Анатомия архитектурной критики: современные акценты

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Строительство. Архитектура
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УЕБТЫНС
мвви
АРХИТЕКТУРА И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО. РЕКОНСТРУКЦИЯ И РЕСТАВРАЦИЯ
УДК 72. 01
В.Н. Ткачев
ФГБОУВПО «МГСУ»
АНАТОМИЯ АРХИТЕКТУРНОЙ КРИТИКИ: СОВРЕМЕННЫЕ АКЦЕНТЫ
Акценты современной критики смещаются с дискуссий по поводу формальных вопросов (стилистики, декора, образности) на содержательные проблемы организации среды, материализованной градостроительными действиями.
Реальны прогнозы разрушения сложившейся структуры городов стихийной точечной застройкой, что требует не столько критического обсуждения, сколько решительного противодействия антисоциальным силам. Город перестает быть комфортной средой для человека.
Приведен ряд оценочных позиций, характеризующих негативные тенденции в современной городской архитектуре. Они представляют объект критического анализа и позитивных рекомендаций, которые необходимо расценивать как креативный механизм воздействия на практику через теорию.
Стремительность социально-экономических преобразований как данность современного бытия радикально меняет общественный менталитет, эстетическое и пространственное восприятие среды обитания, представления о ценностных соотношениях старого и нового в застройке. Все это требует обостренного позитивного осмысления и конструктивных, может быть, и жестких действий.
Существенна и угроза утраты российской архитектурой собственного лица из-за повального эпигонства отечественными зодчими, очарованными экстравагантностью зарубежных шедевров.
Ключевые слова: архитектурная среда, градостроительный ансамбль, динамика эстетических воззрений, концепция метаболизма, концепция синтеза, экология, эпигонство.
Понимание того, что социалистический уклад открывал большие возможности корректировки структуры развивающихся городов, чем в условиях частной собственности на земельные участки, ориентировало советских градостроителей на масштабную разработку идей, связанных с ростом поселений, включая в аргументацию критику их существующего состояния и критику конкурирующих замыслов.
Дискуссионнойсталатема стилистическогоединствапространства улицы- на московском архитектурном материале. Наиболее рационально мыслящие архитекторы полагали, что улица должна быть визуально нейтральной средой. Л. Ильин писал: «Архитектура жилых домов и вообще домов, составляющих улицы и массу города /должна быть/ в известных пределах однотипна — тогда площади города, его памятники будут выделяться на фоне их. Чрезвычайная пестрота форм, вызываемая капризом тщеславия, конкуренцией, губит физиономию современной улицы в городе». Работа над ансамблем требует «добровольного подавления художественного эгоизма отдельного автора в пользу общей, коллективной выразительности» [1].
Возражение Ю. Клабера звучит ортодоксально: «Бесконечные ряды одинаковых, параллельно расположенных домов являются таким же мертвенным зрелищем, как и сблокированные рядом дома» [2].
По А. Щусеву город должен быть прозрачным для наблюдения и сформирован ансамблями. Площади должны быть окружены зеленым кольцом. Необходимо ломать случайные сооружения и сохранять памятники старины, подчеркивающие преемственность истории [1].
Под предпочтениями выбора подвел черту А. Буров: «Однообразные удобства лучше разнообразных неудобств, а более или менее однообразная красота лучше разнообразного уродства» [3].
В вопросах использования традиций архитектуры прошлого архитекторы 1930-х гг. не сразу находили ответ. Ордер обладал непоколебимым вотумом доверия, особенно у архитекторов, внимательно изучавших творческое наследие мировой архитектуры, вникая в самую суть стилевых признаков. Так, О. Мунц называл античную архитектуру мускульной, а готическую — скелетной [1].
Многие видные архитекторы этого времени принимали участие в работе созданных высших учебных заведений.
В образовательных «революционных» концепциях отрицались традиционные формы обучения, отрицалась необходимость копирования, тренировки в черчении и отмывке классических деталей, изучения стилей. Это объявлялось косностью. Творческие навыки рекомендовалось развивать при изучении композиции и ее составляющих.
Архитектурную молодежь наставляли и критиковали. «Многие из них не интересуются и пренебрегают внимательным отношением к деталям и подробностям, занимаясь более оригинальничанием и стремлением ко всякого рода «творчеству& quot- весьма сомнительного достоинства и обязательно в грандиозном масштабе» — сетовал Н. Марковников [1].
«Архитекторам необходимо уловить и почувствовать искренность старины и подражать ей в творчестве не выкопировкой старых форм и подправле-нием, то есть порчей их, а созданием новых форм, в которых бы выражалась так искренне и так красиво, как в старину, идея…» — вот на какую лирику был способен суровый Щусев — педагог [1].
А. Никольский так же был против «обрушения» на голову студентов форм классики, ордеров Виньолы. Он считал, что студент сам должен разрабатывать задание на проектирование, что приблизит его к практике [1].
Теоретические игры относительно существа преподавания архитектуры разыгрывались на клавишах исторических примеров. Сопоставление с ними и выявление аналогии как будто гарантировало известный результат и сейчас. Последующая практика образования показала целесообразность методики, повторяющей в малом масштабе ход исторического развития архитектуры. Параллельно выяснилось, что преподавательская работа — совсем другая архитектурная специальность. Чтобы образовалось поле критики, должны сложиться противопоставленные позиции суждений. Сила критической атаки зависит от разности поляризованных мнений, если это дуэль (персональная или групповая), или от груза накопленного консерватизма, на бичевании которого критики соревнуются в предложении своих вариантов выхода из застоя. В последнем случае этап разрушительной критики можно опустить и сразу переходить к картинам будущего.
На переломе XIX и XX вв. процесс «индустриализации» архитектуры стимулировал перестройку мышления. Отрицательную энергию человечества, по-
рождающую критическую активность, израсходовала I Империалистическая война. Необходимость позитива хорошо почувствовал Б. Таут. Он, осмысливший и обобщивший опыт начала упомянутой эпохи, стал инициатором концепции «Стеклянной цепи» — архитектуры из стекла и стали, пронизанной солнцем, — реализованной впоследствии Л. Мис ван дер Роэ в идеологии «интернациональной архитектуры» [4]. Казалось бы, идеальная в своем рационализме ортогональная архитектура стекла и металла бесповоротно решила и социально-художественные проблемы, и образность организованной среды обитания.
Но мираж глобального единства рассеялся к 1960-м гг. Разница во взглядах на архитектуру, с одной стороны, как на стабильную среду, плавно, единым фронтом, меняющую свой образ от прошлого к настоящему, и, с другой — как на региональный феномен, развивающийся по своим автономным направлениям, послужила обстоятельством идеологического раскола и роспуска С1АМ в 1959 г. [5].
Технический опыт, накопленный строительством абстрактных стеклянных призм, вплавленный в процессы реанимации национальной культуры, послужил основанием быстрого становления архитектуры стран, еще не заявлявших о себе на рынке архитектурных достижений.
Маятник общественных вкусов качнулся в сторону региональных образов зональной архитектуры, отвечавших национально-этническим амбициям наций уже после Второй мировой войны.
Один из выдающихся архитекторов современности, О. Нимейер, оставил заметный след в мировой архитектуре, несмотря на регулярное противодействие своим проектам реакционных властей Бразилии, ревность коллег, порожденную оригинальностью, свежестью его проектных замыслов. В противовес Ле Корбюзье, адепту ортогональных форм, Нимейер предпочитал пластичность силуэта, изогнутые линии, «южную» выразительность. Нацеленный на будущее, он принял участие в футурологическом буме 1960-х гг. При всем уважении к архитектурному наследию считал его тормозом на пути к прогрессу [6].
Кендзо Танге мудро, по-восточному, преодолел формальную пропасть, разделявшую традиционную деревянную архитектуру Японии и современность. Он соединил ассоциативными мостами то, что является извечным архетипом японской культуры в любую эпоху — лаконичность, аскетизм бытия, органично включенного в природное окружение.
Излагая свои взгляды на проблему соотношения старого и нового, Танге писал: «Традиция не должна сохраняться в произведении современного художника как некая «опознаваемая& quot- составляющая часть. Подобно катализатору химической реакции, она должна участвовать в творческом процессе, не входя в состав его конечного продукта» [5].
Масштабность мышления К. Танге привела его к разработке концепций урбанистики. И, понятно, для того, чтобы утвердить свои идеи по развитию Токио, Танге критикует радиально-кольцевую систему как обрекающую на коллапс. Актуальны и его мысли пространственного разделения по вертикали городских зон.
Ассоциации города с живым организмом (рождение, развитие, смерть) воспринимались до футурологических экспериментов фигурой речи- на самом
деле все обстоит именно так, что подтверждают реалистичные концепции метаболизма (К. Танге) и синтеза (К. Курокава).
П. Л. Нерви, вместе с Б. Фуллером, Ф. Отто, Э. Торрохой, Ф. Канделой и другими инженерами, работающими в области строительных конструкций, олицетворяет собой новую эпоху обращения к тектоническим истокам художественной формы в архитектуре.
Притягательность факта как бы естественного рождения архитектурной формы из математического расчета породила волну эпигонства. Авторы исследования творчества Нерви, ссылаясь на журнал «CasabeПa» 1960, № 242, сетуют на то, что «повсюду извращаются результаты достижений Нерви, осуществляются сооружения, запроектированные без всякого учета теории- правильный выбор конструкции заменяется неудержимым поиском внешней оригинальности» [7].
Здесь не ставится задача полного обзора особенностей творчества разных архитекторов, в биографии которых критическая составляющая играла заметную роль. Обратимся к современному положению в этом ракурсе российской архитектуры.
Отметим сначала, что ряд дискуссионных проблем исчерпал себя, «рассосался», например, такая: «К сожалению, сегодня у нас проектируются и строятся промышленные объекты в городах без учета интересов будущего, имеется довольно смутное представление о вкладе их в создание полноценной гуманизированной городской среды» [8].
По общим направлениям организации городской среды оценочные позиции распределяются следующим образом:
ретросопротивление новому, протест против искажения исторического облика среды, особенно в малых городах, где труднее сдерживать натиск коммерческого строительства-
обновление города, уничтожение трущоб, прокладка новых магистралей, ввод объектов социальной инфраструктуры, благоустройство, переоценка культурно-исторических достоинств сложившейся застройки, повышение общей комфортности обитания-
компромиссные взгляды — среда должна обновляться в соответствии с прогрессом цивилизации при сохранении заповедных зон и памятников- соотношение форм старой и новой застройки следует решать в рамках сингармо-нии и ретроверсии-
нарушен неписаный закон табуирования открытых пространств и сохранения ансамблей. Необходимо практически реабилитировать понятие «средовая архитектура" —
архитектурная практика идет преимущественно мимо решения общегородских социальных задач. Благодушное отношение городских властей и контролирующих архитектуру органов к стихийной застройке компрометирует Градостроительный кодекс. Реабилитационные мероприятия идут только вдогонку свершившимся строительным диверсиям и ответ на вопрос «Для человека ли город?» может оказаться неприятным [9, 10]-
утрата антропоморфной привязки масштаба, выраженной в членениях зданий главным образом средствами ордера, показала, что избавление от реверансов традиционными композиционными приемами демонстрирует неуверенность ар-
хитекторов в решении конкретных задач пропорциональной гармонизации образа сооружения. Переложение творческой работы на электронику демобилизует ассоциативное мышление и композиционные навыки живого архитектора-
раскрепощение вкусов и слабый художественный контроль привели к утрате целостного образа города, угнетаемого к тому же рекламой. Сличение фотографий улиц Москвы 1950-х гг. и сегодняшних повергает в сравнение с африканской ярмаркой-
сохраняет свою актуальность неприятный тезис: архитектура есть средство удовлетворения желания «засветиться» в истории архитектуры-
информация о намерениях и обсуждение разработанных и реализованных проектов существуют в недостаточном объеме. Открытость обсуждений должна снять проблемы криптоэтики-
псевдоэкология, имитация природных объектов, миметические намеки на странные живые существа и предметы (дома-грибы, -рыбы, -пингвины, -землянки, -корабли, -топоры и т. п.). Настоящая экология — в использовании материалов, не генерирующих болезни, в сохранении баланса между живой и искусственной средами, энергообеспечении в различных безвредных формах, умной градостроительной стратегии. К тому же ставшее тревожным фактом потепление климата грозит затоплением приморских территорий всех материков-
множественность специальных учебных заведений и снижение уровня профессиональной подготовки в высших архитектурных школах обещают в недалеком будущем техническую и художественную дестабилизацию архитектуры, пока не пройдет процесс адаптации к так называемой Болонской конвенции (вслед присоединению к ЕС) —
отсутствие концепций креативной критики, направленной не на подавление оппонента, а на поиск решений, основанных на установлении взаимопонимания и устранения «самоэкранирования» [11].
Критика созидающая опирается на аналитические начала и, следовательно, работает на развитие теории, корректирующей практику.
Перспективным, на наш взгляд, решением спорных, неопределенных проблем является подход, очерченный в сборнике научных статей Петрозаводского университета «Свое и чужое в культуре», изданном еще в 1998 г., где со ссылкой на работу В. Шмакова «Закон синархии и учение о двойственной иерархии монад и множеств» делается вывод: «закон синархии — это принцип бинар-ности или двуединства начал мира и сопряженности, а не взаимоотрицания его полярных элементов на разных уровнях иерархии Вселенной» [11].
Здесь узнаваемы законы единства и борьбы противоположностей и дихотомии всего сущего. Не грех и архитектурной критике воспользоваться вселенским инструментом решения альтернативных проблем, мобилизуя административный ресурс, с помощью которого фиксируется и контролируется наиболее целесообразная работа архитектурного цеха.
Креативная критика тонизирует работу проектировщиков, держит ее в рамках норм, вкуса, целесообразности, оздоровляет архитектуру как механизм организации среды, ускоряет ее прогресс в техническом, художественном, социальном аспектах, очищая ее от балласта амбициозности и субдоминантных обстоятельств (неучтенных вовремя второстепенных факторов: капризов заказчика, неопытности прораба), нормализует правила профессиональной этики.
Состоялось учреждение комиссии Союза архитекторов по критике. Будем надеяться, что:
административный ресурс не отбросит российскую архитектуру на 50 лет назад, как в эпоху «железного занавеса" —
не будет идеологически-художественных погромов, как в хрущевскую «оттепель" —
грандиозные архитектурные планы создания масштабных ансамблей не преобразуются в средство безнаказанного грабежа государственной казны-
российская архитектура перестанет быть эпигоном западных и восточных экспериментов, и обретет собственное лицо.
Библиографический список
1. Mастера советской архитектуры об архитектуре. M.: Искусство, 1975. T. I. 544 с.
2. Тасалов В. И. Очерк эстетических идей архитектуры капиталистического общества. M.: Наука, 1979. 335 с.
3. Современные проблемы формирования городской среды: Всесоюзная научная конференция. Суздаль: 1989. ВНИИТАГ. Ч. II. 151 с.
4. Taut B. Die neue Baukunst in Europa und Amerika. Stuttgart, J. Hoffmann Verlag, 1979, 226 р.
5. Кендзо Танге. Архитектура Японии. Традиция и современность. M.: Прогресс, 1975. 240 с.
6. Niemeyer O. La forme en architecture. Rio de Janeiro, 1978, 180 p.
7. Иванова Е. К., Кацнельсон Р. А. Пьер Луиджи Нерви. M.: Стройиздат, 1986. 126 с.
8. Быков В. В. Роль промышленной застройки в формировании гуманизированной городской среды II Городская среда: сб. материалов Всесюз. науч. конф. ВНИИТАГ и СА СССР. M.: ВНИИТАГ, 1989. 153 с.
9. Малоян Г. А. К проблемам планировки и застройки субурбанизационного расселения в городских агломерациях II Вестник Волгоград. гос. арх. -строит. ун-та. Серия «Строительство и архитектура». 2013. Вып. 31 (50). С. 142−147.
10. Малоян Г. А. Mосква. Стратегия децентрализации («стенокардия» мегаполиса начинается в расселении) II ACADEMIA. 2013. № 2. С. 76−79.
11. «Свое» и «чужое» в культуре: сб. науч. ст. I отв. ред. ВМ. Пивоева. Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 1998. 107 с.
Поступила в редакцию в сентябре 2013 г.
Об авторе: Ткачев Валентин Никитович — доктор архитектуры, профессор кафедры проектирования зданий и градостроительства, Московский государственный строительный университет (ФГБОУ ВПО «МГСУ»), 129 337, г. Mосква, Ярославское шоссе, д. 26, valentintn@mail. ru.
Для цитирования: ТкачевВ.Н. Анатомия архитектурной критики: современные акценты II Вестник MTCT 2013. № 12. С. 7−13.
V.N. Tkachev
ANATOMY OF ARCHITECTURAL CRITIdSM: MODERN ACCENTS
The emphasis of modern critics shifts from discussions on formal issues (stylistics, decorative components, imagery) to the content issues of environment organization, materialized by town-planning actions.
The prospects of the destruction of the existing town structure by spontaneous infill construction are quite realistic, which requires not only critical discussion, but also strong opposition to antisocial forces. A city stopped to be a comfortable environment for a human.
A number of estimations is put forward, which characterize negative trends in modern city architecture. They represent the object of technical analysis and positive recommendations, which should be regarded a creative mechanism of influence on the practice through the theory.
The intensity of social and economic transformations as givenness of modern reality radically changes the mentality, esthetic and space perception of the living environment, opinions on the value interrelation of new and old in building. All these requires heightened positive reasoning and constructive, maybe even tough actions.
The danger of losing the face of Russian architecture is also essential. The reason for this is in epidemic copying by native architects, who are fascinated by foreign masterpieces eccentricity.
Key words: architectural environment, town-planning complex, esthetic dynamics, metabolism concept, synthesis concept, ecology, copying.
References
1. Mastera sovetskoy arkhitektury ob arkhitekture [Adepts of Soviet Architecture about the Architecture], T. I. M. Iskusstvo Publ., 1975, 544 p.
2. Tasalov V.I. Ocherk esteticheskikh idey arkhitektury kapitalisticheskogo obshchestva [Essay on aesthetic ideas of the Architecture of Capitalist Society]. Moscow, Nauka Publ., 1979, 335 p.
3. Sovremennye problemy formirovaniya gorodskoy sredy: Vsesoyuznaya nauchnaya konferentsiya [All-Union Scientific Conference & quot-Modern Problems of Urban Environment Formation]. Suzdal, 1989, VNIITAG Publ., part II, 151 p.
4. Taut B. Die neue Baukunst in Europa und Amerika. Stuttgart, J. Hoffmann Verlag, 1979, 226 p.
5. Tange Kendzo. Arkhitektura Yaponii, Traditsiya i sovremennost'- [Architecture of Japan. Tradition and Modernity]. Moscow, Progress Publ., 1975, 240 p.
6. Niemeyer O. La forme en architecture. Rio de Janeiro, 1978, 180 p.
7. Ivanova E.K., Katsnel'-son R.A. Pier Luigi Nervi. Moscow, Stroyizdat Publ., 1986, 126 p.
8. Bykov V.V. Rol'- promyshlennoy zastroyki v formirovanii gumanizirovannoy gorodskoy sredy [Role of Industrial Development in the Formation of Humanized Urban Environment]. Gorodskaya sreda: sbornik materialov Vsesyuznoy nauchnoy konferentsii [City Environment: Collection of Materials of All-Union Scientific Conference]. Moscow, VNIITAG Publ., 1989, 153 p.
9. Maloyan G.A. K problemam planirovki i zastroyki suburbanizatsionnogo rasseleniya v gorodskikh aglomeratsiyakh [On the Problems of Planning and Development of Suburban Settlement in Urban Agglomerations]. Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo arkhitek-turno-stroitel'-nogo universiteta, Seriya «Stroitel'-stvo i arkhitektura» [Proceedings of Volgograd State University of Architecture and Civil Engineering]. 2013, no. 31(50), pp. 142−147.
10. Maloyan G.A. Moskva, Strategiya detsentralizatsii («stenokardiya» megapolisa nachinaetsya v rasselenii) [Moscow. Decentralization Strategy («Breast-pang» of Metropolis begins in the Process of Resettlement)]. ACADEMIA Publ., 2013, no. 2, 76−79 p.
11. Pivoeva V.M., editor. «Svoe» i «chuzhoe» v kul'-ture: sbornik nauchnykh statey [& quot-Our Own& quot- and & quot-Alien"- in the Culture: Collection of Scientific Articles]. Petrozavodsk, PetrGU Publ., 1998, 107 p.
About the author: Tkachev Valentin Nikitovich — Doctor of Architectural Sciences, Professor, Department of Design of Buildings and Urban Planning, Moscow State University of Civil Engineering (MGSU), 26 Yaroslavskoe shosse, Moscow, 129 337, Russian Federation- valentintn@mail. ru.
For citation: Tkachev V.N. Anatomiya arkhitekturnoy kritiki: sovremennye aktsenty [Anatomy of Architectural Criticism: Modern Accents]. Vestnik MGSU [Proceedings of Moscow State University of Civil Engineering]. 2013, no. 11, pp. 7−13.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой