Трансформация принципов изображения живых существ в исламском искусстве Ирана (на примере керамики)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Искусство. Искусствоведение
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ТРАНСФОРМАЦИЯ ПРИНЦИПОВ ИЗОБРАЖЕНИЯ ЖИВЫХ СУЩЕСТВ В ИСЛАМСКОМ ИСКУССТВЕ ИРАНА (НА ПРИМЕРЕ КЕРАМИКИ)
Т. Ю. Николаева
Московский государственный университет культуры и искусств
В данной статье рассматриваются эстетические взгляды мусульманского искусства, различия в изобразительном каноне шиитов и суннитов. Автор анализирует особенности развития иранского художественного творчества периода ислама на примере керамики.
Ключевые слова: ислам, Иран, искусство, каллиграфия, орнамент, традиции, символы, керамика.
This article considers aesthetic views of Muslim art and differences between Shiite and Sunnite art canon. On the example of Iranian pottery the author analyses the peculiarities in the developments of traditional fine art in this country during the Islamic period.
Key words: Islam, Iran, art, calligraphy, ornament, traditions, symbol, pottery.
В VII веке Иран был завоеван арабами. Иран в силу своей древней истории и особенностей исторического и культурного развития не мог принять ислам в той форме, в которой его принесли дикие кочевые племена арабов. Поэтому наблюдался ряд отступлений, который впоследствии привел к государственному принятию шиизма в 1499 году.
Искусство Ирана, как и любое другое, отражало эстетические взгляды своего времени, выработав для образного отражения действительности особую художественную систему. Каковы были эстетические взгляды, лежащие в основе мусульманского изобразительного искусства?
В Коране нет прямых высказываний по поводу изобразительного искусства. К изображению живых существ мусульманские ортодоксы относились с явным неодобрением, что нашло выражение в известном хадисе, где говорится, что несчастье постигнет того, кто будет изображать живое существо, так как в
день Страшного суда от него потребуют, чтобы он дал изображению душу, но он не сможет этого сделать. Ислам категорически запрещал изображение божества. Любой пластический образ Бога для мусульманина есть обман, идол. С другой стороны, Коран говорит о «лике» Бога, Его «руках», троне, на котором Он восседает. Это несоответствие привело к многочисленным богословским спорам, в результате которых принято считать данные описания понятными простому человеку выражениями, за которыми стоит глубинный философский смысл. Такое многоступенчатое и последовательно углубляющееся понимание текста Корана характерно для ислама. Традиция позволяет также видеть многоступенчатость и сокрытые смыслы в простых формах и предметах художественного мира и даже быта мусульманина.
В исламе долгое время не было разделения на светское и духовное. Всякий элемент жизни мусульманина имел религиозный
1997−0803 ВЕСТНИК МГУКИ 2 (40) март-апрель 2011 238−242
Искусствознание 239
смысл и соотносился с принципами религии. Поэтому всякое художественное творчество определялось религиозным мироощущением. Религиозная и государственная практика требовала художественного оформления, в символах и отражениях отвлеченных истин, и в первую очередь главной истины: существования единственного Бога, кроме которого нет никакого другого божества. Орнамент прекрасно подходил для этого, и он явился способом художественного выражения исламского мироощущения, став одной из главных сфер развития мусульманского искусства. Бесконечные повторения, принятые в орнаменте, отражают философские представления мусульман о Божественном. Это своеобразный рассказ художественными элементами, абстрактным орнаментом об абстрактном. В исламе повторение 99 имен Аллаха считается делом благочестивым. Их произнесение составляет основу молитв и мистических радений. Повторение — один из способов постижения истины и выражения своей преданности Богу. И это нашло свое отражение в искусстве.
В каллиграфическом орнаменте надпись как элемент художественного оформления стала важнейшим признаком мусульманского искусства. Арабский шрифт, допускающий разные варианты написания букв, открывал мусульманским художникам-каллиграфам большое поле для творчества. Сама надпись в каллиграфическом орнаменте часто не сразу и трудно читается. «Поэтому ее первая функция — чисто декоративная, радующая глаз и затягивающая человека в непрерывный и бесконечный поток ритмических вертикалей и изогнутых или втянутых линий, утопающих в различных мелких узорах. В этой бесконечной пляске форм (типичная черта всех исламских орнаментов) бесконечное движение, некогда начатое Аллахом, одно из явлений его сущности миру» (4, с. 41). Имена Аллаха, нанесенные на художественную вещь, служили оберегом для самих предметов и их хозяев. Тарелки с надписями вешались на стены напротив двери, чтобы взгляд человека первым делом падал на нее. Практика изготовления
различных талисманов с надписями — колец мужских и женских, нагрудных украшений, специальных деталей интерьера, в том числе и керамических, сохранились до наших дней.
Следует отметить еще и такую особенность каллиграфического орнамента, по преимуществу куфического. Он требует от зрителя, пытающегося его прочесть, определенных усилий. Это создает особый эффект радости познания, когда текст понят. Процесс этот в какой-то степени сродни мистическому опыту процессу познания Бога, движения к нему, чтению Корана и возглашению молитвы. Искусно выполненные надписи становятся единственным украшением многих иранских чаш и блюд. Они чаще всего сделаны почерком куфи (простое куфи, позднее — цветущее куфи). Куфический декоративный шрифт был чрезвычайно удобен для росписи любых поверхностей, так как буквы привязаны к горизонтальной базовой линии, а сама надпись естественным образом приобретает декоративные очертания по контуру предмета. На керамических (бытовых) предметах надписи, как правило, сделаны черным или коричнево-красным по белому или желтоватому фону, что придает удивительную лаконичность и изысканность этим произведениям. Надписи могли быть и выпуклыми.
В целом по развитию каллиграфического орнамента на керамике можно проследить все стадии становления принципов ислама в искусстве Иране. В начале предметы весьма скупы в оформлении: допускается только строгая надпись, что является резким контрастом с домусульманскими богато украшенными предметами. Вскоре почерк меняется: куфическая надпись превращается в цветущий куфи, а далее, как по волшебству, у букв вырастают завитки и цветочки. Уже неразделим орнамент растительный и каллиграфический — неясно, где начинается буква и где заканчивается лепесток розы, хотя и несколько стилизованный.
На протяжении более чем тысячелетнего искусства ислама надписи являются неотъемлемой частью украшения керамических пред-
метов. Во всех техниках декора: ангобе, люстре, сграффито, шамплеве, минаи, лагаби и т. д. — всюду присутствуют нарисованные, налепленные, процарапанные, гравированные, отформованные надписи. Иногда эта особенность доходит до абсурда: создаются псевдонадписи (то есть узор из напоминающих буквы элементов, но нечитаемый).
Другой вид каллиграфического орнамента составляли различные благопожелания. Все эти благие состояния исходят только от Аллаха, и потому наличие подобных пожеланий в орнаменте на вещи всегда было напоминанием о его могуществе и о том, что только Он своей милостью может дать человеку благополучие. Содержание каллиграфического орнамента всегда было, таким образом, проповедью единобожия. Примеры этого вида орнамента легче всего проследить на бытовых предметах — чашах и тарелках: их поверхность весьма часто украшалась надписями, содержащими благие пожелания. Это обусловлено во многом еще и спросом на подобные вещи, которые были предметом быта и интерьера в домах совершенно разного достатка. Они служили частым подарком по разным поводам.
Другим видом мусульманского орнамента была арабеска, растительный орнамент. Ее художественная красота тоже полна символов. Это отражение разнообразия окружающего мира, прославление и любование миром, созданным Аллахом для человека. Коран многократно упоминает растительный мир и животных как великое свидетельство благорасположения Аллаха к людям, которые всем этим пользуются. Изображение красоты и умиротворенности переплетающихся цветов и трав, птиц вызывает в памяти коранические картинки райских садов. Они наилучшим образом представлены на предметах, выполненных в технике люстра и минаи. Тема изображения рая в иранском художественном искусстве огромна и требует детального описания. Скажем только, что, например, декоративные глазурованные панели сефевидского периода, изображающие сцены придворной жизни, весьма детально выписаны. Фигуры людей, их
одежда, лица, сосуды, еда четко прописаны. Но при этом в пейзаже нет тени и перспективы, нет портретного сходства — есть образы идеальные: красавица, дервиш — поэт, симург, лань и заяц. Это наводит на мысль, что в изображении скрыты невидные на поверхности смыслы, — возможно, это образы желаемого рая.
У арабески есть и другая особенность, отражающая религиозные идеи. Она создает ощущение бесконечного движения, полного повторений, разнообразия и подвижности, и как бы передает идею беспрерывности, бесконечности и многообразия, которые и составляют важный аспект представления о Боге. Такой художественный намек или напоминание о божественной сути является характерной чертой всех типов мусульманского орнамента.
Поэтому для мусульманского искусства становится обязательным заполнение всякого пустого пространства.
Мусульманские художники избегали создавать рельефы, выпуклые скульптурные изображения на плоскости, столь популярные в древнеиранском искусстве, так как им казалось, что они слишком напоминают живые образцы. Они вообще не признавали объемного «трехмерного» изображения фигур. В шиитском Иране искусство не чуждалось изображений людей, птиц, зверей и других живых существ, что связано еще и с влиянием суфийских идей, древними корнями зороастрийцев. Несколько наивное на первый взгляд изображение на керамике животных и людей связано не с технологическими трудностями или незнанием перспективы и светотени, а с четкими идейными представлениями. Изображения зайцев, ланей и пр. животных на сефевидских плитках в виде восьмиконечной звезды — весьма стилизованные, а по краю, как правило, присутствует надпись. Скульптуры в виде львов (и некоторых других животных), встречающиеся в иранской керамике, никогда не выходят за пределы почти геральдической стилизации. Традиция изготовления сосудов в виде животных относится еще к временам
Искусствознание 241
неолита, но во времена ислама она трансформируется: животные становятся все более стилизованными, покрываются бесконечной вязью священных текстов. Сосуды в виде петухов, выполненные в сложнейшей технике сквозного прорезного орнамента по всему телу предмета, привлекают внимание зрителя не к форме, а исключительно к удивительному декору. Этот процесс отражает изменения в быте иранцев, когда древние традиции не перечеркивались исламом, а как бы входили в их незримую ткань.
Надо отметить, что на протяжении значительного времени на все искусство Ирана в целом влияли китайские художественные вкусы. В керамике, например, были периоды откровенной моды на все китайское. Иранские гончары создавали китайские копии, а потом вырабатывали свой собственный стиль, что привело к замечательным декоративным шедеврам, далеким от мусульманской идеологии: среди традиционного исламского узора появляется изображение летящей птицы, выполненное явно в китайской манере.
Строгий запрет суннизма на изображение любого живого существа, связанный с преклонением перед божественной тайной, сокрытой в каждом одушевленном творении, не мог найти своего подтверждения в искусстве Ирана. Одной из причин этого являются принципиальные иные, чем в других мусульманских странах, взгляды на художественное творчество. Оно воспринималось в мусульманском Иране как одна из форм познания человеком окружающего его предметного мира. В произведениях классиков восточной литературы и поэзии Х-ХУ веков: Фирдоуси, Низами, Омара Хайяма, Саади, Навои, Джами — нередко встречаются высказывания по поводу искусства и, как правило, содержат восхищение произведениями изобразительного ис-
кусства, воспроизводящими живую природу и человека. Джами в поэме «Юсуф и Зулейха» так описывает убранство дворца:
На сорока столбах — изображенья Зверей и птиц, исполненных движения. Искуснейший художник светлый зал Портретами влюбленных расписал. … Короче: был чертог подобен чуду. В нем образы влюбленных жили всюду.
(2, с. 201−202). С точки зрения поэтов средневекового Ирана, способность к изобразительному творчеству свидетельствует о большой одаренности человека, обладающего способностью преображать действительность. Низами так воспевал дар Шапура как художника:
«Он был калама царь, был ликописи скор, Без кисти мысль его могла сплетать узор, Столь тонко создавал он нежные творенья,
Что на воде бы мог рождать изображения».
(3, с. 9).
Иранское искусство периода ислама значительно отличается от искусства других мусульманских стран, но, тем не менее, содержит в себе все особенности развития исламского искусства: проповедь красоты и единственности Бога, символичный рассказ о его вездесущности посредством принятых образцов. Все особенности развития исламского искусства Ирана легко прослеживаются на самом бытовом искусстве — искусстве керамики, так сильно развитом на Востоке по причине климатических и традиционных особенностей ее использования. Керамика исламского Ирана за свою более чем тысячелетнюю историю прошла интереснейшую эволюцию, по которой можно наблюдать не только развитие технологических знаний и приемов, но и эволюцию художественных философских взглядов.
Примечания
1. Веймарн, Б. В. К вопросу об эстетических основах изобразительного искусства средневекового Ирана / Б. В. Веймарн // Искусство Востока и Античности: сборник статей. — М.: Наука, 1977. — 166 с.
2. Джами, А. Избранное. Из книги поэм / Абдуррахман Джами. — М.: Художественная литература, 1964. — 382 с.
3. Низами, Г. Хосров и Ширин / Гянджеви Низами. — Баку: Азербайджанское государственное издательство, 1947. — 270 с.
4. Пиотровский, М. Б. О мусульманском искусстве / М. Б. Пиотровский. — СПб.: Государственный Эрмитаж, 2001. — 148 с.
5. Фильштинский, И. М. Очерк арабо-мусульманской культуры / И. М. Фильштинский, Б. Я. Шидфар. — М.: Наука, 1971. — 283 с.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой