Сцены из жизни Александра Македонского: «Семья Дария перед Александром» и «Встреча Александра с первосвященником Симоном»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Искусство. Искусствоведение
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Марина Торшина, искусствовед МИА ASG
СЦЕНЫ ИЗ ЖИЗНИ АЛЕКСАНДРА МАКЕДОНСКОГО: «СЕМЬЯ ДАРИЯ ПЕРЕД АЛЕКСАНДРОМ» И «ВСТРЕЧА АЛЕКСАНДРА С ПЕРВОСВЯЩЕННИКОМ СИМОНОМ»
АННОТАЦИЯ: статья посвящена художественному образу Александра Великого в западноевропейском искусстве и подробно анализирует интерпретации двух сюжетов в произведениях Арну де Вюэ из Большого собрания изящных искусств ASG.
КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: Александр Македонский, семья Дария, первосвященник Симон, Арну де Вюэ, Шарль Лебрен, классицизм.
SUMMARY ABSTRACT: the article is dedicated to the representation of Alexander the Great in European art and dwells in detail on the interpretation of two plots ofArnould de Vuez'-s paintings from Grand Assembly of Fine Arts ASG.
KEY WORDS: Alexander the Great, family of Darius, High Priest Simeon, Arnould de Vuez, Charles Le Brun, classicism.
Александр Великий (356−323 гг. до н.э.), царь Македонии и основатель империи — наиболее востребованный живописцами образ из галереи правителей древности. Первые описания его деяний были созданы еще при его жизни, и постепенно биография царя, украшенная вымышленными подробностями, стала основой для широкого круга литературных и фольклорных материалов. Среди современников полководца, оставивших биографические сочинения о нем, — историк
АРНУ ДЕ ВЮЭ
СЕМЬЯ ДАРИЯ ПЕРЕД АЛЕКСАНДРОМ ВЕЛИКИМ
ФРАНЦИЯ, XVII В.
ХОЛСТ, МАСЛО, 101. 5×135.5 СМ
БСИИ Л8С, ИНВ. № 04−1005(1)
Каллисфен, философы Харет Митиленский, Оне-сикрит из Астипалеи, Медей и Поликлит из Лариссы, военачальники Птолемей и Неарх. После смерти царя был написан полулегендарный «Роман об Александре», который получил широкое распространение во множестве литературных вариаций в европейской и восточной традициях. События, связанные с походами Александра, встречались в рыцарских романах Англии, Франции, Германии, Испании, Чехии, Киевской Руси (в сильно христианизированном виде).
Романы из серии «александрия» пользовались популярностью вплоть до XVIII в. и оказали определяющее влияние на формирование сюжетов с участием великого полководца в классическом европейском искусстве. Живописцев Нового времени уже не привлекали рассказы о чудесах далеких стран, легенды о полете Александра на крыльях птиц или его спуске в морскую пучину в стеклянной камере. Но именно в рамках этого литературного круга сложился идеализированный образ Александра — мужественного, но гуманного правителя. Долгое время этот персонаж был образцом короля-рыцаря для европейской культуры и постоянным участником в списке девяти достойных мужей наряду с праведными язычниками Гектором и Гаем Юлием Цезарем.
Парные полотна Арну де Вюэ (АгпоиЫ de 1644−1720) из Большого собрания изящных искусств АБС как раз иллюстрируют события, призванные подчеркнуть добродетели правителя. На первом полотне перед Александром
180
Пир ШЖуССТБ
предстоит семья Дария. Об этом событии упоминают Плутарх в «Сравнительных жизнеописаниях» и Валерий Максим в «Достопамятных деяниях и изречениях». Персидский царь Дарий III бежал с поля боя, не дожидаясь исхода битвы при Иссе, в октябре 333 г. до н.э. В результате сражения Малая Азия оказалась полностью потерянной для персов, кроме того, в руки Александра попали мать, жена, две дочери, малолетний сын Дария и большая добыча. Полководец прославился добрым отношением к пленникам. Им были сохранены все привилегии, а дочь Дария стала его законной женой в 324 г. до н.э. На картине запечатлен момент, когда Сисигамбис, мать Дария, стоит на коленях перед победителем, а он протягивает ей руку, чтобы помочь подняться. За ее спиной жена Дария Статира с детьми в беспокойстве и унынии ждет решения своей участи. В представленной сцене присутствуют слуги, солдаты, зеваки, рядом с Александром изображен его друг Гефестион. Диодор Сицилийский в «Исторической библиотеке» рассказывает, как Сисигамбис в первый раз по ошибке распростерлась перед ним и, осознав ошибку, закрыла в смущении лицо, а Александр любезно помог ей избавиться от смущения.
На парном полотне мы находим редкий сюжет — встречу Александра с великим мудрецом, первосвященником Иерусалимского храма Симоном (Шимоном) Праведным. Согласно «Истории Александра Великого Македонского» Квинта Курция Руфа, одного из наиболее полных сохранившихся жизнеописаний полководца, Александр видел во сне преподобного старца высокого роста, который убедил его последовать в Азию, чтобы низвергнуть империю персов. В иудейском первосвященнике, встреченным им в Иудее во время осады Тира, он и признал старца из своего видения. Рассказ о том, как полководец пал ниц перед Симоном и выдал ему на расправу самаритян, замышлявших разрушение Храма, приводится в Талмуде. Согласно легендам, изложенным, в частности, у Иосифа Флавия, Симон отказал полководцу в просьбе поставить в Храме его статую, но вместо этого обещал, что все мальчики, родившиеся в течение года, получат имя Александр. Смягченная версия полуфольклорного рассказа из иудейской традиции использовалась в европейском изобразительном искусстве для обозначения причастности великого полководца к христианству через его историческую миссию. Македонский царь знакомится с ветхозаветным Словом Божьим на другом известном полотне, посвященном этой встрече, — «Александр Великий в Иерусалимском храме» Себастьяна Конча (Sebastiano Conca- 1680−1764).
АРНУ ДЕ ВЮЭ
ВСТРЕЧА АЛЕКСАНДРА ВЕЛИКОГО С ПЕРВОСВЯЩЕННИКОМ
СИМОНОМ У ВРАТ ИЕРУСАЛИМА
ФРАНЦИЯ, XVII В.
ХОЛСТ, МАСЛО, 101. 5×135.5 СМ
БСИИ ASG, ИНВ. № 04−1005(2)
Семья Дария перед Александром или «Палатка Дария» (также «Царицы Персии у ног Александра») — один из наиболее часто воспроизводимых в живописи сюжетов в круге подвигов полководца. Композиционную схему — женщина на коленях перед правителем — можно также встретить в таких разработанных сюжетах XVI—XVII вв., как «Эсфирь перед Артаксерксом», «Царица Савская перед Соломоном», «Клеопатра перед Антонием», «Зенобия перед императором Аврелианом». Как правило, великодушие правителя оказывается обращенным не к старости, а к красоте: фигура сильного и прекрасного мужчины органичнее сочетается с обликом привлекательной женщины. Художники или разными способами отодвигают мать Дария от центрального плана — помещают ее позади Статиры (Юстус Сустерманс), прямо под ноги Александру (Шарль Лебрен), а порой и вовсе исключают ее из изобразительного ряда — или изображают ее молодой и привлекательной, как на картине из Большого собрания изящных искусств ASG. В картине «Семья Дария перед Александром» кисти Вюэ заметно влияние одноименного полотна Шарля Лебрена (Charles Le Brun- 1619−1690), с которым Вюэ работал над оформлением внутренних помещений Версаля.
Лебрен, впоследствии ставший главой французской художественной школы эпохи Людовика XIV, в 1661 г. получил заказ от королевского двора на серию картин «Деяния Александра Македонского», которые также должны были стать
VUV ВЕСТНИК МЭКфНАРОДНОГО ИНСТИТУТА АНТИКВАРИАТА
4Ш1Р ИСКУССТВ
ШАРЛЬ ЛЕБРЕН
ПУТЕШЕСТВИЕ АЛЕКСАНДРА ПО ИУДЕЕ (РИСУНОК) ФРАНЦИЯ, МЕЖДУ 1665 И 1673 гг. БУМАГА, ИТАЛЬЯНСКИЙ КАРАНДАШ (ЧЕРНЫЙ МЕЛ) — 26,7×42,6 СМ ЛУВР, ПАРИЖ
основой серии шпалер. Именно полотно «Семья Дария перед Александром» принесло художнику дворянство, титул первого королевского живописца и пожизненную пенсию. После успеха первой картины, на который повлияли читаемые параллели между величием античного царя и французского монар ха, Лебрен приступил к созданию большого цикла, иллюстрирующего жизнь Александра. В период между 1665 и 1673 годами была создана серия, включавшая преимущественно сцены сражений и триумфов. В Лувре хранится более двухсот рисунков, имеющих отношение к
ШАРЛЬ ЛЕБРЕН
СЕМЬЯ ДАРИЯ ПЕРЕД АЛЕКСАНДРОМ ВЕЛИКИМ
ФРАНЦИЯ, 1661 г.
ВЕРСАЛЬ
этому проекту, и среди них — «Путешествие Александра по Иудее», живописный вариант которого выполнен не был. На картине Вюэ «Встреча Александра Великого с первосвященником Симоном» использована идентичная композиция в зеркальном виде.
Версия Вюэ отличается несколько иным фоновым пейзажем: очертания города, занимающие задний план за делегацией левитов, приближены. Более важно, что Александр сдержаннее выражает свое почтение: не пытается пасть ниц, а в легком поклоне прикладывает ладонь к груди, что в большой степени соответствует манере поведения правителя современного художнику периода. На рисунке Лебрена намечены две парящие фигуры, которые, по-видимому, должны были подчеркнуть сверхъестественный характер встречи.
Выбор второго сюжета Арну де Вюэ довольно неожиданный, он не был реализован в серии Лебрена. Редкую сцену «Александр Великий перед иудейским первосвященником» в искусстве предшествующего времени можно встретить в книжной миниатюре, где персонажи предсказуемо имеют вид представителей европейской феодальной знати, светской и духовной. Этот эпизод появляется в серии шпалер «История Александра Великого» производства Ауденарде, где облик героев приведен в соответствие с развитыми представлениями о костюме древней эпохи.
Работы Арну де Вюэ, посвященные полулегендарным событиям из жизни Александра Ма-
ЮСТУС СУСТЕРМАНС
СЕМЬЯ ДАРИЯ ПЕРЕД АЛЕКСАНДРОМ
ВЕЛИКИМ
ФЛАНДРИЯ, XVII В.
БИБЛИОТЕКА-МУЗЕЙ ВИКТОРА
БАЛАГЕРА, ВИЛАНОВА-И-ЛА-ЖЕЛЬТРУ
182 Пир шжусств
кедонского, являются характерными образцами французского классицизма XVII в.: их уравновешенная композиция, торжественный колорит, мягкая оживленность лиц и жестов персонажей рождают ощущение праздничного спокойствия. На полотнах одинакового размера две противостоящие группы фигур сходятся примерно в центре картины. Ближний план практически пуст, его занимает полоска выжженной солнцем и гладко вытоптанной земли. Если на одном полотне мы видим фантазийный пейзаж древнего Иерусалима с горной грядой, пальмами и городом за мощными крепостными стенами, то на втором — изображающем древнюю Киликию — сквозь раздвинутые шатровые занавеси появляются те же пальмы и небо схожего оттенка. Молодой Александр в обоих случаях изображен в доспехах, красном плаще и шлеме с белым перьевым гребнем. Кажется, мастер запечатлел две следующие друг за другом аудиенции правителя.
Таким образом, в двух полотнах, посвященных великому завоевателю, художник обратился как к самому распространенному, так и к одному из редких в иконографии сюжетов. В творчестве Арну де Вюэ преобладают картины на религиоз-
ШПАЛЕРА «АЛЕКСАНДР ВЕЛИКИЙ ПЕРЕД ИУДЕЙСКИМ ПЕРВОСВЯЩЕННИКОМ» ФЛАНДРИЯ, АУДЕНАРДЕ, 1580−1590 ГГ МУЗЕЙ АУДЕНАРДЕ (MOU), АУДЕНАРДЕ
СЕБАСТЬЯНО КОНЧА
АЛЕКСАНДР ВЕЛИКИЙ В ИЕРУСАЛИМСКОМ ХРАМЕ
ИТАЛИЯ, 1736 Г
ХОЛСТ, МАСЛО, 53×70 СМ
НАЦИОНАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ ПРАДО
МАДРИД
ную тематику, и в создании образа Александра он остановился именно на сценах, не предполагающих изображение битв и военных триумфов несмотря на их популярность. К теме благочестия правителя Арну де Вюэ также обращался в полотнах «Молитва Давида» и «Святой Франциск из Паолы и Людовик XI».
'-Девять достойных — персонификация идеалов рыцарства в средневековой католической традиции: три праведных язычника, три честных иудея, три добрых христианина. Их жизнеописания изучались всеми молодыми людьми, готовящимися к посвящению в рыцари. Образ девяти достойных был частым мотивом в средневековом искусстве Западной Европы, начиная с XIV в.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:
1. История Александра Великого/ пер. А. Егунова // Поздняя греческая проза. — М.: Худ. лит., i960. — С. 397−416.
2. Ворошень В. А. «Девять доблестных мужей» и «девять доблестных жен» в западноевропейском изобразительном искусстве XIV—XVI вв.еков: дисс. … канд. искусствоведения. — М., 2014. -334с.
3. Холл Дж. Словарь сюжетов и символов в искусстве: пер. с англ. — М.: Крон-пресс, 1996. — 656 с.
4. Benezit E. Dictionnaire critique et documentaire des peintres, sculpteurs, dessinateurs et graveurs. Vol. 14. Paris: Grund, 1999. p. 367−368.
5. Nivelon C. Vie de Charles Le Brun et description detaillee de ses outrages. — Geneve: Droz, 2004. -600p.
4Ш1р ИСКУССТВ
183

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой