Современные тенденции усиления геоморфодинамической напряженности в горных регионах (на примере северо-восточного склона Большого Кавказа)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Геология
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ГЕОГРАФИЯ
УДК 502- 574 /47. 9245/
Э. К. Ализаде, С. А. Тарихазер
СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ УСИЛЕНИЯ ГЕОМОРФОДИНАМИЧЕСКОЙ НАПРЯЖЕННОСТИ В ГОРНЫХ РЕГИОНАХ (НА ПРИМЕРЕ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО СКЛОНА БОЛЬШОГО КАВКАЗА)
Аннотация.
Актуальность и цели. Исследованы наиболее активные экзодинамически опасные геоморфологические процессы (лавины, оползни, сели, обвалы, осыпи и др.) на северо-восточном склоне Большого Кавказа с целью оценки степени нарушения экогеоморфологической обстановки региона в условиях беспрерывно усиливающейся антропогенной нагрузки в последние десятилетия.
Материалы и методы. На основе детальной обработки фондовых материалов, данных, полученных в полевых условиях и на основе дешифрирования космических снимков (КС) масштабов 1:1 000 000 и 1: 200 000, проведены картографирование экзогенных рельефообразующих процессов и оценка экзодинамической напряженности Шахдаг-Гызылгаинского горного региона.
Результаты. На северо-восточном склоне Большого Кавказа были выявлены пять районов по степени экзодинамической напряженности: крайне напряженные (17−20 баллов), сильно напряженные (14−17 баллов), напряженные (10−14 баллов), средненапряженные (6−10 баллов) и слабонапряженные (менее 5 баллов), составлена карта-схема, которая дает возможность прогнозировать и оценивать риск, исходящий от эндо- и экзогенно обусловленных геоморфологических процессов.
Выводы. Полученные результаты исследования позволяют выработать инженерно-геоморфологические рекомендации для интенсивного освоения в рекреационных целях и определить принципиальные основы создания мониторинговой системы исследования за развитием опасных геоморфологических процессов.
Ключевые слова: катастрофа, экзодинамические процессы, оползень, селевой поток, геоморфодинамическая напряженность.
E. K. Alizade, S. A. Tarikhazer
MODERN TRENDS OF GEOMORPHOLOGICAL TENSITY IN MOUNTAIN REGIONS (BY THE EXAMPLE OF THE NORTH-EAST SLOPE OF CAUCASUS MOUNTAINS)
Abstract.
Background. The authors investigated the most active exodynamic dangerous geomorphological processes (avalanches, landslips, torrents, landslides, slide-rocks and others) on the north-east slope of Caucasus mountains with the purpose to estimate a degree of violation of ecogeomorphological conditions of the region in conditions of the continuously intensifying anthropogenous loading in last decades.
68
University proceedings. Volga region
№ 3 (7), 2014
Естественные науки. География
Materials and methods. On the basis of the detailed processing of fund materials and data received in field conditions and on the basis of interpretation of satellite images (SI) (scales 1:1 000 000 and 1: 200 000) the authors carried out the mapping of the exogenous relief forming processes and estimated the exodynamic intensity of the Shahdag-Gyzylgaya mountain region.
Results. The researchers revealed five areas by the degree of exodynamic intensity on the north-east slope of Caucasus mountains: the extremely intense (17−20 points), strongly intense (14−17 points), intense (10−14 points), medium intense (6−10 points) and weakly intense (less than 5 points): the authors also made a map-scheme allowing to predict and estimate the risk, arising from endo- and exogenic-based geomorphologic processes.
Conclusions. The received research results allow to develop the engineering-geomorphologic recommendations for recreation-oriented intensive development and to determine the principle bases for creation of a research system dedicated to monitor the development of dangerous geomorphologic processes.
Key words: disaster, exodynamic processes, landslide, mudslide, geomorphological tension.
Введение
Физико-географические и геолого-тектонические особенности северовосточного склона Большого Кавказа, а также усиливающаяся в последние десятилетия антропогенная нагрузка обусловили высокую напряженность морфолитогенеза территории, в том числе и катастрофическое проявление ряда геоморфологических процессов. По официальным данным, 13% территории Азербайджана (более 10 тыс. км2) подвержено воздействию опасных геодинамических процессов: под угрозой оползней находится 800 км² (а в зоне высокой оползневой опасности составляет 4040 км2), потопления — 700 км², селей — 1300 км², сейсмодвигов — 6518 км², лавин и снегопадов — 400 км², обвалов — 150 км². Однако, к сожалению, объем информации о природных катастрофических процессах в труднодоступных горных районах мал.
Катастрофа — это нелинейное [1], или скачкообразное [2], изменение состояния геоморфологической системы, причинами которого могут явиться как резкие, так и постепенные изменения внешних условий. За счет аккумуляции критической массы вещества и энергии катастрофические явления могут быть практически у любых процессов, даже у тех, которые имеют «фоновый» характер. Кроме того, существует взаимосвязь процессов и факторов (землетрясения, атмосферные осадки, различные антропогенные воздействия и др.), которые приводят в действие и даже активизируют другие процессы, меняющие фоновые значения на катастрофические [3]. Известно, что многое зависит и от устойчивости комплексов рельефа к воздействию природных и антропогенных факторов. Некоторые исследователи [4] предлагают в регионах нового освоения особое внимание уделять выявлению зон риска, или повышенной напряженности геоморфологических процессов, которые не опасны по отдельности, но в совокупности могут привести к катастрофическим последствиям.
Данная статья посвящена исследованию наиболее активных и катастрофических экзодинамических процессов по степени нарушения ими экологических условий, а также эффективности таких исследований на основе дистанционных методов.
Natural Sciences. Geography
69
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
За последние десятилетия накоплен немалый опыт по использованию космических снимков (КС) при изучении экзодинамических процессов в горных регионах [5−8 и др.]. Анализ перечисленных работ выявил следующее: для мелко- и среднемасштабного картографирования ареалов распространения экзодинамических процессов целесообразно использовать КС масштабов 1:2 500 000 — 1:1 000 000. В целях изучения пространственных закономерностей развития экзодинамических процессов, а также средне- и крупномасштабного картографирования наиболее эффективными являются КС масштабов 1:1 000 000 и 1: 200 000.
1. Эндогенные факторы, сейсмичность
Для морфоструктур северо-восточного склона Большого Кавказа характерно чередование продольных (общекавказской субширотной ориентировки) и поперечных ступеней. Их развитие обусловлено дифференцированными неотектоническими поднятиями по продольным и поперечным глубинным разломам с амплитудой воздымания до +2,5−3 км. Эти особенности неотектонического режима и определили формирование высотных морфографических ступеней, а также соответствующие им спектры высотных ландшафтных поясов, а также специфики проявляющихся в их пределах катастрофических экзодинамических процессов.
Горные геосистемы северо-восточного склона Большого Кавказа характеризуются интенсивно расчлененным рельефом и отличаются высоким энергетическим потенциалом развития катастрофических флювиогляциаль-ных, гравитационных, эрозионных и других рельефообразующих процессов. В исследуемой территории наблюдаются крупные горизонтальные перемещения вдоль активных дизъюнктивных дислокаций пластин пород различного возраста и генезиса. Северо-восточный склон отличается высокой сейсмоактивностью (7−8 баллов). Сейсмические явления приурочены к областям контрастного рельефа и активных современных тектонических движений, к зонам активных глубинных разломов и в местах их пересечения — в морфоструктурных узлах. Сейсмодислокации сыграли значительную роль в формировании внешнего облика современного рельефа. Сейсмотектонический фактор обусловливает развитие обвалов, оползней, камнепадов, лавин и схода селей. Общие напряженные тангенциальные горизонтальные сжатия в альпийском этапе горообразования на Большом Кавказе в общем и в исследуемом регионе в частности обусловили в новейшем периоде интенсивные дифференцированные подвижки и геодинамическую напряженность. В результате была сформирована современная густая сеть линейных дизъюнктивных и пликативных дислокаций разного порядка, сильно раздробившая консолидированный фундамент исследуемого региона. Разнонаправленные и разнохарактерные лимитирующие линеаменты-разломы предопределили пространственное расположение и разграничили морфологически четко выраженные ступенчато-блоковые морфоструктуры данной территории [8 и др.]. Именно к этим динамически активным линеаментным зонам (Главнокавказский, Сиазань-Самурский, Вельвеличайский, Гарабулагский и др.) приурочены интенсивно развивающиеся сильно дифференцированные экзогенные рельефообразующие процессы.
Следовательно, в результате проведенного морфоструктурного анализа материалов индикационного дешифрирования космических снимков на осно-
70
University proceedings. Volga region
№ 3 (7), 2014
Естественные науки. География
ве полевых и аэровизуальных методов исследований выявлены складчатоблоковые морфоструктуры и зоны трещиноватости, являющиеся частью трансрегиональных динеаментов, секущих северо-восточный склон Большого Кавказа. Благодаря этим исследованиям выявлены области активизации катастрофических экзодинамических процессов и сделана попытка их объяснения. В основном катастрофические экзодинамические процессы приурочены к зонам дробления морфоструктурных линеаментов, отдельным тектоническим трещинам и узлам их пересечения.
2. Экзогенный фактор
Наличие высотных морфографических ступеней и климатические условия на северо-восточном склоне Большого Кавказа определяют четко выраженную вертикальную зональность и зональное проявление экзодинамических процессов. Это осложняется своеобразным сочетанием литолого-страти-графического состава горных пород и пестротой мезо- и микроклимата в изолированных внутренних хребтах и внутригорных впадинах. Наиболее опасные экзодинамические процессы господствуют преимущественно в пределах высокогорий северо-восточного склона Большого Кавказа — на абсолютных высотах от 2000 м и выше. К ним относятся лавины, обвалы, оползни, осыпи, сели и др. Сочетание данных процессов способствует накоплению значительной массы обломочного материала, что приводит к катастрофическим селям.
Общая площадь горных ледников в Азербайджанской части Большого Кавказа составляет 6,6 км². Из них 3,2 км² располагается на северо-восточном склоне. С 1890 по 2000 г. в Азербайджане площадь ледников сократилась на 45%. Ледники тают со средней скоростью 0,02 м2/год. Ледники находятся в бассейне р. Гусарчай. Общее количество этих ледников — восемь. В 1890 г. был разработан каталог этих ледников. Тогда их площадь составляла 4,9 км². К таянию ледников приводят изменение климата и повышение температуры. Таяние запасов пресной воды фиксируется в основном в июле-августе, а отсутствие осадков и высокая температура в это время года приводят к тому, что ледники постепенно тают. Именно поэтому в июле-августе уровень воды в реках, берущих свое начало в этих ледниках, резко повышается.
В исследуемом регионе очень высока и лавиноопасность. Например, 13 декабря 2013 г. на дорогу Губа-Хыналыг сошла лавина. Снег перекрыл движение к шести селам, расположенным по этой дороге: Хыналыг, Калей-худат, Бастанчи, Джек, Элик и Атудж. Очагами лавин являются кары, углубления на водосборных участках междуречий и в верхних частях склонов, узкие эрозионные врезы. К последним приурочены лотковые лавины, которые являются наиболее разрушительными. Скорость их движения составляет десятки метров в секунду, а давление — от десятков до более сотни тонн на квадратный метр. Чаще распространены лавины в высокогорной зоне (2500−3000 м), возникающие из-за интенсивных снегопадов и оттепелей.
В пределах северо-восточного склона Большого Кавказа вследствие значительных превышений в рельефе и особенностей литолого-стратигра-фического состава пород крутизна склонов достигает 35−40° и более. В связи с этим весьма активно развиты склоновые перемещения обломочных масс и такие, угрожающие жизни и хозяйственной деятельности человека явления, как обвалы, оползни и осыпи. Наиболее активные гравитационные процессы
Natural Sciences. Geography
71
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
приурочены к следующим комплексам горных пород: третичные глинистые сланцы, глины, сланцы, известняки, песчаники юрского и мелового периодов. Этому способствуют также неотектоническая активность зон разломов, трещиноватость горных пород, выветривание (обвалы, осыпи), эрозия и значительное годовое количество атмосферных осадков на склонах северной экспозиции (оползни) — 800−1000 мм в бассейне р. Вельвеличай, Гусарчай, Гудиалчай и др.
Формирование обвально-осыпных склонов на северо-восточном склоне Большого Кавказа обусловлено интенсивным развитием морозного и физического выветриваний, которые в высокогорье повсеместно происходят, отсутствием почвенно-растительного покрова. Обвально-осыпные процессы распространены во всех вертикальных поясах, на склонах речных долин, нагорных плато, склонах трогов и каров. Крупные обвальные массы характерны для склонов Шахдагского, Гызылгаинского (рис. 1) и Будугского плато. Неустойчивы и подвержены обвалам-осыпям склоны троговых долин, каров и цирков в пределах водораздельных пространств северного склона Главного Кавказского хребта. Крупные обвально-осыпные массы характерны для склонов троговых долин Туфандаг, Курве, Гаранлыг и др.
Рис. 1. Обвальные процессы на Гызылгаинском массиве (фото — август 2012 г.)
На северных склонах Главного Кавказского хребта осыпные склоны встречаются чаще, чем обвальные, более характерные для склонов Бокового хребта. Осыпные склоны имеют денудационные и аккумулятивные части. Нижняя (аккумулятивная) часть осыпного склона является единичным конусом осыпей или целым шлейфом. Вершины осыпных конусов выдвинуты вверх навстречу ложбинам, расположенным под скальными уступами, и естественным путем поддерживают выпуклый профиль нижней части осыпи. Распределение обломков на теле обвальных и осыпных склонов носят хаотический характер, что объясняется различной литологией слагающих горных пород. Мощность аккумулятивных частей осыпных конусов, в зависимости от крутизны и характера глубины расчленения склонов, неодинакова. Невысокие, относительно крутые склоны речных долин отличаются формированием маломощных осыпных накоплений из-за отсутствия вогнутых участков на склонах и широких базисов у подошв склонов. Осыпи со склонов поступают
72
University proceedings. Volga region
№ 3 (7), 2014
Естественные науки. География
в русла рек и постепенно уносятся. Такие осыпные склоны характерны для высокогорных участков речных долин Гусарчай (рис. 2), Гудиалчай, Вельве-личай, Джимичай и для тех частей, которые врезаны в синклинальное плато Шахдаг-Гызылгаинского массива. Там, где осыпи опираются на широкое основание — пойму, широкое дно долины межгорных котловин, — они иногда имеют мощность 20−25 м. Это объясняется исходным выработанным, вогнутым поперечным профилем долин и склонов продольно вытянутых эрозионных хребтов.
Рис. 2. Осыпные процессы р. Гусарчай (фото — август 2012 г.)
В других условиях происходит развитие гравитационных процессов Бокового хребта — Шахдагского, Гызылгаинского и Будугского синклинальных высокогорных плато. Денудационная часть обвально-осыпных склонов приурочена к крутым обрывам и карнизам гравитационно-тектонического происхождения, к зонам вертикального смещения отдельных известняковых блоков по линиям разломов. Высота обвалов колеблется в пределах от нескольких десятков метров до 500−600 м. Аккумулятивная часть склонов занимает не менее значительную площадь, обрамляя подошвы северных и южных склонов шириной 6−8 км. Отдельные крупные глыбы известняков, объемом несколько сот кубических метров перемещаются на расстояние 1,2−1,3 км. Нередко, эти отложения, заполняя дно продольных котловин (верховья р. Гусарчай), накапливаются у подошв противоположного склона. Обширные делювиальные шлейфы с холмисто-бугристым рельефом созданы обвально-осыпным материалом у южного крыла гор Шахдаг и Гызылгая — у левого борта долины р. Шахнабадчай, урочища Аташгях [9].
В пределах северо-восточного склона Большого Кавказа оползни распространены в низко- и среднегорье, где развиты известняки, глины, песчаники и глинистые сланцы. Они также обусловлены сложным тектоническим строением, густой трещиноватостью горных пород, наличием активно развивающихся разломов и надвигов, обилием интенсивных атмосферных осадков (рис. 3).
Данный регион является сейсмически активным, следовательно, частые землетрясения способствуют отрыву и сползанию оползневого материала. По генетическим и морфологическим особенностям оползни относятся к де-ляпсивным (соскальзывающим).
Natural Sciences. Geography
73
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Рис. 3. Оползень на дороге Губа-Гонагкенд (фото — 26 марта 2013 г.)
Таковыми являются оползни на северных и южных склонах Бокового хребта, на южном склоне Главного Кавказского хребта, в пределах бассейнов
р. Гусарчай, Гудиалчай, Вельвеличай, в верховьях Гарачай, Агчай, Джимичай и др. Оползневые потоки распространены на склонах синклинальных плато, моноклинальных гряд и хребтов в пределах аридных и полуаридных зон низ-когорья. Это оползневые потоки в бассейнах р. Атачай, Гильгильчай, Тугчай и местами в среднем течении р. Вельвеличай. Нередко огромные массы срыва в виде оползневого потока с холмисто-грядовой поверхностью заполняют днища речных долин (Бахышлинский оползень-поток в бассейне р. Атачай заполняет дно реки на расстояние 7−8 км, полностью перекрывает коренное дно). Широко развиты оползни «ишгыны», которые являются более динамичными в отличие от классических оползней. К таковым относятся «ишгы-ны» площадью до 1−1,5 км2 — Атучский, Шахдюзинский, Далигаинский, Хы-зынский, Нохурларский и др. В низкогорном и предгорном поясах оползневые потоки деляпсивного типа также широко распространены. Они развиты на морских терригенных, карбонатно-терригенных, континентально-аллювиальных отложениях неогена, палеогена, верхнего мела (верхнее течение
р. Гильгильчай, в бассейнах Атачай, Гарачай, Агчай и др.). Кроме того, на северо-восточном склоне Большого Кавказа распространены оплывины, которые имеют небольшой размер в несколько сот квадратных метров, затрагивая склоновые отложения мощностью 1−2 м. На Гусарской наклонной равнине они сложены конгломератами, песчаниками, глинами и галечниками. Имеют место также оползни-обвалы, особенно в высокогорных и среднегорных поясах (Шахдагский, Гызылгаинский, Будугский и др.), где сеймичность и ее энергия рельефа очень большие.
На развитие и формирование экзодинамических процессов северо-восточного склона Большого Кавказа существенное влияние оказывают густота речной сети, интенсивные боковая и глубинная речная эрозия, расчленение склонов (верховья рек Гусарчай, Гудиалчай, Гарачай, Агчай, Вельвеличай, Гильгильчай и др.). Густота речной сети в пределах региона равна 0,7−0,8 км/км2, что связано с обильными атмосферными осадками, слабым развитием лесного покрова, слабой водопроницаемостью слагающих горных пород. В высокогорном и среднегорном поясах густота гидросети равна 0,4−0,7 км/км2, в низкогорном — 0,1−0,2 км/км2. Об интенсивном развитии водно-эрозионных
74
University proceedings. Volga region
№ 3 (7), 2014
Естественные науки. География
процессов свидетельствует и среднегодовая мутность рек. Например, в нижнем течении рек на Гусарской наклонной равнине (здесь густота речной сети достигает 0,10 км/км2) и Самур-Девечинской низменности мутность рек достигает 4000−8000 г/м3.
Среднегодовой сток в пределах региона распределен неравномерно. В высокогорном поясе он равен 10−35 л/с с 1 км² и больше, в среднегорье —
5−10 л/с с 1 км², а в низкогорье от 0,5 до 5 л/с с 1 км², что влияет на распределение мутности рек.
Большое значение для развития эрозионных процессов имеет крутизна склонов, которая на Шахдаге, Будуге и Гызылгае колеблется от 40 до 80−90°. Они окаймляют верхние истоки в пределах скального пояса и образуют глубокие воронкообразные участки. Кроме того, в исследуемом регионе идет интенсивный смыв с поверхности водосборов. Здесь модуль стока наносов меняется от 538 т/км2 (р. Гарачай) до 2374 т/км2 (р. Вельвеличай). Средняя интенсивность поверхностного смыва в горной части северо-восточного склона Большого Кавказа равна 0,50 км/год.
С величиной смыва с поверхности водосборов связано и распространение селей, которые приурочены к территории, где интенсивность смыва равна от 2000 до 4000 т/год. Грязевые и водокаменные сели развиты там, где смыв не менее 2000 т/год. Являясь комплексным природным явлением, сель и созданные им формы повсеместно находят свое отражение в рельефообразовании. В пределах высокогорья — это рытвины, борозды, промоины, осыпи, конусы выноса линейно-эрозионных образований. В среднегорье — боковые конусы в устьях притоков, осыпи на склонах, широкое развитие оползней. В пределах низкогорья (аридный пояс) — оползни, конусы выноса оврагов и балок, интенсивно расчлененного бедлендового рельефа. Следовательно, селевой процесс обусловлен орографическими, гипсометрическими, геологотектоническими, климатическими особенностями и оказывает влияние на перераспределение боковой и глубинной эрозии.
Селевые процессы часто повторяются в бассейнах р. Гудиалчай1 (рис. 4), Гильгильчай, Атачай, Шабранчай.
Рис. 4. Сель на р. Гудиалчай (фото — 29 августа 2013 г.)
1 Пострадало около 100 домов сел Алексеевка и Красная слобода Губинского района.
Natural Sciences. Geography
75
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Следы грязекаменных и грязевых селей в виде селевых валов, грязевых масс сохранились в широких поймах р. Гильгильчай, Атачай, Вельвеличай и др. Селевые очаги типа эрозионных воронок характерны для высокогорных частей бассейнов р. Гусарчай, Гудиалчай, Вельвеличай, Джимичай, Бабачай и др. Селевые образования бассейнов р. Гильгильчай, Атачай, Девечичай, Шабранчай, Тугчай, Тахтакерпю приурочены к оползневым и оползне-селе-вым потокам.
3. Антропогенный фактор
Катастрофические геоморфологические процессы в первую очередь оказывают негативное воздействие на жизнедеятельность человека, однако и хозяйственная деятельность людей провоцирует негативные экзодинамические процессы. При несоблюдении принципов рационального природопользования и при увеличении плотности населения нагрузки на природные ландшафты усиливаются, соответственно, напряженность экзодинамических процессов возрастает. Например, строительство горнолыжного комплекса «Шахдаг», строительство водохранилища «Тахтакерпю», прокладка железных и автомобильных дорог, подрезка склонов, вырубка лесов, чрезмерный перевыпас скота и др. активизируют склоновые процессы: участились обвалы, сползание оползневых масс, осыпи, сели, усилились эрозионные процессы.
Проведенный анализ показал, что сами по себе отдельные экзодинамические процессы северо-восточного склона Большого Кавказа не столь опасны. Но их совокупность, взаимодействие и интенсивность провоцирующих внешних факторов повышают риск масштабных катастрофических явлений. Нередко последние представляют собой цепочку экстремальных процессов, последовательность и совокупность которых в результате и приводит к катастрофам.
Из вышеизложенного следует, что на ход рельефообразования исследуемой территории воздействие оказывает большое количество природных и антропогенных факторов, которые провоцируют высокую напряженность экзодинамических процессов северо-восточного склона Большого Кавказа.
В результате детальной обработки всех доступных материалов и данных, полученных в полевых условиях и на основе дешифрирования КС, нами проведены картографирование экзогенных рельефообразующих процессов и оценка экзодинамической напряженности в Шахдаг-Гызылгаинском регионе. Данная территория отличается своей репрезентативностью и набором сложных, разновременных эколого- и инженерно-геоморфологических характеристик эндо- и экзодинамических процессов (рис. 5). По степени экзодинамической напряженности выявлены пять районов: крайне напряженные территории — 17−20 баллов- сильно напряженные территории — 14−17 баллов- напряженные территории — 10−14 баллов- средненапряженные территории —
6−10 баллов- слабонапряженные территории — менее 5 баллов. Составленная карта-схема дает возможность выявить современную тенденцию развития экзодинамических процессов в труднодоступном горном регионе, прогнозировать и оценивать риск, исходящий от катастрофических явлений (лавины, оползни, обвалы, осыпи, сели и др.), которые с каждым годом приобретают все большую остроту и актуальность на северо-восточном склоне Большого Кавказа [10, 11].
76
University proceedings. Volga region
№ 3 (7), 2014
Естественные науки. География
JO
Условные обоїначени:
Осыпи ^ Оползни
***** Уступы в рыхлых отложениях ¦* ^ Уступы в коренных породах С О Кары ^Морены
^ Овраги. Обвалы
Линеаменты -^Россыпи
5 $ V-образные долины gigS Каньоны и узкие ущелья (c)О Солифлюкция Конусы выноса
^ Ущелья Скальные обнажения
Крупные внутригорные котловины
— крайне напряженные территории — 17−20 баллов
— сильно напряженные территории — 14−17 баллов
— напряженные территории — 10−14 баллов
— средненапряженные территории — 6−10 баллов
— слабонапряженные территории — & lt- 5 баллов
Рис. 5. Фрагмент карты-схемы оценки экзодинамической напряженности на северовосточном склоне Большого Кавказа (Шахдаг-Гызылгаинский горный регион)
Выводы
1. В результате проведенных комплексных геоморфологических исследований выявлены районы наиболее интенсивных проявлений экзодинамических процессов, которые приурочены к зонам дробления секущих морфоструктурных линеаментов, отдельным тектоническим трещинам и узлам их пересечений.
2. Морфология рельефа, литология слагающих горных пород, тип увлажнения и наличие или отсутствие растительности обусловливают характер и высокую потенциальную интенсивность процессов рельефообразования территории, а сейсмические толчки, антропогенное воздействие запускают «механизм» в действие.
3. Для выявления закономерностей распределения напряженности экзодинамических процессов региона и выделения зон потенциального риска развития катастроф необходимо проведение дальнейших исследований, в том числе постоянного мониторинга и картографирования с учетом интенсивности потенциального воздействия природных и антропогенных факторов.
Список литературы
1. Александров, С. М. Нелинейность рельефообразующих процессов и экстремальные ситуации / С. М. Александров. — М.: РФФИ, ИГ РАН, 1996. — 112 с.
Natural Sciences. Geography
77
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
2. Ананьев, Г. С. Катастрофические процессы рельефообразования / Г. С. Ананьев. — М.: Изд-во МГУ, 1998. — 101 с.
3. Готванский, В. И. Влияние природных и антропогенных факторов на напряженность геоморфологических процессов на Дальнем Востоке / В. И. Готванский, Е. В. Лебедева // Геоморфология. — 2010. — № 2. — С. 26−35.
4. Лебедева, Е. В. Природные и антропогенные предпосылки напряженности геоморфологических процессов Анд / Е. В. Лебедева // Геоморфология. — 2013. -№ 4. — С. 48−61.
5. Скарятин, В. Д. Применение метода многоступенчатой генерализации при изучении геологических структур разного масштаба (на примере Северного Кавказа) / В. Д. Скарятин // Исследования природной среды космическими средствами. Геология и геоморфология / В. Д. Скарятин. — М., 1976. — Т. V. — С. 123−141.
6. Сладкопевцев, С. А. Изучение и картографирование рельефа с использованием аэрокосмической информации / С. А. Сладкопевцев. — М.: Недра, 1982. -216 с.
7. Ревзон, А. Л. Космическая информация и прогнозирование экзогенных процессов / А. Л. Ревзон, Б. Л. Юровский // Исследования Земли из космоса. — 1983. -№ 4. — С. 47−53.
8. Ализаде, Э. К. Закономерности морфоструктурной дифференциации горных сооружений восточного сегмента центральной части Альпийско-Гималайской шовной зоны (на основе материалов дешифрирования КС): автореф. дис. … д-ра географ. наук / Ализаде Э. К. — Баку, 2004. — 53 с.
9. Ализаде, Э. К. Экзоморфодинамика рельефа гор и ее оценка (на примере северовосточного склона Большого Кавказа) / Э. К. Ализаде, С. А. Тарихазер. — Баку: Viktoriya, 2010. — 236 с.
10. Тарихазер, С. А. Разработка методики дешифрирования морфоскульптур горных стран (на примере северо-восточного склона Большого Кавказа): автореф. дис. … канд. географ. наук / Тарихазер С. А. — Баку, 1997. — 24 с.
11. Ализаде, Э. К. Некоторые характерные особенности эколого- и инженерногеоморфологической оценки северо-восточного склона Большого Кавказа (в пределах Азербайджана) / Э. К. Ализаде, С. А. Тарихазер // Географический Вестник. -Пермь, 2012. — № 3 (22). — С. 20−36.
References
1. Aleksandrov S. M. Nelineynost'- rel'-efoobrazuyushchikh protsessov i ekstremal'-nye si-tuatsii [Nonlinearity of relief-forming processes and emergency situations]. Moscow: RFFI, IG RAN, 1996, 112 p.
2. Anan'-ev G. S. Katastroficheskie protsessy rel’efoobrazovaniya [Catastrophic processes of relief formation]. Moscow: Izd-vo MGU, 1998, 101 p.
3. Gotvanskiy V. I., Lebedeva E. V. Geomorfologiya [Geomorphology]. 2010, no. 2, pp. 26−35.
4. Lebedeva E. V. Geomorfologiya [Geomorphology]. 2013, no. 4, pp. 48−61.
5. Skaryatin V. D. Issledovaniya prirodnoy sredy kosmicheskimi sredstvami. Geologiya i geomorfologiya [Natural environment research by space means. Geology and geomorphology]. Moscow, 1976, vol. V, pp. 123−141.
6. Sladkopevtsev S. A. Izuchenie i kartografirovanie rel'-efa s ispol'-zovaniem aerokosmi-cheskoy informatsii [Relief research and mapping using aerospace information]. Moscow: Nedra, 1982, 216 p.
7. Revzon A. L., Yurovskiy B. L. Issledovaniya Zemli iz kosmosa [Research of the Earth from space]. 1983, no. 4, pp. 47−53.
8. Alizade E. K. Zakonomernosti morfostrukturnoy differentsiatsii gornykh sooruzheniy vostochnogo segmenta tsentral'-noy chasti Al'-piysko-Gimalayskoy shovnoy zony (na os-nove materialov deshifrirovaniya KS): avtoref dis. d-ra geograf nauk [Regularities of
78
University proceedings. Volga region
№ 3 (7), 2014
Естественные науки. География
morphostructural differentiation of mountain structures of the eastern segment of the central part of the Alpine-Himalayan seam zone (on the basis of SI decoded materials): author’s abstract fo dissertation to apply for the degree of the doctor of geographical sciences]. Baku, 2004, 53 p.
9. Alizade E. K., Tarikhazer S. A. Ekzomorfodinamika rel’efa gor i ee otsenka (naprimere severo-vostochnogo sklona Bol'-shogo Kavkaza) [Exomorphodynamics of a mountain relief and estimation thereof (by the example of the north-east slope of Caucasus mountains)]. Baku: Viktoriya, 2010, 236 p.
10. Tarikhazer S. A. Razrabotka metodiki deshifrirovaniya morfoskul'-ptur gornykh stran (na primere severo-vostochnogo sklona Bol’shogo Kavkaza): avtoref. dis. kand. geo-graf. nauk [Development of decoding methods for morphosculptures of mountain countries (by the example of the north-east slope of Caucasus mountains): author’s abstract of dissertation to apply for the degree of the candidate of geographical sciences]. Baku, 1997, 24 p.
11. Alizade E. K., Tarikhazer S. A. Geograficheskiy Vestnik [Geographical bulletin]. Perm, 2012, no. 3 (22), pp. 20−36.
Ализаде Эльбрус Керим оглы доктор географических наук, профессор, заместитель директора по научной части, Институт географии им. акад.
Г. А. Алиева Национальной академии наук Азербайджана (Азербайджан, г. Баку, пр. Г. Джавида, 115)
E-mail: elgeom@mail. ru
Тарихазер Стара Абульфаз гызы кандидат географических наук, доцент, ведущий научный сотрудник, Институт географии им. акад. Г. А. Алиева Национальной академии наук Азербайджана (Азербайджан, г. Баку, пр. Г. Джавида, 115)
E-mail: kerimov17@gmail. com
Alizade Elbrus Kerim oghlu
Doctor of geographical sciences, professor,
deputy director for research, Institute
of Geography named after academician
H. A. Aliyev of the Azerbaijan National
Academy of Science
(115 H. Javid avenue, Baku, Azerbaijan)
Tarikhazer Stara Abulfas gizi Candidate of geographical sciences, associate professor, leading research worker, Institute of Geography named after academician H. A. Aliyev of the Azerbaijan National Academy of Science (115 H. Javid avenue, Baku, Azerbaijan)
УДК 502- 574 /47. 9245/
Ализаде, Э. К.
Современные тенденции усиления геоморфодинамической напряженности в горных регионах (на примере северо-восточного склона Большого Кавказа) / Э. К. Ализаде, С. А. Тарихазер // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Естественные науки. — 2014. -№ 3 (7). — С. 68−79.
Natural Sciences. Geography
79

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой