители Эрмитажа имели редкую возможность познакомиться с работами ведущих мастеров знаменитой династии Раку, представленных на выставке: «Керамика Раку: космос в чайной чашке. Выставка из японских собраний».
Выставка, развернутая в помещении Манежа Малого Эрмитажа, нового экспозиционного зала, с 10 июля по 6 сентября, привлекала, по мнению зрителей, своеобразным освещением, режиссурой показа удивительных экспонатов с включением шедевров живописи, воссоздающих историко-художественную атмосферу становления керамики Раку- ярким фильмом о творческом процессе создания изделий Раку.
Всё это послужило мотивацией посещения выставки, которая подтверждалась длительностью осмотра как отдельных предметов, так и экспозиции в целом.
Для многочисленных зрителей, имевших, по их оценкам, представление о японской культуре «в небольшой степени» (54%) или «практически не был знаком с японской культурой» (16%), выставка стала особенно значимой- у меньшей части зрителей, указавших рубрики -«хорошо знаком с японской культурой» (12%) и «особый интерес к японскому искусству» (18%) — выставка вызвала «желание проникнуть в атмосферу, навеянную тайной непознанного японского духа», «утончённой простоты, гармонии» и т. п.
Основным явился блок вопросов, выявляющих результат диалога зрителей с выставкой: впечатлений от осмотра, степени заинтересованного отношения к выставке, выделение наиболее предпочитаемых произведений, определение общей атмосферы выставки.
Наибольшая часть зрителей отметила: «выставка понравилась» -50%. — Чем?
— многогранностью предметов экспозиции-
— изысканностью стиля-
— объёмом информации в широком аспекте-
— работой дизайнеров и др.
Выставка «очень понравилась» — 42% респондентов.
Вот несколько мнений:
— духовная сущность японского искусства передана с особой теплотой-
— выставка создаёт мир в зале как внутри закрытой чаши-
— креативность, аскетичность. Суперсовременно о супертрадиционном.
Выставка «не очень понравилась» — 5% респондентов. Не ответили
на вопрос — 3%.
Подавляющее большинство зрителей указали экспонаты, привлёкшие их внимание в наибольшей степени. Зрители смогли обосновать свои предпочтения и передать чувства, переживания, вызванные восприятием этих произведений:
— двухцветный лев: «излучающий энергию», «динамизм», «сила и пластика" —
— чёрные чаши — раку XVI в.: «удивительно, как художник мог передать замысел предмета с помощью линии края, положенной чёрной глазури, оживляя тем самым предмет, вкладывая в него душу и энергию" —
— красная чашка — раку с изображением горы Фудзи: «Она будит воображение и фантазию" —
-«Ирифунэ». «Смотря на чашку, почти физически ощущаешь себя частью непрерывно движущейся по воде лодки" —
— огромный интерес вызвали произведения раннего периода (XVI, XVII, XVIII вв.). «Они прекрасны своей простотой и глубиной мысли" —
— «Более всего понравились современные предметы Раку и, конечно, видеофильм, он уникален!»
Важно отметить, что современные зрители смогли уловить тончайшие нюансы творческого процесса и получить эстетическое удовольствие от созерцания и постижения произведений представителей знаменитой династии Раку.
Литература
1. Успенский М. В. Куниёси и его время. Японская гравюра XIX в. Школа Утагава. -СПб., 1997.
М. И. Измайлова История русского модерна: Жар-птица Марии Тенишевой
В русском изобразительном искусстве не так много знаменитых женских имён, тем досаднее воспринимается забвение, долгие годы окутывавшее одну из самых ярких фигур не только в русской, но и в европейской художественной жизни конца XIX — первых десятилетий ХХ в. Разносторонне одарённая женщина вошла в историю под фамилией своего второго мужа и единомышленника князя В. Н. Тенишева. Видимо, в силу этого, равно как и отъезда в эмиграцию, Мария Клавдиевна Тенишева долгие десятилетия на своей родине была известна лишь специалистам.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой