Иррациональное и рациональное начала в структуре классического философского знания

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФИЛОСОФИЯ И КУЛЬТУРА СОЦИУМА: ПОДХОДЫ, КОНЦЕПЦИИ, МНЕНИЯ
D.S. Kuznetsov Irrational and Rational Bases in the Structure of the Classical Philosophical Knowledge
Philosophical systems of antiquity are considered. The influence of irrational and rational bases on the formation of the structure of the classical philosophical knowledge is studied.
Key words and word-combinations: ancient philosophy, the structure of the classical philosophical knowledge, the irrational and rational bases.
Рассматриваются философские системы античности. Автором исследуется влияние иррациональных и рациональных начал на формирование структуры классического философского знания.
Ключевые слова и словосочетания: античная философия, структура классического философского знания, иррациональные и рациональные начала.
УДК 11/12 ББК 87. 21
Д.С. Кузнецов
ИРРАЦИОНАЛЬНОЕ И РАЦИОНАЛЬНОЕ НАЧАЛА В СТРУКТУРЕ КЛАССИЧЕСКОГО ФИЛОСОФСКОГО ЗНАНИЯ
I 1ри всем многообразии различных философских учений, течений и направлений классическое философское знание составляет один из стержней понимания природы философского знания как такового. Его структура неоднородна и включает в себя несколько элементов. Особого внимания исследователя, на наш взгляд, заслуживают иррациональное и рациональное начала в классических философских учениях, органично вплетенные в структуру философского знания.
С момента зарождения философии учеными отмечается наличие в ней разных по своей природе начал. Одни философские учения при осмыслении реальности в большей степени ориентируются на иррационалис-тические традиции, другие утверждают торжество рационализма. Структуру рационалистически ориентированной философии отличает систематический, логически стройный, связный характер объяснений, доказа-
тельств, трактовок, подачи материала. Однако даже в рационалистических учениях обнаруживаются некоторые проявления иррационализма. По этой причине существует необходимость анализа иррационального и рационального начал в структуре классического философского знания.
Основу структуры классического философского знания составляет ментально переработанная совокупность теории, практики и искусства того или иного общества [1, с. 7]. На этой базе формируются структурные элементы классической философии — физика, логика, метафизика, математика. Их в различной степени взятое сочетание и позволяет создать философскую теорию, концептуальным образом отражающую и объясняющую действительность или же творящую некую предполагаемую умозрительную модель. При этом иррациональное или рациональное по своей сути конкретное философское учение в целом представляется внешнему исследователю как инвариант философских систем классического типа.
Исследование иррационального и рационального начал в структуре классического философского знания по понятной причине должно опираться на содержательные примеры из истории античной философии.
Представители Милетской школы представляли себе первооснову всего сущего в абстрактно-символическом виде: у Фалеса это вода, у Анаксимандра -айперон, у Диогена — воздух, у Гераклита — огонь- Эмпидокл объединял все четыре стихии, которые, по его убеждению, и составляли «корни» всего. Такое видение во многом порождено мифологической иррациональной традицией, хотя сами по себе первоэлементы были весьма материальны и рациональны. Подкрепляя свои теории, античные натурфилософы вводили понятия и разрабатывали методики, свойственные таким научным дисциплинам, как математика, физика, астрономия. Таким образом, они, сами того не предполагая, стояли у истоков науки как области занятия.
В учении Пифагора, философа-мыслителя и ученого-исследователя, легко обнаружить неразрывно связанные друг с другом научную и религиозно-оккультную составляющие, то есть наличие иррациональных и рациональных начал.
Исключительное внимание Пифагора было привлечено к числу. Число — это отдельно отстоящее и осмысляемое явление, основа всего сущего. Так, «начало всего — единица… в центре которой четыре основы — огонь, вода, земля и воздух, перемешиваясь и превращаясь целиком, порождают мир.» [2, с. 338−339]. Особое значение Пифагор придавал числу «три»: он видел в нем сакральное (то есть — иррациональное в своей сути) единение тела, души и духа. Отсюда, опираясь на числовые отношения, мыслитель пытался найти способ управления механизмом реинкарнации (заметим, тоже весьма далекое от рационализма понятие). Переплетению мистического и научного в философском учении Пифагора способствовало его участие в тайном сообществе, где проводились обряды якобы переселения душ.
Необходимо отметить, что число понималось Пифагором не как арифметическое, а как метафизическое явление: в своей иррациональной ипостаси оно выступало как закон, сущность всего мира- в рациональной — было материальным объектом, формой и, безусловно, способом познания.
Учение Пифагора было продолжено Орфеем, который привел его в систематизированный, научно обоснованный вид. Иррационалистический подход, в основе которого идеи о бессмертности души, ее перевоплощениях, способствовал созданию довольно рациональной философской системы. Некоторые аспекты данного учения объяснялись в понятиях трансцендентного. В результате сформировалось философское знание, именуемое метафизикой.
Преобразование философской системы в результате синтеза иррациональности и рациональности наблюдается и у Алкмеона Кротонского, крупнейшего врача и мыслителя, известного в истории психологии открывателя принципа нервизма.
Основой всего сущего для него являлось равновесное сочетание биологического организма как живого и животного начала и четырех стихий (вода, земля, воздух, огонь). Согласно теории Алкмеона нарушение такого равновесия может привести человека к болезням или даже к смерти. Причиной могли выступать пища, климатические условия, географические особенности, само состояние организма. Впоследствии это учение было развито и преобразовано пифагорейцами — Гиппократом (основу организма образуют четыре сока: слизь, кровь, желтая желчь, черная желчь), Герофилом, Эразистратом и Галеном.
Иррациональное и рациональное в классическом философском знании изначально были ориентированы на определение первопричин гармонии бытия. Этот императив провозглашает Филолай, посредством математического вычисления определивший гармонию как принцип мироустройства.
Итак, наблюдается неразрывная связь между иррациональным и рациональным началами, реализуемыми в процессе формирования структуры классического философского знания. Натурфилософия послужила отправной точкой в трансцендентном понимании бытия: человек и стихия в ней образовывали цельную систему, космос, где от каждого элемента зависит порядок общего состояния всех вещей. Натурфилософская система достаточно четко выделяет теоретический элемент («теоретикэл») в структуре классического философского знания.
Не менее интересное направление для анализа иррационального и рационального начал в структуре философского учения представляет собой теория элеатов.
Ксенофан подверг критике господствующие представления о множестве богов. По Ксенофану, «боги, а значит и сама мифология — продукт, который был создан воображением людей» [3, с. 18], поэтому ни о природе богов, ни обо всем остальном истинного знания быть не может. Достоверным знанием обладает только Бог- знание человеческое есть только субъективное мнение, которое имеет вероятностный характер. За первооснову всего сущего мыслитель брал Бога, вечного, неподвижного и «шарообразного», который тождественен миру и природе и олицетворяет всеобщее истинное знание. Те же идеи провозглашая Парменид: начало всех начал — вечное и неизменное Бытие, тождественное мысли и образующее космос. Похожую логику и утверждения можно обнаружить в апориях Зенона Элейского («Ахиллес и черепаха», «Стрела», «Стадион»): сущее одно- оно неделимо, непрерывно, неподвижно и бесконечно.
Мелисс внес в концепцию свое новшество: если Парменид утверждал, что «мировой шар» имеет конечный радиус [3, с. 20], то Мелисс доказывал, что мир может быть вечным, не возникающим и не погибающим только при условии — радиус мира не есть величина конечная. Кроме того, мир, согласно Мелиссу, бестелесен. Приведенные суждения дают основания утверждать, что учение Мелисса имело идеалистический характер и тем самым было в значительной степени иррационалистично.
Таким образом, для элейской школы был характерен идеалистический монизм, сочетание иррационализма и рационализма в познании. В основу учения положено Бытие в качестве источника философского знания. Так оформляется еще один важнейший элемент в структуре классического философского знания -онтология.
Иная, чем у элеатов, онтология представлена атомистами. Левкипп одновременно с Зеноном, Эмпидоклом и Анаксагором выдвинул идею не монизма, а плюрализма элементов сущего. Он утверждал существование относительного небытия (пустоты), разделяющего все сущее на множество элементов вплоть до первоосновы, которая выражается в неразделимом атоме.
Учение Левкиппа об атоме развил Демокрит, представлявший мир как систему атомов в пустоте. В его теории атомы движутся в пустом пространстве хаотично, сталкиваются и, в соответствии с формой, размером, положением и порядком, либо сцепляются, либо разделяются. Соединения атомов образуют сложные тела, даже боги у Демокрита состоят из атомов.
Атомисты отмечают еще один элемент в структуре классического знания -искусство («пойэтикэ»). Желание творить, создавать мир, вынуждает их обратиться к иррациональной стороне философского знания, которая, в свою очередь, выводит учение во вполне рациональное русло.
Иную позицию занимают софисты. Так, Протагор считал, что мир есть таков, какой он представлен в чувствах человека. По этой причине мыслитель критично относился к вере в богов, а мерой всего сущего выступал у него человек. «Согласно характеристике Секста Эмпирика, Протагор был материалистом и учил о текучести материи и об относительности всех восприятий» [4, с. 99]. Его учение базировалось на естественном праве.
Софист Гиппий, обладавший обширными познаниями во многих науках, разделял законы на природные (объективные) и разработанные людьми (субъективные). На наш взгляд, в этом также прослеживается сочетание иррационального и рационального в содержании философского учения.
Философия киренаиков близка софистической. Так, Аристипп, древнегреческий философ из Кирены в Северной Африке, следуя Протагору, основал кирен-скую, или гедоническую, школу с софистским уклоном. За высшее благо у него почиталось стремление человека к удовольствиям. Философ сознавал, что ощущения не имеют познавательного содержания, а лишь отражают душевное состояние субъекта. Такой же точки зрения придерживались Арета, Антипатр и Эпитамид из Кирены. В этом киренаик и были весьма похожи на эпикурейцев. Только ученик Аристиппа Гегесий отрицал удовольствия как сущность всех вещей и противопоставлял им нужду и лишения, безрадостность жизни и
стремление к утешительной смерти, за что был прозван «подстрекающим к смерти».
Таким образом, формируя свои философские системы, софисты и киренаики обозначили еще один важный элемент структуры классического философского знания — практическую сторону философии («практикэл»). Предметом здесь выступает деятельность людей, их взаимодействие между собой.
Ближе всех к формированию полноценной структуры классического философского знания стал Платон, создавший первую в истории философии классическую систему идеализма. Разделение на идеальное и материальное в философской конструкции Платона обусловлено пониманием им фундаментальной структуры мира. Философ ввел понятия «мир идей» и «мир вещей». Первопричиной у него выступают «идеи» [5, с. 437−475], выраженные в трех субстанциях -«единого», «ума», «души», через которые человек должен пройти свой жизненный путь, чтобы обрести благо.
Мыслитель ставил целью приведение в порядок познания путем его определения и разделения. В итоге у него получился космос (порядок), где знания выведены и определены в идеальное начало. Знания человека о мире составляли, в представлении Платона, идеальный космос идей, его духовный «мир». Отсюда следовало, что философствование отдельного мыслителя может не вписываться в структуру философского знания, но с течением времени, с момента образования философской школы, направления оно образует некую структуру. Благодаря Платону структура классического философского знания обрела ряд основных элементов — этику, логику, физику.
Следует заметить, что современная физика принципиально отличается от физики («фюсики») Древней Греции — научном знании о «фюсис» (природе), включавшем в себя знания о материи, времени, пространстве, строении космоса и небесных светил, природных стихиях, флоре и фауне, то есть о том, что не зависит от разумной и сознательной деятельности человека.
Этика как структурный элемент философского знания раскрывала поведение человека через его деятельность, сопряженную с законом, умом, характером, обычаем. Более всего она обращала внимание на стремление человека к добродетелям, оценивала способность нести в себе благо.
Логика, в отличие от этики, рассматривала не деятельность (действие), а смысл. В структуре классического философского знания логика отвечает за умение выразить дела, поступки в слове. Высказывать суждения и рассуждать -это и есть разум, поэтому логика трактуется как самопознание разума, наука о мышлении, в ней тесно переплетены между собой слово и разум.
Структурирование классического философского знания позволило мыслителям, синтезируя и интегрируя рационалистическое и иррационалистическое начала в своих учениях, объяснить сущность природы, общества и мышления. В результате сформировались предпосылки философского понимания материальной, социальной и духовной сфер жизни общества.
В дальнейшем учение Платона было систематизировано и догматизировано.
Преемник Платона философ Спевсипп платоновские «идеи» заменил «самостоятельными числами», которые выступали у него первоначалом всего. Катего-
рию сверхсущее в философии Спевсиппа необходимо отделять от Блага и Бога -оно представлено в виде единого числа. Линию сочетания иррационального и рационального в числах продолжил Ксенократ. Так, в диалоге «Тимей» первопричиной он называет единство и двойственность. Душа, по Ксенократу, является самодвижущимся числом. Среди платоников особо выделяется Карнеад, критиковавший учение стоиков и провозгласивший целью философии не обладание истиной, а отсутствие заблуждений на пути к ее обладанию. Он призывал придерживаться принципа «воздержания от суждений» (эпохе).
Делая упор на иррационалистическое философское знание, Спевсипп, Ксе-нократ и Карнеад создали возможность развить систему Платона до рационального философского знания, что и было сделано Аристотелем. Величавший философ Древней Г реции, учившийся у Платона, обобщив учения предшествующих и современных ему мыслителей, а также исследовав общественно-политическую практику, стал основателем собственно научной философии. Аристотелем были изучены формы движения мысли (мышление человека), благодаря чему открыты законы формальной логики (тождества, исключенного третьего, не-противоречия). Логика выступает здесь в качестве «инструмента», фиксирующего правила ценности философского знания («органон»). Она указывает на формальные каноны, соблюдая которые, можно получить истинное знание о любых интересующих объектах. Истину философ обнаружил в единстве материи и формы, составляющем действительность. Итак, логика составляет одну часть системы классификации научных дисциплин, созданной Аристотелем.
Другая часть философского знания — метафизика, «та мета та фюсика», что означает «то, что идет после физики» [6, с. 4−62]).
Классическая античная греческая философия не была областью специальных философских знаний — она развивалась в тесной, неразрывной связи с рациональными научными знаниями (математикой, медициной, географией) и иррациональными учениями (мифологией, искусством, метафизикой). Анализ процесса ее становления показывает, что структура философского знания формировалась постепенно, а ее элементы не всегда играли равнозначную роль. Зачастую сама структура философского знания зависела от понимания теми или иными философами природы и предмета философии. Отсутствие отдельных составных частей в конкретных философских системах объясняется тем, что они не полностью развиты, не до конца разработаны мыслителями вследствие субъективных причин (интересов, ценностей, определенных социальных условий).
Философия является знанием, с одной стороны, общетеоретическим, а с другой — мировоззренческим. По этой причине классическая философия может рассматриваться и в качестве «общей науки, отражающей наиболее общие закономерности бытия и мышления, и одновременно в качестве специфической формы мировоззрения» [7, с. 10]. С такой оценкой в целом коррелирует обозначенный нами подход, согласно которому в формировании структуры классического философского знания сыграли важную роль иррациональное и рациональное начала в античных философских системах. Эти начала положены в основу законов бытия и познания, на базе которых в дальнейшем образовались онтология и гносеология как магистральные направления в истории философии.
Библиографический список
1. Аристотель. Сочинения: в 4 т.: / под общ. ред. А. И. Доватура. М., 1984. Т. 4.
2. Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. М., 1979.
3. Гасилин В. Н. Античная философия. Саратов, 2009.
4. Асмус В. Ф. Античная философия. М., 1998.
5. Платон. Диалоги. М., 1986.
6. Аристотель. Сочинения: в 4 т. / под. ред. В. Ф. Асмус. М., 1976. Т. 1
7. Бабушкин В. У. О природе философского знания: критика современных буржуазных концепций. М., 1978.
S.M. Frolova
The Concept of Everyday Life in the Temporal Dimension
The content analysis of the concept of everyday life is carried out. The influence of this phenomenon on human life and activity is analyzed. The role of the everyday life in the formation of the philosophic cognition is considered.
Key words and word-combinations: everyday life, the concept of everyday life, philosophical understanding of everyday life.
Проводится содержательный анализ понятия «повседневность». Показано влияние этого феномена на жизнедеятельность человека. Рассматривается роль повседневности в становлении философского познания.
Ключевые слова и словосочетания: повседневность, понятие повседневности, философское осмысление повседневности.
УДК 004. 946:1 ББК 60. 02:87
С.М. Фролова
ПОНИМАНИЕ ПОВСЕДНЕВНОСТИ В ТЕМПОРАЛЬНОМ ИЗМЕРЕНИИ
Повседневность сопровождает человека от самого его рождения до смерти. В ней сложно выделить главное и второстепенное, поскольку любое ее проявление способно оказаться определяющим и значимым. В большинстве случаев она воспринимается как нечто, существующее вокруг нас всегда, рутинное, обыденное, неизменное. Возможно, именно поэтому повседневность ускользает от осмысления, остается за пределами нашего внимания.
Для каждого конкретного человека повседневность выстраивается из определенного мировоззрения, субъективного пространства, образа, манеры мышления. Как «сфера субъективно переживаемых ценностей» [1, с. 92] она воспринимается и анализируется с позиции жизненного опыта субъекта, вследствие чего повседневность одного человека чаще всего не адекватна повседневности другого.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой