Специфика субъекта преступности (на примере Чеченской Республики)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Исаев Муслим Хасанбекович
соискатель ВНИИ МВД России (тел.: 88 712 222 736)
Аннотация
В статье рассмотрены отличительные черты субъекта преступности, совершающего преступления на территории Чеченской Республики. Дана криминологическая и уголовно-правовая характеристика особенностей личности преступника, присущих рассматриваемому региону, на основе статистических данных и проведенных исследований.
Annotation
In the article are given specific traits of crime party, committing crimes in the territory of The Chechen Republic. Criminological and penal characteristics of the criminal personality, inherent in the region, are given basing on the statistic data and investigations.
Ключевые слова: преступление, субъект преступления (преступности), личность преступника, криминология, уголовно-правовое значение, наказание, осужденные.
Key words: crime, criminal (the crime party), criminal personality, criminology, penal sense, punishment, convicted person.
сследование субъектаВЦН преступности учетом
современных реалий существенных изменений, происходящих в субъектах Российской Федерации, позволяет изучить слабо освещенные аспекты в уголовном законодательстве, рассмотреть разграничение понятий личности преступника и субъекта преступления (преступности).
Понятия & quot-субъект преступления& quot- и& quot-личность преступника& quot- не являются тождественными по содержанию и имеют различное уголовно-правовое значение. Субъект преступления — это элемент состава преступления, который характеризуется совокупностью обязательных признаков. Понятие личности преступника включает биологическую и социально-психологическую характеристику лица, совершившего преступление. Отсутствие хотя бы одного обязательного признака субъекта исключает уголовную ответственность. Личность преступника имеет уголовно-правовое значение при назначении наказания, решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности и наказания.
В криминологии изучение преступника, личности преступника подчинено выявлению закономерностей преступного поведения,
преступности как массового явления, их детерминации, причинности и разработке научно обоснованных рекомендаций по борьбе с преступностью.
Личность преступника, с одной стороны, понятие общесоциологическое, с другой -юридическое. Это означает, что личность преступника нельзя рассматривать в отрыве от социальной судьбы человека, вне связи со всей системой общественных отношений, участником которых он является. Под их воздействием формируется не только его социальный облик как целостное единство социальных и социально значимых признаков конкретного лица, но и образующие его конкретные нравственно-психологические черты и свойства (взгляды, убеждения, ценностные ориентации, жизненные ожидания, интеллектуальные и волевые особенности).
Отличительной чертой субъекта преступности является его личность, которая интересна не только с криминологической, но и уголовно-правовой точки зрения. Субъект преступления как элемент состава и как уголовно-правовая категория — довольно сложное и многогранное понятие, требующее дальнейшего научного изучения и уточнения.
В научной литературе существуют различные подходы к понятию личности преступника.
_172
ОБЩЕСТВО И ПРАВО • 2010 • № 3 (30)
При всем многообразии понятий личности преступника, безусловно, имеющих право на существование, достаточно убедительной является позиция тех авторов, которые считают, что для определения понятия личности преступника необходимо решить ряд специальных вопросов, в частности:
охватывает ли это понятие всех лиц, совершивших преступления, или только часть из них-
какие стороны и особенности личности преступника необходимо изучать.
В связи с этим, исчерпывающим, на наш взгляд, является определение личности преступника как личности человека, который совершил преступление вследствие присущих ему психологических особенностей, антиобщественных взглядов, отрицательного отношения к нравственным ценностям и выбора общественно опасного пути для удовлетворения своих потребностей или непроявления необходимой активности в предотвращении отрицательного результата [1, с. 16].
Это определение достаточно полно не только в том смысле, что охватывает и тех, кто совершил преступление умышленно, и тех, кто виновен в преступной неосторожности. Такая оценка его обоснованна и потому, что она содержит перечень признаков, которые должны быть предметом криминологического познания.
Личность любого типа преступника имеет структуру и характеризуется не только признаками, присущими любому человеку, но и специфическими чертами, свойственными именно ему [2, с. 146], представляет собой совокупность социально значимых негативных свойств, развившихся в процессе многообразных и систематических взаимодействий с другими людьми [3, с. 151].
В работе & quot-Жестокость в нашей жизни& quot- видный российский ученый Антонян Ю. М. приходит к выводу о вечном характере жестокости и практически присоединяется к цитируемому выводу Ф. Ницше: & quot-Люди, теперь жестокие, должны рассматриваться как сохранившиеся ступени прежних культур: горный хребет человечества обнаруживает здесь более скрытые наслоения, которые в других случаях остаются скрытыми. У отсталых людей мозг благодаря всевозможным случайностям в ходе наследования не получил достаточно тонкого и многостороннего развития. Они показывают нам, чем мы все были, и пугают нас- но сами они столь же мало ответственны, как кусок гранита за то, что он — гранит& quot- [4].
Здесь значимы именно социальные
характеристики преступников. Вот почему такое большое внимание криминологами уделяется личности преступника. В наименовании многих криминологических работ или их глав значится не & quot-преступник"-, а & quot-личность преступника& quot- [5, с. 248−359].
Изучение преступника должно строиться на правовой основе, т. е. должна изучаться личность тех, кто по закону признается субъектом преступления. Поэтому рассматриваемая категория имеет временные рамки: с момента совершения преступления, удостоверенного судом, и до отбытия уголовного наказания, а не до момента констатации исправления. После отбытия наказания человек уже не преступник, а потому не может рассматриваться как личность преступника.
Человек освобождается от наказания не потому, что исправился, а потому, что истек установленный законом срок наказания. Действительное же его исправление, если под этим понимать положительную перестройку системы нравственных и психологических особенностей, ведение социально одобряемого образа жизни, может иметь место значительно позже отбытия наказания или вообще не наступить. В последнем случае нужно говорить не о личности преступника, а о личности, представляющей общественную опасность [6, с. 153].
Изучение личности преступника требует уровневого подхода, учитывающего и отражающего различную степень обобщения исследуемого явления. Следует выделять три таких уровня:
индивидуальный — предполагающий конкретного субъекта преступления. Необходим при решении вопросов по конкретному уголовному делу и осуществлении предупредительных мер в отношении конкретного лица-
групповой — различные категории и типы преступников (насильственных, корыстных, неосторожных, рецидивистов и т. д.). Дает наибольший материал для выявления причин и разработки мер предупреждения отдельных видов преступлений-
обобщенный — соответствующий общему понятию преступника как лица, виновно нарушающего запрет уголовного закона. Служит основой разработки общих вопросов учения о личности преступника.
Для субъекта преступности существенны, прежде всего, характер и содержание тех общественных отношений, участником которых он является и под воздействием которых
173
формируется, всех тех многочисленных социальных связей и ролей, в которых он выступает в повседневной жизни и которые влияют на его поведение.
Специфика субъекта преступности, находящегося в местах лишения свободы, обусловливает формирование своеобразных отношений, правил поведения в преступной среде. Обращает на себя внимание преобладание конкретного мышления, ограниченность чувств и влечений, отсутствие целеустремленности.
Осужденным свойственны такие черты характера, как эгоизм, возбудимость, неуравновешенность, горячность, негативное отношение к общественным интересам, нежелание в отдельных случаях и неспособность предвидеть последствия собственных поступков.
Авторским коллективом ВНИИ МВД России, при содействии МВД по ЧР и УФСИН РФ по ЧР, по специально разработанной анкете было проведено исследование личности осужденных из числа местного населения, отбывающих наказания в исправительном учреждении ФГУ ИК-2 в населенном пункте Чернокозово Наурского района Чеченской Республики.
Результаты проведенного исследования и статистические данные ГИАЦ МВД России позволили определить социальный портрет граждан, совершающих преступления на территории Чеченской Республики, и выявить основные причины их преступного поведения.
Понятно, что совокупность личностных качеств, обусловливающих преступление, появляется не в момент его совершения, а складывается в процессе всей предшествующей жизни и социальной практики индивида.
Личность человека раскрывается через социальную сущность, а также сложный комплекс характеризующих его признаков, свойств, связей, отношений во взаимодействии с индивидуальными особенностями и жизненными факторами, лежащими в основе поведения. В свою очередь сознание и воля данного лица реагируют на внешние условия и активно обусловливают его поведение в конкретной ситуации [7, с. 274, 275].
Криминологическая характеристика лиц, совершивших преступления в рассматриваемом субъекте России, предполагает выявление и изучение трех основных подсистем:
1. Социальный статус личности, определяющийся принадлежностью лица к тому или иному классу и группе с социально-демографической характеристикой (пол, возраст, образование, семейное и должностное положение,
национальная и профессиональная принадлежность, уровень материальной обеспеченности и др.).
2. Социальные функции (роли) личности, включающие совокупность видов деятельности лица как гражданина в системе общественных отношений (культурно-образовательный уровень, знания, навыки, умения).
3. Нравственно-психологические качества: отношение к религии, ценностные ориентации и стремления личности, ее социальные позиции и интересы, потребности, наклонности, привычки.
Ежегодно в стране выявляется более полутора миллионов лиц, совершивших преступления. Выборочные криминологические исследования и статистические данные свидетельствуют о том, что среди преступников значительно больше мужчин, чем женщин (их 10−15%). На территории Южного федерального округа выявлено 150 178 лиц, совершивших преступления, доля женщин в общем массиве выявленных лиц, совершивших преступления, составляет 15,4% (23 141 лицо) и в период с 2000 по 2008 гг. не превышала в среднем 25% [8. С. 24].
Изучение статистических данных ГИАЦ МВД России показало, что в Чеченской Республике, как и в целом по России, динамике женской преступности присущ волнообразный характер, удельный вес женщин среди лиц, выявленных за совершение преступлений, относительно не велик и в период с 2000 по 2007 гг. не превысил показатель 26,5%. Однако он выше, чем аналогичный показатель, характеризующий женскую преступность как в Южном федеральном округе, так и по России в целом.
Одной из характерных современных тенденций современной России является увеличение доли лиц женского пола среди несовершеннолетних, совершающих преступные деяния. Для Чеченской Республики подобная тенденция не свойственна.
Следующим важным социально-демографическим признаком является возраст -качественно определенный этап становления личности, с присущими ему особенностями восприятия человеком окружающего мира. С возрастом изменяются социальные функции человека, привычки, характер, способы реагирования на конфликтные и сложные ситуации [9, с. 110]. В силу этого возрастные особенности не могут не влиять на поведение человека, в том числе отклоняющееся.
К возрастным особенностям психологии несовершеннолетнего относятся:
противоречивость, импульсивность, сочетание сенситивности и черствости, жестокости и
_174
ОБЩЕСТВО И ПРАВО • 2010 • № 3 (30)
холодности, чрезмерно завышенной самооценки и неуверенности в себе, отказа от общепринятых норм поведения и подчинение себя случайным & quot-кумирам"-, упрямства и противодействия советам с внушаемостью, склонностью к индуцированию. Особенно явно отмеченные черты выступают при их сочетании с устойчивым негативным отношением к общественной морали, установкам родителей, стилю семейных отношений [10, с. 115, 116].
Ввиду того, что активность несовершеннолетних достаточно высока, лиц указанной категории легче в некоторых случаях склонить к совершению преступления. Стремление проявить самостоятельность, реализовать себя является часто одной из причин, толкающих этих лиц на совершение асоциальных поступков. Кроме того, их интеллектуальные и физические возможности представляют собой большой криминогенный резерв.
В 2009 году несовершеннолетними преступниками, лично или в соучастии, на территории Чеченской Республики совершено 52 уголовно-наказуемых деяния (56 за АППГ- -7,1%) [1 1 ], выявлен 51 несовершеннолетний преступник- данными лицами в Чеченской Республике совершено: ст. 105 УК РФ (убийство) — 1- ст. 112 УК РФ (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью) — 1-
ст. 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью) — 1-
ст. 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера) — 1- ст. 158 УК РФ (кража) — 34- ст. 159 УК РФ (мошенничество) — 2- ст. 161 УК РФ (грабеж) — 1- ст. 166 УК РФ (неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (угон) — 1-
ст. 207 УК РФ (заведомо ложное сообщение об акте терроризма) — 1-
ст. 208 УК РФ (участие в НВФ) — 6- ст. 228 УК РФ (незаконный оборот наркотических средств) — 3.
Доля тяжких и особо тяжких составов в общем массиве подростковой преступности сократилась на 13,1 пункта и составила 26,9% (АППГ — 40,0%).
Совершили преступления в составе организованной преступной группы 13,7% подростков-участников преступлений (7 несовершеннолетних- +75,0%).
Один подросток на момент совершения преступления находился в состоянии алкогольного опьянения (0 за АППГ).
Несовершеннолетних, находившихся в момент совершения преступления в состоянии наркотического опьянения, не зарегистрировано. Один несовершеннолетний, ранее нарушавший закон, был судим (2 за АППГ) [12].
Противоправное поведение лиц старших возрастов менее импульсивно, более обдуманно, в том числе и с точки зрения возможных последствий такого поведения. Наконец, возраст во многом определяет потребности, жизненные цели людей, круг их интересов, образ жизни, что не может не сказываться на характере противоправных действий.
П о в о з р, а с т н о й ш кал е ос у жд е н н ы е распределились следующим образом: 26% в возрасте 18−29 лет- 39% - 30−39 лет- 32% - 40−50 лет. Иными словами можно сказать, что преступления чаще совершают люди более зрелого возраста, психологически уже сформировавшиеся [13, с. 24].
По данным МВД России, наиболее криминогенной группой населения, выделяемой в статистике, являются лица в возрасте 30−49 лет: их доля в структуре преступности доходит до 47%. Ими совершается около 36% особо тяжких и 35% тяжких преступлений. Наименьшая доля среди преступников приходится на лиц старше 60 лет. Основную массу таких преступлений, как убийства, нанесение тяжкого вреда здоровью, кражи, грабежи, разбои, хулиганство, изнасилования, совершают лица в возрасте до 30 лет. Среди тех, кто совершил должностные преступления и хищения имущества замаскированными способами, преобладают преступники старше 30 лет [15, с. 156].
Данные о социальном положении и роде занятий лиц, совершивших преступления, позволяют сделать выводы о том, в каких социальных слоях и группах, в каких сферах жизнедеятельности наиболее распространены те или иные преступления. Изучение этих вопросов показывает, что, например, коэффициент преступности среди не состоящих в браке почти в два раза выше, чем среди состоящих. В немалой степени это объясняется тем, что среди совершивших преступления лиц значительную долю составляют молодые люди, не успевшие обзавестись семьей. Некоторые ученые юристы отмечают существование и другой закономерности: с ростом числа судимостей увеличивается количество лиц, не состоящих в зарегистрированном браке [там же, с. 157].
Неблагоприятные семейные отношения и тяжелое материальное положение часто несут в себе криминальную нагрузку и при стечении определенных условий способствуют
175
совершению преступлений.
Большинство принявших участие в опросе осужденных (63%) состоит в браке, холостыми являются 23%, разведенными — 12%. У менее четверти респондентов дети отсутствуют, одного-двух детей имеют около 64% опрошенных [15, с. 24].
Важной социальной характеристикой преступника является образование, которое благотворно влияет на развитие личности, формирование ее мировоззренческих и моральных установок. Конечно, нет прямой зависимости между уровнем образования и формой поведения. Однако уровень образования оказывает влияние на правосознание и на способность выбора того или иного варианта поведения. Так, например, низкий уровень образования может затруднить выбор человеком приемлемых вариантов поведения в сложной жизненной ситуации.
Образовательный уровень лиц, совершающих преступления в Чеченской Республике, ниже аналогичного общероссийского показателя. Высшее образование имеют всего 3% осужденных, среднее специальное — 15%, неполное среднее — 32%, среднее — 45% [там же, с. 24−25].
Важной социальной характеристикой личности являются сведения о трудовой деятельности и об отношении к труду. Можно констатировать весьма неблагоприятную тенденцию последних лет — резкое снижение числа работающих и увеличение числа безработных. Так, по данным ГИАЦ МВД России в Чеченской Республике в 2000 г. доля безработных среди выявленных за совершение преступлений лиц составляла 3,3%, а в 2007 г. — 29,7%. В Южном федеральном округе — 6,6% в 2000 г. и 8,8% в 2007 г. По России в целом эти показатели были равны 5,3% и 5,6% соответственно [там же, с. 25].
Особое беспокойство вызывают 54,3% (2007 г.) лиц, совершивших преступление, которые не имели постоянного источника дохода. Однако в Чеченской Республике этот показатель ниже, чем в Южном федеральном округе и в России в целом, где он в 2007 г. соответственно достигал 68,4% и 59,6%.
Что касается социального положения, то среди осужденных имеются представители различных слоев населения: предприниматели- рабочие на производстве, строительстве, участники незаконных вооруженных формирований (по 2,6%) — малоквалифицированные подсобные рабочие (3,8%) — лица без определенных занятий (6,4%), а также лица, находящиеся на иждивении, учащиеся, студенты, работники
сельского хозяйства (по 1,3%). Однако преобладает группа (78,2%) безработных, т. е. лиц, находившихся до совершения преступлений в маргинальном состоянии [там же. С. 25]. Учеными давно установлено, что безработные -резерв преступности. Это мнение разделяют и опрошенные осужденные (45%) [там же. С. 39]. В Чеченской Республике численность незанятых трудовой деятельностью граждан, состоящих на учете в органах государственной службы занятости, составляет 320,7 тыс. человек, из них 313,9 тыс. человек имеют статус безработного (все население республики составляет 1183,7 тыс. человек) [16. С. 87, 89]. Таким образом, более четверти населения республики нигде не работает и не учится.
Важнейшим показателем, характеризующим нравственный облик личности преступника, является его отношение к антиценностям, и прежде всего к алкоголизму и наркомании.
В Чеченской Республике доля лиц, совершивших преступления в состоянии алкогольного опьянения, за период с 2000 по 2007 гг. в 5,5 раза меньше, чем по России в целом. Существенной разницы в данных, характеризующих долю лиц, совершивших преступления в состоянии наркотического опьянения, согласно сведениям ГИАЦ МВД России не отмечается.
При рассмотрении криминологической характеристики личности необходимо обратить внимание на ее уголовно-правовые свойства.
Лица, являющиеся объектом исследования, отбывают наказания за совершение различных преступлений, в основном за участие в незаконном обороте наркотиков, убийство, кражу, мошенничество и подделку, изготовление или сбыт поддельных документов.
Данные о судимости могут охарактеризовать устойчивость антиобщественной направленности поведения, взглядов, навыков, привычек, проявляющихся наиболее активно в повторном совершении преступления.
Согласно результатам исследования, 41% опрошенных ранее были судимы. Соответственно 59% преступников привлечены к уголовной ответственности впервые.
Необходимо также учитывать исключительно высокий уровень латентности преступности на территории Чеченской Республики. За годы вооруженного конфликта и фактически неконтролируемого разгула преступности население приобщилось к различным видам криминального промысла, который стал единственным и естественным источником получения средств к существованию. Таким
_176
ОБЩЕСТВО И ПРАВО • 2010 • № 3 (30)
образом, лиц, повторно совершивших преступления на территории республики, в действительности значительно больше.
Личность рассматриваемой категории осужденных имеет существенные особенности, обусловленные целым рядом факторов, среди которых наиболее значимыми являются:
замкнутая этническая социальная группа (чеченское общество длительное время находилось в & quot-вакууме"- относительно общероссийского гуманитарного пространства и межнационального общения) —
ограниченные возможности повышения образовательного и культурного уровня-
ограниченные возможности правовой социализации-
длительная психотравмирующая ситуация [17, с. 102].
Жизненный опыт жителей Чеченской Республики уникален, он резко отличается от жизненного опыта населения России, что связано с влиянием происходивших в недавнем прошлом травматических событий. Иногда негативные последствия переживания травматического события имеют тенденцию не только не исчезать со временем, но и становиться более выраженными, а также проявляться внезапно даже на фоне общего благополучия [18, с. 95−99].
Пережитое в экстремальных событиях не только не способствует, но и препятствует естественной перестройке на мирную жизнь. В условиях боевых действий вырабатываются необходимые приспособительные механизмы (восприятие окружающей среды как враждебной, гипербдительности, автоматизации навыков, готовности к моментальному реагированию на угрожающий стимул через агрессию, вплоть до физического уничтожения источника угрозы). Для таких личностей характерны настороженность и отчуждение от людей, включая членов семьи, склонность к взрывным аффективным реакциям. Отсюда следуют склонность к насилию и иным противоправным действиям. Не менее тяжелые психические травмы переживают беженцы.
Обследование жителей Чеченской Республики, не выезжавших за ее пределы, а также беженцев в лагерях на территории Республики Ингушетия, проведенное научными сотрудниками Грозненского педагогического института, выявило наличие
посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) у 42% испытуемых- у 29,7% - ПТСР и стойкую социально-психологическую дезадаптацию- у 15,3% - стойкую социально-психологическую дезадаптацию [19]. Для всех были характерны отчужденность, замкнутость,
подозрительность, высокая тревожность, чувство вины.
Основными психотравмирующими факторами для указанных категорий людей стали гибель родственников и разрушение дома.
Психотравмирующее воздействие ситуации вооруженного конфликта перенесли также лица, совершившие преступления на территории Чеченской Республики — ее жители. Исследования показывают, что 79,5% преступников (из числа, не участвующих в незаконных вооруженных формированиях на момент начала антитеррористической операции) так или иначе пострадали от боевых действий, при этом у 32% было разрушено жилье, у 25% погибли родственники, близкие люди. Немалое число преступников (38,8%) не выезжали из зоны боевых действий (22,3% находились на территории республики в 1994—1996 гг. и 16,5% -в 1999—2001 гг.) [20, с. 27].
В связи с вышеизложенным большинство преступников, совершивших преступления в Чеченской Республике, имеют следующие личностные деформации:
нарушение способности поддерживать социальные контакты и отсутствие потребности в душевной близости с другими людьми (33,2% преступников характеризуются как замкнутые, необщительные- 39,4% неоднократно в течение года меняли место работы и род занятий- 38,6% не проявляли интерес к общественной жизни и активность при решении собственных жизненно важных проблем- 34,1% имели острые, продолжительные конфликты в семье, вызванные претензиями членов семьи к их образу жизни) —
душевная черствость, эмоциональная неустойчивость, низкий самоконтроль, гиперагрессивность (18,7% преступников характеризуются как жестокие, властные, самоуверенные, бестактные, упрямые люди, 16,4% - как люди вспыльчивые, остро (нередко неадекватно) реагирующие на критические замечания в свой адрес- 15,2% - как скандалисты, постоянно вступающие в конфликты с окружающими) [21, с. 106−108].
Немалую роль в причинном комплексе преступности на территории Чеченской Республики играет нравственно-психологический кризис, так называемая & quot-чеченская депрессия& quot- [22]. Депрессия рождает отчаяние, чувство горя и тоски. Подверженных ей людей легко склонить к неадекватным действиям, поступкам антиобщественного характера.
Личность преступника, совершившего преступление на территории Чеченской Республики, обладает следующими
177
особенностями:
средний возраст составляет 30−39 лет- преобладание низкого образовательного уровня-
неблагополучное социальное положение (большинство не имеют постоянного источника доходов) —
характерно не сопоставление поведения с формальным законом, незнание или поверхностное знание норм права, ориентация сознания на нормы обычного права, национальные традиции и, как следствие, зависимость правосознания от мнения ближайшего окружения-
свойственна неустойчивая психика, отягощенная стрессовыми расстройствами, связанными с экстремальными психотравмирующими ситуациями [23, с. 51].
Перечисленные отличительные черты позволяют говорить о личности гражданина, совершившего преступление на территории Чеченской Республики, как об отдельном, самостоятельном социальном и психологическом типе. Его специфика определяется реакцией на воздействие социальной среды, т. е. на социальные процессы, имеющие место в рассматриваемом регионе.
1. См.: Антонян Ю. М., Кудрявцев В. Н., Эминов В. Е. Личность преступника. СПб., 2004. С. 16.
2. Современная криминальная ситуация на территории Российской Федерации и тенденция её развития. // М.: ВНИИ МВД России, 2008. С. 146. (Библиотека криминолога).
3. Криминология: Учебник / Под ред. Кудрявцева В. Н. и Эминова В. Е. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2005. С. 151.
4. Антонян Ю. М. Жестокость в нашей жизни. М., 1995. См. также: Антонян Ю. М. Преступник как предмет криминологического изучения // Вопросы борьбы с преступностью. М. 1981. вып. 34.
5. См.: Сахаров А. Б. О личности преступника и причинах преступности в СССР. М., 1961- Игошев К. Е. Типология личности преступника и мотивация преступного поведения. Горький, 1974- Курс советской криминологии. Т. 1. М., 1985. С. 248−359.
6. Криминология: Учебник / Под ред. Кудрявцева В. Н. и Эминова В. Е. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2005. С. 153.
7. Павлов В. Г. Субъект преступления. СПб. ,
2001. С. 274, 275.
8. Криминальная ситуация и тенденции ее развития в Чеченской Республике/Ситковский А. П., Илий С. К, Кузьминский Е. Ф. и др.- Под общ. ред. Гирько С. И.: Пособие. М.: ВНИИ МВД России, 2009. С. 24. (Библиотека криминолога).
9. Зелинский А. Ф. Криминальная психология. Киев, 1999. С. 110.
10. Агрессия и психическое здоровье /Под ред. Дмитриевой Т. Б. и Шостаковича Б. В. СПб. ,
2002. С. 115, 116.
11. Статистические данные ИЦ при МВД по Чеченской Республике за 12 месяцев 2009 г.
12. Комплексный анализ оперативной на территории Чеченской Республики и результатов оперативно-служебной деятельности МВД по Чеченской Республике за 12 месяцев 2009 года // Штаб МВД по ЧР, 2009.
13. Криминальная ситуация и тенденции ее развития в Чеченской Республике / Ситковский А. П., Илий С. К., Кузьминский Е. Ф. и др.- Под общ. ред. Гирько С. И.: Пособие. М.: ВНИИ МВД России, 2009. С. 24. (Библиотека криминолога).
14. Криминология: Учебник / Под ред. Кудрявцева В. Н. и Эминова В. Э. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2005. С. 156, 157.
15. Криминальная ситуация и тенденции ее развития в Чеченской Республике/ Ситковский А. П., Илий С. К., Кузьминский Е. Ф. и др.- Под общ. ред. Гирько С. И.: Пособие. М.: ВНИИ МВД России, 2009. С. 24, 24−25, 25, 39. (Библиотека криминолога).
16. Талхигова Л. А. О некоторых причинах совершения правонарушений несовершеннолетними в Чеченской республике/ /Материалы научно-практической конференции & quot-Совершенствование деятельности органов внутренних дел, других субъектов системы профилактики по предупреждению безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в Чеченской Республике& quot- (6 октября 2007 г.). М.: ВНИИ МВД России, 2008. С. 87, 89.
17. Шинкин И. А. Криминологическая характеристика преступности на территории Чеченской республики. Ростов-на-Дону. 2006. С. 102.
18. Каменченко П. В. Посттравматическое стрессовое расстройство // Журнал неврологии и психиатрии им. Корсакова С. С. 1993. № 3. С. 95−99.
19. Люди на войне //НГ-Наука. 2004. 8 сентября.
20. Криминальная ситуация и тенденции ее развития в Чеченской Республике / Ситковский
_178
ОБЩЕСТВО И ПРАВО • 2010 • № 3 (30)
А. П., Илий С. К., Кузьминский Е. Ф. и др.- Под общ. ред. Гирько С. И.: Пособие. М.: ВНИИ МВД России, 2009. С. 27. (Библиотека криминолога).
21. Шинкин И. А. Криминологическая характеристика преступности на территории Чеченской республики. Ростов-на-Дону. 2006. С. 106−108.
22. Минасян Л. Чеченская депрессия // Новые Известия. 2003. 11 июля.
23. Криминальная ситуация и тенденции ее развития в Чеченской Республике/Ситковский А. Л., Илий С. К., Кузьминский Е. Ф. и др.- Под общ. ред. Гирько С. И.: Пособие. М.: ВНИИ МВД России, 2009. С. 51.
179

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой