Советский проект модернизации русской провинциальной культуры: достижения и издержки

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 316. 42 И. А. Купцова
канд. культурологии, доц. каф. мировой культуры ИМО и СПН МГЛУ, e-mail: ki-06@list. ru
СОВЕТСКИЙ ПРОЕКТ МОДЕРНИЗАЦИИ РУССКОЙ ПРОВИНЦИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ: ДОСТИЖЕНИЯ И ИЗДЕРЖКИ
Автор статьи предпринимает попытки выявить основные характеристики модернизации советского периода в русской провинции. Определяет векторы динамики локальных культур, проводит классификацию провинциальной культуры, рассматривает трансформации субъектов культурной активности и ведущих культурных практик в русской провинции. Особое внимание уделяется анализу достижений и социокультурных издержек советского проекта модернизации, отразившихся на региональном уровне культуры.
Ключевые слова: модернизация- советский период- провинция- русская провинциальная культура- субъекты культурной активности.
В настоящее время вопросы осмысления советского этапа развития отечественной культуры приобретают особую значимость. Это обусловлено сложностью современного развития социокультурного пространства России, отличающегося региональным многообразием. Одним из ракурсов научного анализа является обращение к исследованию особенностей провинциальной культуры, выявлению возможных путей ее дальнейшего развития и ее роли в трансформации российской цивилизации. Теоретическое осмысление советского проекта культурной модернизации провинции позволяет выявить потенциал и издержки ее локального развития, что имеет большое значение в современном социокультурном проектировании развития отдельных территорий нашей страны.
В исторической динамике русская провинциальная культура меняется в соответствии с периодами трансформации общественной жизни. Наиболее значительными можно считать преобразования, произошедшие в провинции в результате реформ 1860-х гг. и последовавшие затем качественные изменения провинциальной культуры на рубеже XIX—XX вв. Вслед за серьезной, но не законченной трансформацией провинции в рамках имперской культуры, наступает советский период, характеризующийся глубокой модернизацией всего российского общества на новых ценностно-смысловых основаниях.
Условными рамками культуры советского периода можно считать начало 1920-х — конец 1980-х гг. Современными исследователями модернизация в контексте культурной динамики понимается как «целеориентированная политика государства и сознательные усилия всего общества по обновлению и осовремениванию экономической, политической и социокультурной практики» [1, с. 64].
Социалистическая модель развития актуализировала отдельные характеристики модернизации западного типа. Среди них:
— индустриализация и промышленный рост-
— урбанизация и ставка на укрупнение городских агломераций-
— типовой подход к планированию развития территорий-
— потребительское отношение к природным ресурсам-
— придание крестьянскому труду характера сельскохозяйственного производства-
— ориентация на доминирование техники и технологий в сфере производства и обыденной жизни.
Одновременно советская модернизация имела кардинальные отличия от западной модели в ряде сфер общественной жизни. Прежде всего, отсутствие рыночных отношений, института предпринимательства, частной собственности на средства производства и недвижимость. Развитие общества находилось под властью правящей идеологии, не допускавшей вариативности взглядов. Прагматизму и индивидуализму западной системы культуры были противопоставлены коллективизм, взаимоподдержка, имевшие в своей основе нормативно-духовные принципы, закрепленные в ядре русской культуры и связанные с православными идеалами. Качественный прорыв был осуществлен в социальной, образовательной и культурной сферах. За короткий период страна смогла пройти путь от культурной архаики и традиционализма к обществу современного типа.
В советский период впервые за свою историю русская провинция испытала на себе столь кардинальные качественные изменения и вышла на новый уровень развития путем полноценного вовлечения в общецивилизационную российскую модернизацию.
Социалистическая модель хозяйства требовала освоения новых технологий в рамках современных производств. Для реализации поставленных целей строились предприятия различных отраслей промышленности. Вокруг них появлялись новые провинциальные города, возникшие наряду с историческими провинциальными городами.
Если главные импульсы динамизации исходили на периферию из центра, то ресурсы для развития новых малых городов распределялись по линиям: провинция — провинция и село — провинция. Сельские территории и старые провинциальные города выступили как источник людских ресурсов для модернизационных процессов -специалистов и рабочей молодежи — привлекаемых для грандиозных проектов развития советской промышленности.
В провинциальных городах, имеющих историческое прошлое, происходили заметные перемены. Облик малых и средних городов существенно трансформировался. Нередко исторические провинциальные города переименовывались. Топонимика отражает социокультурные трансформации провинции. Многие сельские поселения, рабочие поселки и слободы обрели статус городов, что сказалось на их названии. Одновременно новые названия присваивали старинным улицам. Нередко проявлялось стремление новой власти изменить исторический центр города, имевший традиционной доминантой православный храм. Трансформировался культурный ландшафт провинции, появлялись новые значимые точки в жизни местного населения, осваивались новые территории, прилегающие к городу.
Обобщающими признаками для культурной динамики различных типов провинциальной культуры советского периода являлось стремительно нараставшее число городских жителей за счет мигрантов из села. В провинциальных городах увеличивался маргинальный слой жителей, которые утратили связь со своей малой родиной и не «нашли своего места» в городской культуре. Они тяготели к народной культуре, продолжая оставаться некоторое время носителями ее ценностей. Однако оторванная от корней народная крестьянская культура выхолащивается и видоизменяется. Из нее постепенно начинает уходить глубинное ценностно-смысловое содержание, которое в полной мере может реализоваться только во взаимодействии с конкретным местом и традиционными формами труда.
Развитие новых технологий на промышленных предприятиях, государственная собственность на средства производства и многие другие причины приводили к значительному изменению самого характера труда и отношения к нему среди жителей провинциальных городов. Принцип уравнительной системы оплаты труда (система окладов), введение максимально возможных размеров оплаты труда (норма выработки и соответствующие расценки) вызывали к жизни
определенное равнодушие к результатам профессиональной деятельности (можно сказать, что норма «Как потопаешь, так и полопаешь» или «Без труда не выловишь и рыбку из пруда» сменяется формулами: «Работа не волк, в лес не убежит», «Работа дурака любит» и т. п.). В то же время наличие постоянной работы и стабильная оплата труда позволяли человеку планировать свою жизнь, не испытывая беспокойства за завтрашний день и будущее детей. Таким образом, с одной стороны, население провинциальных городов было способно само себя обеспечить (в том числе благодаря наличию земельных участков, семейных связей с родственниками деревне) — с другой — шло «размывание» трудовых традиций.
Одновременно в провинциальных городах формируется так называемая третья художественная культура, отличающаяся и от традиционного крестьянского фольклора, и от профессионального искусства [2, с. 16]. Она развивает свой художественный код [3, с. 126], с помощью которого перерабатывает ценности как сельского фольклора, так и профессионального искусства. В советский период устная языковая традиция продолжала развиваться в форме частушек, анекдотов, песенной культуры. Отметим, что власть активно использовала данный ресурс в идеологических целях, периодически «вбрасывая» определенные слухи, распространявшиеся «из уст в уста». Все значимые события в жизни человека и общества находили соответствующее отражение в фольклоре.
Главные действующие лица, субъекты общественной и культурной жизни провинции, а также условия, формирующие местную социокультурную среду, в советский период стали принципиально иными. Представители дореволюционной интеллигенции, в прошлом самого активного субъекта провинциальной культуры, в большинстве своем оказались в ином социально-статусном качестве или были вынуждены эмигрировать. Культурная среда провинции советской эпохи связана со становлением новой интеллигенции послереволюционного периода. С одной стороны, еще сохраняли свои позиции те, кто получил образование и опыт работы в царской России, с другой — благодаря социокультурным изменениям, появились новые субъекты культурной активности. К ним можно отнести представителей местной партийно-космсомольской и административноуправленческой номенклатуры- интеллигенцию (во многом определяемую по видам профессиональной деятельности: учителя,
преподаватели вузов, врачи, инженеры, военные, работники учреждений культуры, представители творческих профессий и т. д.) — представителей новых профессиональных сообществ (элита рабочего класса) — молодежь как наиболее динамичный слой общества- женщин, получивших равные с мужчинами права. При этом деятельность субъектов культуры во многом определялась, регламентировалась и контролировалась руководством страны в соответствие с господствовавшей идеологией.
В условиях стремительного роста уровня образования молодежь постепенно формировалась как самостоятельный субъект активности провинциальной культуры. Именно на молодое поколение, были ориентированы представители официальной власти, стимулируя изменения в культурной жизни провинции. По мнению партийных идеологов, молодежь должна была построить «новый мир», где главная роль отводилась пионерам, комсомольцам и молодым коммунистам (таким образом вводился принцип партийно-политической принадлежности, ставший определяющим на семь десятилетий). В отличие от представителей старшего поколения, имеющих дореволюционный жизненный опыт, молодежь менее связана с прошлым и легче поддается манипуляциям.
Одним из заметных явлений динамики провинциальной культуры советского периода стало уравнивание женщин в трудовых и иных правах с мужчинами, которое привело к их постепенному включению в сферу профессиональной деятельности (они стали работать на появляющихся в провинции фабриках и небольших промышленных производствах, освоили многие «мужские» профессии). Женщины начинали доминировать в целом ряде профессиональных областей (работая прежде всего в сфере педагогики, а также как сотрудники учреждений культуры и государственных организаций и т. д.), что позволяет рассматривать их как активных субъектов культуры русской провинции советского периода. При этом отметим, возраставшую социальную и психологическую нагрузку на женщин, что негативно сказывалось на состоянии семей и приводило к ослаблению традиционных семейных связей. Культурный код поведения женщины в семье изменялся. Происходило резкое столкновение новой и традиционной роли женщины в семье и обществе. Теперь, с одной стороны, она выступала как субъект профессиональной деятельности, а с другой — продолжала сохранять остатки прежнего бытового уклада.
Увеличивающаяся занятость женщин вне дома и семьи привела к глубокой трансформации всего семейного уклада. В связи с этим возросло значение учреждений образования и воспитания, которые должны были заменить родителей, занятых на службе и производстве. В советский период эта задача решалась путем создания развитой системы бесплатного дошкольного и школьного образования. При этом значение семьи в воспитании ребенка умалялось, сопровождаясь трансформацией ролей мужчины и женщины в семье. Ушла в прошлое многодетная семья, бывшая ранее нормой провинциальной жизни. Семья стала нуклеарной, но родственные, соседские отношения сохранились, что резко отличало провинцию от крупных центров и столиц.
Связь с деревней, характерная для жителей дореволюционных провинциальных городов, в советский период также сохранилась. В деревне оставались родители или родственники тех, кто переехал жить в город. Горожане в первом поколении поддерживали тесные контакты с сельским миром. Зачастую поездки в деревню были еженедельными и служили своеобразным «мостиком» во взаимодействии города и сельского социокультурного пространства. При этом можно наблюдать своеобразный миграционный поток населения (как временный, так и постоянный): из деревни в провинциальный город- из провинциального города — в крупные центры и столицу. Еще один вариант жизненного пути провинциала — переселение в другие регионы страны в период их промышленного освоения.
Обобщая вышеизложенное, можно выделить ряд факторов, повлиявших на динамику русской провинциальной культуры в советский период.
Закрепилась идеологическая регламентация провинциальной жизни, в том числе и в вопросах развития сферы культуры. Самодеятельные формы культурной активности были снижены. Государство определяло не только объем финансирования и приоритетные отрасли, но и жестко контролировало содержание деятельности учреждений культуры и произведений искусства.
В качестве фактора изменений русской провинциальной культуры особо выделим печатные издания, как наиболее массовый вид СМИ в советский период. Среди центральных изданий советского периода (часть из них продолжает свою деятельность в настоящее время) значимую роль играли так называемые толстые журналы,
которые содержали материалы на актуальные темы и печатали новинки литературы. Они доносили до провинциального читателя тенденции развития как отечественной, так и мировой культуры и искусства (часто эти материалы носили критический, антизападный характер, что обеспечивало возможность их публикации). Например, на страницах журнала «Новый мир» печатались произведения И. Бродского, Ч. Айтматова, В. Быкова, В. Гроссмана, В. Дудинцева- с журналом «Знамя» сотрудничали А. Твардовский, И. Эренбург, Б. Пастернак, Ю. Тынянов, Е. Евтушенко- «Иностранная литература» издавала новинки зарубежных авторов. К вышеназванным журналам примыкает целый ряд изданий, таких как «Наука и жизнь», «Юность», «Нева», «Москва», «Роман-газета» и др. Обращение к ним позволяло жителям провинциальных городов выйти за пределы локального мира, развиваться в интеллектуальном плане, узнавать о литературных новинках и событиях культурной и научной жизни. Незримо в провинции существовало объединение единомышленников, которые обращались к одним и тем же художественным источникам. Безусловно, это была небольшая часть населения малого города, но именно она часто становилась активным субъектом местной культуры, во многом определяя вектор дальнейшего развития локального сообщества.
Особый характер имело влияние стремительно развивавшихся технических средств, включивших в обыденную жизнь провинциального сообщества радио, телевидение, прослушивание музыкальных записей. Эти феномены породили принципиально иные условия развития русской провинциальной культуры. Отныне она получила опосредованную, но эффективную связь со столицей и миром в целом (с учетом всех ограничений цензуры). Появилось «окно в мир», благодаря которому провинция виртуально приближалась к крупным культурным центрам, столицам.
Важным фактором развития русской провинциальной культуры, особенно начиная с 1960-х гг., выступает система высшего образования. В региональных вузах обучались не только представители местного сообщества, близлежащих городов и сел, но порой и студенты из других союзных республик и стран. Таким образом жители провинциальных городов оказывались в непосредственном взаимодействии с представителями других культурных миров, которых отличала непривычная внешность, одежда, незнакомый язык,
этнонациональные традиции, народные обычаи, религиозные обряды, бытовые привычки. Происходило взаимопроникновение элементов разных культурных систем.
Благодаря развитию транспорта, сократилось время преодоления пространства от столицы до провинции. Несколько смягчается состояние «оторванности и замкнутости» провинциального мира. При этом «каналы связи» в основном оставались односторонними: из центра в провинцию. Культурные события провинциальной жизни продолжали пребывать в своем пространстве, редко выходя за его пределы (иногда в виде коротких сообщений о состоявшемся событии или мероприятии).
При всей сложности и неоднозначности оценки динамики провинциальной культуры в советский период, подводя предварительный итог можно отметить следующее. Советский проект модернизации качественно изменил провинциальную культуру. Возникли ее новые разновидности, связанные с провинциальными городами, возникшими для воплощения промышленных проектов. Сформировалось «усредненное» провинциальное пространство, обусловленное типовым планированием малых и средних городов, которое предполагало наличие / отсутствие определенного набора объектов социокультурной сферы в зависимости от административного статуса поселения. Своеобразие провинции во многом нивелировалось за счет трансформации культурного ландшафта, происходившего в результате промышленного развития локальных территорий.
Одновременно в провинции, как и по всей стране, произошел «образовательный рывок»: от ликвидации неграмотности до формирования системы общего среднего (обязательного) и профессионального образования. Повышение образовательного уровня повлекло за собой ряд позитивных для развития провинции последствий. На местах действовали учреждения культуры и досуга, книжной торговли, система периодической печати и т. д. В провинции сформировались новые субъекты культурной активности, определявшие развитие локального культурного пространства (как правило, в допустимом властями объеме и направлении). Однако прослеживается и иной тренд динамики русской провинциальной культуры. Для второго периода советской эпохи (с 1956 г.) характерно повышение потребительского отношения к культуре, возникшего на волне проникновения западных образцов массовой культуры и развития ее
отечественного варианта в условиях уменьшения идеологического прессинга.
В целом советский период привнес в развитие провинции образцы общественной жизни современного типа: была создана городская инфраструктура (дороги, транспорт, коммуникации, связь, объекты промышленности и жилье) — прорывным моментом стала доступная социальная система, которая охватывала все население (здравоохранение, образование, медицина и т. д.) — распространились технические средства, изменившие культурную среду (от автомобилей и малой авиации, связавших провинцию с внешним миром, до телевизоров и видеомагнитофонов, появившихся в домах рядовых жителей). В провинции были освоены новые технологии и сложные производства, требовавшие наличия высококвалифицированных специалистов (как инженеров, так и рабочих), что также влияло на провинциальную культуру. Ранее она больше сближалась с сельским пространством и ассоциировалась с тяжелым и неквалифицированным трудом.
Советская модель модернизации в провинции опиралась на динамику по линии центр — периферия, как это было и прежде. Из центра регламентировались вопросы, бывшие ранее предметом местного управления на основе реализации потенциала самоорганизации локального сообщества (как это было во времена земств). Централизация пронизывала всю социокультурную среду провинции и заметно ограничивала проявление инициативы людей. Постепенно сформировалось потребительское отношение к власти и общественным институтам, и практически был прерван механизм самоорганизации на местах (ожидание того, что кто-то придет и все сделает — лучше по указанию из центра — привело к глубокой деградации творческого потенциала провинции). При этом, согласно советской идеологии, привычным делом стало активное вмешательство в личную жизнь человека, что нередко приводило как к личной трагедии, так и к двойственности обыденной жизни (одна — для демонстрации на показ, другая — истинная).
Вторым уровнем реализации модели динамики русской провинциальной культуры выступило взаимодействие по линии провинция — провинция, которое в советский период приобрело более устойчивый и тесный характер. Между различными регионами, часто значительно удаленными, были налажены глубокие интеграционные
связи, необходимые для развития промышленности и экономической сферы. Одна локальная территория рассматривалась как источник необходимых ресурсов для другой. Зачастую использование природных ресурсов происходило нерационально, что спровоцировало ряд экологических проблем. Произошла миграция населения исторических провинциальных городов, составившая основу жителей провинциальных городов нового типа. В советский период сформировалась и интенсивно развивалась региональная экономика. При этом локальные пространства находились в тесной производственноэкономической и межотраслевой взаимосвязи, что обеспечивало развитие государства.
Следующей линией динамики является взаимодействие село -провинция, которое обрело новый характер. При сохранении значимости сельских ресурсов для развития малых и средних городов, теперь последние выступали в качестве шефов. Городская культурная среда обладала непреходящей привлекательностью по сравнению с сельской местностью и притягивала к себе деревенских жителей. В то же время малые провинциальные города во многом сохраняли непосредственную близость к образу и укладу сельской жизни.
Самые серьезные трансформации, произошедшие в советский период, касались ценностно-смысловой составляющей русской провинциальной культуры. Ушла в прошлое глубокая религиозность провинциального обывателя, сформировались поколения, воспитанные на атеистической парадигме. Зачастую православные традиции сохранялись только в виде обрядовой составляющей- при этом роль священника как субъекта культурной активности оказалась сниженной и подверглась обмирщению. Это размывало моральнонравственные основы жизни, приводило к негативным последствиям в сфере нравственности. Заметно снизилась роль семьи, прежнего самого прочного звена общества и наиболее эффективного средства трансляции культурной традиции. Воспитание и образование возлагалось на общественные институты, значение в этом деле семьи намеренно умалялось, что также привело к разрушительным последствиям.
В заключение подчеркнем, что советская модель модернизации в целом требует отдельного научного исследования, а ее рефлексия значительно затруднена отсутствием временной дистанции и субъективным восприятием авторов, многие из которых являются
своеобразным «продуктом» той эпохи. Объективно советская модель может быть оценена как результат, лежащий на перекрестке идей передовой западной мысли, технических достижений и местных особенностей развития.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Аванесова Г. А., Астафьева О. Н. Социокультурное развитие российских регионов: механизмы самоорганизации и региональная политика. — М.: РАГС, 2004. — 424 с.
2. Прокофьев В. Н. О трех уровнях художественной культуры Нового и Новейшего времени: К проблеме примитива в изобразительном искусстве // Примитив и его место в художественной культуре Нового и Новейшего времени. — М.: Наука, 1983. — С. 6−28.
3. Каргин А. С., Хренов Н. А. Фольклор и кризис общества. — М.: Государственный центр русского фольклора, 1993. — 164 с.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой