Организация преступного сообщества

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

http: //

Курсовая работа

Организация преступного сообщества

ВВЕДЕНИЕ

преступный уголовный законодательство

Проблема организованной преступности является чрезвычайно актуальной. Мировое сообщество ставит ее по значимости на второе-третье место после вопросов об экономическом положении и политическом состоянии в обществе. Организованная преступность использует связи с органами власти на самом высоком уровне и все больше проникает в большую политику. Она навязывает обществу свои представления о системе ценностей и норм поведения, формирует облик героя-дельца теневой экономики и лидера уголовной среды. В арсенале средств организованной преступности не последнее место занимают терроризм, убийства по найму, разжигание межнациональных и религиозных конфликтов и т. п.

Организованная преступность стремительно вошла в жизнь российского общества. Ее возникновение и быстрый рост создали трудноразрешимые социальные, экономические, идеологические и правовые проблемы. Организованная преступность -- это средоточие, клубок всех тех просчетов, недостатков, противоречий, которые были допущены в советский период и позже, в условиях реформирования российского общества. Она выступает своеобразным индикатором деятельности не только правоохранительных органов, но и жизнедеятельности государства и общества в целом.

Раскрываемые в данной работе методические основы носят рекомендательный характер самый общий характер и имеют своей целью вооружить изучающих уголовное право общими, но необходимыми знаниями об основных криминалистических чертах преступной деятельности организованных групп, о возможных способах использования следователями и оперативно-розыскными сотрудниками этой информации для раскрытия и расследования преступлений, совершенных такими группами в наиболее типовых следственных ситуациях, а также о тех главных методических задачах, которые приходится решать следователям в процессе подобной криминалистической деятельности и основных сложившихся способах их решения.

Цель курсовой работы — изучить особенности организованной преступной группы и преступного сообщества.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1. рассмотреть особенности организованной преступной группы и организованного преступного сообщества: проблемы разграничения;

2. исследовать особенности образования преступных групп;

3. изучить ответственность за организацию преступного сообщества.

Объектом исследования работы являются общественные отношения, возникающие в области обеспечения защиты законных прав и интересов граждан от рассматриваемого посягательства.

В зависимости от объекта находится предмет исследования, который составляют:

— нормы Уголовного кодекса РФ и федеральных законов,

— материалы судебной практики применительно к проблеме исследования.

Название, структура и объем курсовой работы обусловлены актуальностью и целями исследования.

При написании курсовой работы были использованы различные источники: нормативно-правовые акты (Уголовный кодекс РФ, Уголовно-процессуальный кодекс РФ), учебная литература по курсу «Криминалистика», «Уголовный процесс»; материалы периодической печати («Вестник МГУ», «Прокурорская и следственная практика»).

Курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ОРГАНИЗАЦИЮ ПРЕСТУПНОГО СООБЩЕСТВА

1.1 История формирования зарубежного законодательства об уголовной ответственности за организацию преступного сообщества

Активный процесс криминализации организованных форм преступной деятельности начался за рубежом существенно раньше, чем в России. Особый интерес в рамках настоящей статьи представляет уголовное законодательство Италии — государства, раньше других в западном мире столкнувшегося с проблемой организованной преступности и, возможно, более других пострадавшего от нее. Спецификой итальянского УК является то, что там параллельно существуют три статьи о преступных объединениях (416 — 416. 3). Обратимся к тексту ст. 416.2 и 416. 3, в которых отражена национальная специфика, и современное состояние организованной преступности в стране. Рассмотрим эти статьи:

«Ст. 416.2. Объединение мафиозного типа.

1. Любой участник мафиозного объединения, состоящего из 3-х или более человек, подлежит наказанию в виде тюремного заключения в одиночной камере на срок от 3 до 6 лет.

2. Те, кто предлагают, осуществляют управление или организуют мафиозное объединение, подлежат наказанию уже только за совершение указанных действий в виде тюремного заключения на срок от 4 до 9 лет.

3. Объединение считается мафиозным, когда его участники для совершения правонарушений используют угрозы и взаимное обязательство и круговую поруку, проистекающие из ассоциативных связей, для совершения преступлений, для прямого или косвенного захвата управления или приобретения контроля над экономической деятельностью, над концессиями, полномочиями, подрядами и общественными службами и для получения незаконных доходов или выгод для себя или для других, а также препятствуют свободному волеизъявлению на выборах с целью получения голосов в свою пользу или в пользу третьих лиц.

4. Если мафиозное объединение становится вооруженным, то его участники подлежат наказанию в виде тюремного заключения на срок от 4 до 10 лет за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 настоящей статьи, и на срок от 5 до 15 лет за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 настоящей статьи.

5. Преступное объединение считается вооруженным, если его члены используют, носят или хранят оружие или взрывчатые вещества для достижения целей мафиозного объединения.

6. Если экономическая деятельность, которую члены мафиозного объединения намереваются осуществлять или контролировать, финансируется, полностью или частично, за счет средств, сырья или доходов, полученных от совершения правонарушений, то наказание подлежит увеличению на 1/3 от половины наказания, предусмотренного в части настоящей статьи.

7. По отношению к осужденным всегда обязательна конфискация предметов, которые служат или были использованы для совершения преступления, и предметов, являющихся ценой, продуктом, доходом или которые могут быть использованы в дальнейшем (теряют право, кроме того, лицензии полиции, торговли, бирж и т. д., если осужденный имеет таковые).

8. Настоящая статья подлежит применению также против Каморры и любых иных преступных объединений, как бы они не именовались, если они основаны на силе запугивания, совместном обязательстве для достижения целей, сходных с целями мафиозного объединения.

Ст. 416.3. Лица, виновные в приобретении голосов избирателей за деньги для целей, указанных в ч. 3 ст. 416. 2, подлежат наказанию, установленному за совершение преступления, предусмотренного соответствующей частью ст. 416. 2″.

Не вызывает сомнений, что эти две статьи весьма уникальны по своему содержанию, поскольку вводят принципиально новое для юридического дискурса понятие мафиозного объединения, в определении которого щедро используются социологические (криминологические) признаки. Появление этих статей было встречено критикой со стороны отдельных представителей либеральной общественности, которые усматривали в них пример чрезвычайного законодательства. По их мнению, в тексте статей содержится недостаточное число критериев, позволяющих с уверенностью отнести какое-либо объединение к мафиозному, и сформулированы эти критерии крайне обобщенно, из-за чего может возникнуть опасность неоправданного расширения уголовной репрессии в отношении экономических и политических субъектов. Мафиозное объединение — это состоящая из трех и более лиц и основанная на отношениях круговой поруки и взаимного обязательства ассоциация, деятельность которой направлена на извлечение незаконной прибыли путем совершения правонарушений, сопровождающихся угрозами и запугиванием как основными способами достижения цели. Таково обобщенное определение этого понятия на базе исключительно нормативного материала. Основными объектами правоохраны в данных статьях выступают свобода конкуренции и экономической деятельности и свобода волеизъявления на выборах, то есть, в конечном итоге, основные начала демократического общества. Поэтому, вероятно, не расширение уголовной репрессии, но активность подобного рода объединений представляет реальную опасность для современной демократии.

Немалый интерес представляет то, как рассматриваемая нами правовая идея реализована в УК КНР 1997 года, основными задачами которого, согласно его ст. 2, по-прежнему провозглашаются охрана власти народно-демократической диктатуры и социалистического строя, гарантии успешного продвижения дела строительства социализма. Спецификой этого Кодекса является то, что там одновременно используются две модели: в Общей части говорится о преступном сообществе, а в Особенной — об организации. Обратимся лишь ко второй модели, поскольку именно она сформулирована наиболее оригинально. Так, ст. 294 УК КНР гласит: «Создание, руководство и активное участие в организации нелегального характера, методами насилия, угроз и иными методами организованно осуществляющей противозаконную преступную деятельность, узурпирующей власть в своих руках, творящей зло, угнетающей и калечащей народ, наносящей серьезный вред экономическому и общественному устройству, — наказывается лишением свободы на срок до 3 лет, краткосрочным арестом, надзором или лишением политических прав.

Члены зарубежной организации нелегального характера, осуществляющие набор членов организации на территории КНР, — наказываются лишением свободы на срок от 3 до 10 лет.

Совершение помимо указанных в частях первой и второй настоящей статьи иных преступлений наказывается по совокупности преступлений.

Работники государственных органов, оказывающие покровительство организации нелегального характера или попустительствующие ведению организацией нелегального характера противозаконной преступной деятельности, — наказываются лишением свободы на срок до 3 лет, краткосрочным арестом или лишением политических прав; при отягчающих обстоятельствах — наказываются лишением свободы на срок от 3 до 10 лет. «

Приведенное определение насыщено эмоциональными эпитетами, что несвойственно сдержанному языку европейского законодательства. Эта модель содержит гораздо больше оценочных, этических категорий, чем чисто юридических признаков, и в этом смысле не может считаться совершенной, несмотря на ее неоспоримую оригинальность. Вместе с тем обращает на себя внимание содержание ч. 2 данной статьи, согласно которой преследуются также и члены зарубежных преступных организаций, если они вербуют членов на территории КНР.

Нормы о преступном сообществе (преступной организации) в УК РФ по своей юридической технике в отдельных чертах превосходят аналогичные положения зарубежного законодательства. Так, не во всех правовых актах содержится определение используемой модели. В частности, не раскрывается понятие объединения и сообщества в УК ФРГ. Практически ни в одном акте, кроме УК КНР, не предусмотрено в качестве квалифицирующего признака использование служебного положения. Вместе с тем на фоне некоторых положений зарубежного законодательства более выпукло выделяются недостатки норм ст. 35 и 210 УК РФ. Двумя принципиальными недостатками, в частности, являются терминологическая и качественная (криминологическая) неопределенность норм указанных статей. В УК РФ используются одновременно два термина: преступное сообщество и преступная организация, которые, следуя букве закона, суть равнозначны. Это не две самостоятельные модели, как, например, объединение и сообщество по УК ФРГ. Подобная ситуация и в теории и на практике нередко приводит к нежелательной путанице. Наконец, и это, пожалуй, главное, в понятии преступного сообщества (преступной организации) по УК РФ отсутствует качественная определенность, которая дала бы критерии принципиального отличия данной формы соучастия от других, в первую очередь — от организованной группы.

Помимо вышеперечисленного можно сказать что существует конвенция против транснациональной организованной преступности подписанной Россией и вступившей в силу с 25. 06. 2004. которая даёт определение организованной преступной группы Уголовное право России / Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. В. Лунеева, А. В. Наумова. М., 2008. С. 290..

Организованная преступная группа означает структурно оформленную группу в составе трех или более лиц, существующую в течение определенного периода времени и действующую согласованно с целью совершения одного или нескольких серьезных преступлений или преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией, с тем, чтобы получить прямо или косвенно финансовую или иную материальную выгоду.

Указание на преступную организацию содержится в Конвенции о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ которую СССР ратифицировал 09. 10. 1990: «Стороны настоящей Конвенции, сознавая, что незаконный оборот обеспечивает большие прибыли и финансовые средства, что позволяет транснациональным преступным организациям проникать в правительственные механизмы, законную торговую и финансовую деятельность и общество на всех его уровнях, разлагать и подрывать их».

Также указание на преступную организацию содержится в конвенции о пресечении преступлении апартеида и наказания за него которую СССР подписал 12. 02. 1974: «Государства — участники настоящей Конвенции объявляют преступными организации, учреждения и отдельных лиц, совершающих преступление апартеида».

Дополнительная мера наказания за тяжкие наркопреступления, организацию преступного сообщества и совершение террористического акта.

1.2 История формирования отечественного законодательства об уголовной ответственности за организацию преступного сообщества

Установление уголовной ответственности за создание преступного сообщества (преступной организации) и участие в нем вряд ли можно назвать принципиальным и беспрецедентным нововведением. Аналогичные нормы были известны отечественному праву как дореволюционного, так и социалистического периода.

Еще Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (издание 1866 года) упоминало о таком виде преступного сообщества, как шайка. В соответствии со ст. ст. 923 — 926 Уложения под шайкой понималось составление сообщества для совершения ряда преступлений: разбоя, поджигательства, выделки или привоза фальшивых денег, кражи, мошенничества, подделки документов, привоза контрабанды, подкупа должностных лиц. Шайка могла существовать как преступное сообщество, составленное для совершения одного или нескольких, заранее определенных, преступлений. Участники этого преступного сообщества наказывались даже тогда, когда не совершали никакого преступления: закон карал за само составление шайки.

В Уголовном уложении 1903 года, которое разрабатывалось при непосредственном участии виднейших отечественных ученых-правоведов Н. С. Таганцева, И. Я. Фойницкого, Н. А. Неклюдова и пришло на смену уложению 1845 года, сообщество упоминается уже в первой главе, являющейся фактически общей частью данного акта. Так, его ст. 52 гласила: «Согласившийся принять участие в сообществе для учинения тяжкого преступления или преступления и не отказавшийся от дальнейшего соучастия, но не бывший соучастником тяжкого преступления или преступления, отвечает только за участие в сообществе. Участие в сообществе для учинения тяжкого преступления или преступления или в шайке, составившейся для учинения нескольких тяжких преступлений или преступлений, наказывается в случаях, особо законом указанных». Анализ положений дореволюционного законодательства позволяет сделать следующее обобщение:

1) уголовному преследованию подвергались шесть видов преступных объединений: сообщество, заговор, тайное общество, запрещенное сходбище, публичное скопище, шайка;

2) в законодательстве отсутствовало определение каждого из указанных объединений. Законодатель ограничивался лишь ссылкой на цели создания и деятельности этих объединений (ниспровержение государственного строя, учинение преступления, вообще противозаконная цель и т. п.) либо указанием позитивных (воспрещенность в установленном порядке), а не конструктивных признаков;

3) только одно из названных объединений имело так называемую общеуголовную направленность — это шайка, другие пять в той или иной степени подразумевали в себе политический элемент;

4) совершение преступления в составе каждого из указанных объединений влекло повышение уголовной ответственности, а само создание такого объединения в отдельных случаях каралось как оконченное преступление, для совершения которого оно было создано (например, по ст. 264 Уложения 1845 г.);

5) члены шайки несли ответственность за каждое из совершенных шайкой преступлений, даже если сами они непосредственного участия в совершении такого преступления не принимали;

6) ответственность дифференцировалась на основании разграничения функций создателя, руководителя и рядового участника объединения;

7) прикосновенность к деятельности объединения была не только криминализована, но и каралась наравне с участием в нем.

Советская уголовно-правовая доктрина исходила из того, что организованная преступность — это порождение социальной деформации капиталистического общества, поэтому в государстве, не отягощенном классовыми противоречиями, могут существовать только примитивные формы соучастия. Исключение делалось лишь для антисоветской организации, криминализация которой преследовала прежде всего превентивную цель. Закон СССР «Об уголовной ответственности за государственные преступления» от 13. 01. 1960 относил к особо опасным государственным преступлениям, за совершение которых устанавливалась самая строгая ответственность вплоть до смертной казни, организационную деятельность, направленную к подготовке или совершению особо опасных государственных преступлений, к созданию организации, имеющей целью совершить такие преступления, а равно участие в антисоветской организации (ст. 9). Идентичная норма содержалась в ст. 72 УК РСФСР 1960 года. Диспозиции обеих статей изложены как простые, то есть в них отсутствует описание признаков антисоветской организации. В числе форм соучастия, предусмотренных Общей частью Кодекса, она не упоминалась, а судебные органы так и не дали каких-либо разъяснений по вопросам применения данной нормы.

В УК РФ 1996 года в ст. 35. п. 4 даётся понятие преступной организации (преступного сообщества): «Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданным в тех же целях».

В УК РФ 1996 года в ст. 210 устанавливается ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации). В которой говорится:

1. Создание преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а равно руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него структурными подразделениями, а также создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений — наказываются лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового.

2. Участие в преступном сообществе (преступной организации) либо в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп — наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, наказываются лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового.

Примечание. Лицо, добровольно прекратившее участие в преступном сообществе (преступной организации) или входящем в него (нее) структурном подразделении либо объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп и активно способствовавшее раскрытию или пресечению этого преступления, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления".

Рассматриваемые нами положения ст. ст. 35, 210 УК РФ, которые вводят ответственность за создание преступного сообщества и участие в нем, в общих чертах согласуются с аналогичными положениями уголовного законодательства других стран Уголовное право России / Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. В. Лунеева, А. В. Наумова. М., 2008. С. 280..

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПНОГО СООБЩЕСТВА

2.1 Общая характеристика привлечения к уголовной ответственности за формирование преступного сообщества

Проблема организованной преступности является чрезвычайно актуальной. Мировое сообщество ставит ее по значимости на второе-третье место после вопросов об экономическом положении и политическом состоянии в обществе. В нашей стране организованной преступности удается реализовать планы по установлению монопольного контроля над отраслями промышленного производства и торговли. Она проникла в нефтяную, золотодобывающую, перерабатывающие отрасли промышленности, кредитно-финансовую систему. По экспертным оценкам, свыше 40% валового дохода России принадлежит теневой экономике. Под непосредственным контролем организованной преступности находится наркобизнес, контрабанда, проституция. Организованная преступность использует связи с органами власти на самом высоком уровне и все больше проникает в большую политику. Она навязывает обществу свои представления о системе ценностей и норм поведения, формирует облик героя-дельца теневой экономики и лидера уголовной среды. В арсенале средств организованной преступности не последнее место занимают терроризм, убийства по найму, разжигание межнациональных и религиозных конфликтов и т. п.

Введение в уголовный закон ст. 210 УК РФ — это реакция государства на негативные процессы, происходящие в обществе, значительно пораженном организованной преступностью Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. А. И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова. М., 2007. С. 141. Данная статья предусматривает ответственность за создание преступного сообщества (преступной организации) и за участие в нем.

Преступное сообщество (преступная организация) законодателем отнесено к сложному соучастию, определение которого содержится в ч. 4 ст. 35 УК РФ: «преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданных в тех же целях». Таким образом, характерными признаками преступного сообщества (преступной организации) являются организованность, сплоченность и специальная цель — совершение тяжких и особо тяжких преступлений. На практике вызывает значительные трудности исследование доказательств в части признания организованной группы сплоченной.

Сплоченность — это социально-психологическая характеристика преступной организации, которая подразумевает единодушие в действиях, совместимость и постоянный характер отношений между членами преступной организации. Значительное влияние на объединение членов вокруг преступного замысла, формирование соответствующего микроклимата оказывают лидеры преступного сообщества (организации). Чем выше авторитет лидера, тем выше социально-психологическая общность членов, тем сплочённее преступное сообщество.

Важным фактором для квалификации является наличие специальной цели, которая заключается «в создании преступного сообщества (организации) для совершения тяжких и особо тяжких преступлений». Согласно ч. 4 и 5 ст. 15 УК РФ тяжкими признаются деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает 10 лет лишения свободы, а особо тяжкими — на срок свыше 10 лет лишения свободы или более строгое наказание.

Объектом преступления, предусмотренного ст. 210 УК, является общественная безопасность, так как совершение тяжких и особо тяжких преступлений не только дестабилизирует социально-экономическую обстановку в стране, но и несет потенциальную угрозу для жизни и здоровья граждан.

С объективной стороны ответственность за данное преступление дифференцируется в зависимости от характера и степени участия конкретного лица в совершении деяния и выражается: во-первых, в создании преступного сообщества (организации), а равно в создании объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп; во-вторых, в руководстве таким сообществом (организацией) или входящими в него структурными подразделениями; в-третьих, в участии в преступном сообществе (преступной организации); в-четвертых, в участии в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп Курс уголовного права. Общая часть. Т. 2. Учение о наказании / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М.: Зерцало, 2008.

Создание преступного сообщества (организации) выражается в определении направлений деятельности преступного сообщества, в разработке структуры, материальном обеспечении преступной деятельности, вербовке членов и т. п. Особенностью создания объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп является то обстоятельство, что оно создается для координации действий различных групп в едином направлении. В состав такого объединения могут входить неформальные лидеры, преступные авторитеты и т. п. Объединение может быть как постоянным, так и эпизодически собирать своих членов.

Руководство преступным сообществом (организацией) и входящими в него структурными подразделениями предполагает активную деятельность, направленную на объединение усилий членов указанных формирований, лидерство их руководителя. Данная деятельность заключается в разработке планов функционирования сообщества и совершения отдельных преступлений, в поддержании дисциплины, в распределении ролей и функций между членами сообщества, в контроле по исполнению заданий членами организации и т. п.

Для организаторов оконченным данное преступление будет с момента создания сообщества, объединения организаторов; для руководителей — с момента принятия руководства данным преступным сообществом (объединением).

В соответствии с ч. 5 ст. 35 УК организаторы и руководители преступного сообщества (организации) несут ответственность за все преступления, совершенные его членами, которые входили в планы деятельности сообщества, охватывались единым умыслом Уголовный кодекс Российской Федерации. М., 2010.

Ответственность за участие в преступном сообществе (организации) предусмотрена в ч. 2 ст. 210 УК РФ и заключается в даче согласия на вхождение в состав организации в качестве ее члена. Для квалификации не имеет значение, как было дано согласие, в письменной или устной форме. В то же время действия виновного должны отражать преступный характер сообщества или объединения, они должны быть причинно связаны с преступным планами и целями деятельности сообщества и должны вписываться в русло общей направленности функционирования сообщества или объединения.

Для участия в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп достаточно присутствия на заседаниях (сходках) представителей разных преступных организаций и участие в обсуждении планов и задач преступной деятельности Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. А. И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова. М., 2007. С. 141..

Участником преступного сообщества, объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп следует признавать лиц, сознающих свою принадлежность к указанным формированиям, дающих согласие на участие в них и выполняющих любые действия, причинно обусловленные членством в сообществе. Таким образом, виновным лицам должны вменяться конкретно совершенные ими преступления, охватываемые признаками организации преступного сообщества (организации), а также иные преступления, которые совершаются в связи с деятельностью сообщества.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 210 УК, могут быть вменяемые лица, достигшие 16-летнего возраста.

Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной виной в виде прямого умысла. Лицо сознает, что создает или руководит преступным формированием, указанным в ч. 1 ст. 210 УК, или участвует в нем (ч. 2 ст. 210 УК) и желает этого.

Квалифицированный вид преступления предусмотрен ч. 3 анализируемой статьи, в которой регламентирована ответственность за совершение рассматриваемых действий лицом с использованием своего служебного положения. Усиление ответственности основано на признаках субъекта преступления. Субъектом преступления является как должностное лицо, так и государственные служащие и служащие органов местного самоуправления, не относящиеся к числу должностных лиц, а также лица, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой или некоммерческой организации, если они использовали свое служебное положение для совершения данного преступления.

Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней) (в ред. Федерального закона от 03. 11. 2009 N 245-ФЗ) Конституция Российской Федерации. М., 2010.

1. Создание преступного сообщества в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений, либо руководство таким сообществом. Входящими в него (нее) структурными подразделениями, а также координация преступных действий, создание устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами, разработка планов и создание условий для совершения преступлений такими группами или раздел сфер преступного влияния и преступных доходов между ними. Совершенные лицом с использованием своего влияния на участников организованных групп, а равно участие в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп в целях совершения хотя бы одного из указанных преступлений —

наказываются лишением свободы на срок от двенадцати, до двадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.

(в ред. Федерального закона от 27. 12. 2009 N 377-ФЗ)

2. Участие в преступном сообществе (преступной организации) —

наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до одного года.

(в ред. Федерального закона от 27. 12. 2009 N 377-ФЗ)

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, — наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.

(в ред. Федерального закона от 27. 12. 2009 N 377-ФЗ) Уголовный кодекс Российской Федерации. М., 2010.

4. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии, — наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет или пожизненным лишением свободы.

Примечание. Лицо, добровольно прекратившее участие в преступном сообществе (преступной организации) или входящем в него (нее) структурном подразделении либо собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп и активно способствовавшее раскрытию или пресечению этих преступлений, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Ответственность за преступления, совершённые преступным сообществом

В мировом уголовном праве имеется тенденция к усилению ответственности за преступления, связанные с организацией и деятельностью преступного сообщества. Современный подход предполагает криминализацию участия в преступной организации, сговора и других форм неоконченной преступной деятельности.

В России преступление, совершённое преступным сообществом, квалифицируется по части и пункту статьи Уголовного кодекса, предусматривающей ответственность за совершение преступления организованной группой. Конституция Российской Федерации. М., 2010.

2.2 Отграничение организации преступного сообщества от иных смежных деяний

Фундаментальной основой успешного противодействия организованной преступности является правильное применение норм, предусматривающих уголовную ответственность за организованные проявления преступной активности. Однако на данном этапе уголовно-правовой рычаг — ст. 210 УК РФ — почти не действует. Например, в Иркутской области практически по всем уголовным делам, возбужденным по данной статье, были вынесены оправдательные приговоры. Представляется, что одна из причин — неоднозначное понимание устойчивости и сплоченности, являющимися конструктивными признаками преступного сообщества, ответственность за организацию которого предусмотрена ст. 210 Уголовного кодекса РФ.

В соответствии с ч. 4 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным преступным сообществом, если оно совершено сплоченной организованной группой, созданной для совершения тяжких и особо тяжких преступлений. Таким образом, законодатель определяет преступное сообщество через организованную группу. Следовательно, сообществу присущи все признаки организованной группы, а это значит, что правоприменителю необходимо первоначально установить признаки организованной группы, а затем решать вопрос о наличии специфических признаков, которыми обладает преступное сообщество. В случае, если вышеуказанные признаки не найдут своего подтверждения в материалах уголовного дела, то ст. 210 УК исключается, а действия виновных квалифицируются по статьям Особенной части УК РФ, при этом всем вменяется особо квалифицирующий признак — «совершенное организованной группой».

От иных преступных групп организованную отличает ее устойчивость. Как показывает практика, установление именно этого признака вызывает проблему. В научном мире «устойчивость» также имеет неоднозначную трактовку.

Так, некоторые ученые под устойчивостью понимают длительность и стойкость преступной связи между участниками. При этом устойчивость также характеризуется наличием организатора или руководителя группы. Высказывается точка зрения, что «организатор создает группу, осуществляя подбор соучастников, распределяет роли между ними, устанавливает дисциплину, а руководитель обеспечивает целенаправленную, спланированную и сложную деятельность как группы в целом, так и каждого ее участника». Гаухман Л. Д., Максимов С. В. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества. М., 2007. С. 9.

Этой позиции придерживается и Верховный суд РФ. Например, в п. 13 постановления Пленума Верховного Суда Р Ф от 10 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе», указано: «В соответствии с законом (ст. 35 УК РФ) организованная группа характеризуется устойчивостью, более высокой степенью организованности, распределением ролей, наличием организатора и руководителя» Бюллетень Верховного Суда Р Ф. № 4. С. 7.

Приведенная позиция, несомненно, отражает тот смысл, который законодатель заложил в содержание анализируемого признак (устойчивости), однако представляется, что такая формулировка не совсем удачна. Само по себе наличие организатора и руководителя еще не говорит об устойчивости организованной группы (можно же допустить ситуацию, когда при совершении преступления в группе имелись и организатор, и руководитель, но после совершения преступления «коллектив» распался), а такая характеристика, как «стойкость связей» носит оценочный характер. В данном контексте представляется интересным взгляд профессора Р. Р. Галиакбарова, который предлагает ввести для определения устойчивости такой формализованный критерий как систематичность преступных посягательств. «Систематичность, утверждает он, — не сводиться к повторению (неоднократности) преступления. Она уже предполагает большее количество посягательств — три и более, что отражает более высокую антисоциальную направленность действий субъектов» Галиакбаров Р. Р. Квалификация преступлений по признаку их совершения организованной группой// Рос. юстиция. 2004. № 4. С. 47−50. Очевидно, ученый исходит из того, что большое количество преступлений, совершенных одним составом участников, является проявлением устойчивости. В то же время, наряду со систематичностью он предлагает внедрить другой показатель — длительность деятельности группы. Например, признавать группу устойчивой и в тех случаях, когда объединение создается для совершения даже одного преступления, но его осуществление требует длительной подготовки. Здесь профессор Р. Р. Галиакбаров соглашается с позицией Верховного Суда Р Ф: «организованная группа может быть создана и для совершения одного, но требующего тщательной подготовки нападения». О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм: Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 17 января 1997 г. № 1// Бюл. Верховного Суда Р Ф. 1997. № 3. С. 2

Думается, что такая позиция является достаточно противоречивой. Предложив формализованный критерий — систематичность, профессор Р. Р. Галиакбаров, соглашаясь с мнением Верховного суда по поводу наличия организованной группы и при совершении одного, тщательно подготавливаемого преступления, сводит на нет его собственную попытку облегчить работу практиков, поскольку, возникает несколько вопросов — какое преступление считать тщательно подготовленным, а какое нет, если кому-то удалось тщательно спланировать и реализовать преступление за сравнительно небольшой промежуток времени — чем они «лучше» тех, у кого такая же по качеству подготовка заняла больше времени и т. д.

Следуя правилам формальной логики, хотелось бы изложить свое видение проблемы. Представляется, что общественная опасность организованной группы усматривается цели ее создания — постоянном осуществлении преступной деятельности. То есть, это объединение лиц, основным источником существования которых являются доходы от ее преступной деятельности. Здесь фактически речь идет не столько о систематичности преступлений, сколько об их совершении в виде промысла. Поэтому в ситуации с одним, даже пусть тщательно подготовленным преступлением, речь может идти, вероятно, все-таки о группе лиц по предварительному сговору. Однако, коль скоро промысел всегда предполагает систематичность посягательств (три и более раза), целесообразно говорить о закреплении в законе формализованного критерия — систематичность преступных посягательств как характеристику устойчивости организованной группы.

Таким образом, устойчивость, как временная характеристика организованной группы, устанавливается не только через постоянство преступной связи между участниками, наличие организатора и руководителя, распределение ролей между соучастниками и т. д., но и через систематичность совершения преступных актов.

Если конкретная следственная ситуация позволяет с уверенностью говорить о наличии признака устойчивости, следующим этапом для правоприменителя становится установление специфического признака преступного сообщества — сплоченность. Недостаточная конкретизация этого признака в законе, большое количество противоречивых мнений ученых дает право судам определять его самим в рамках конкретного уголовного дела. Например, по уголовному делу в отношении Сергеева Верховный суд РФ определил: «По смыслу закона под сплоченностью следует понимать наличие у членов организации общих целей, намерений, превращающих преступное сообщество в единое целое.

О сплоченности может свидетельствовать наличие устоявшихся связей, организационно-управленческих структур, финансовой базы, единой кассы, конспирации, иерархии подчинения, единых и жестких правил взаимоотношений и поведения с санкциями за нарушение неписаного устава сообщества". Определение Верховного суда РФ от 30 декабря 1999 г. По уголовному делу по обвинению Сергеева по ч. 2 ст. 210 и ч. 4 ст. 228 УК РФ. Верховный суд РФ в своем постановлении № 12 от 30 ноября 2000 г., указал: «Об устойчивости могут свидетельствовать, в частности, предварительное планирование преступных действий, подготовка средств реализации преступного замысла, подбор и вербовка соучастников,…, распределение ролей между ними, обеспечение мер по сокрытию преступлений, подчинение групповой дисциплине…». Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф № 12 от 30 ноября 2000 г. Иркутский областной суд по обвинению Р. и др. по ст. ст. 210 ч. 1, 228 ч. 4, ст. 111 ч. 3 УК РФ, счел установленными следующие обстоятельства: наличие руководителя, который посредством своих бригадиров, в подчинении каждого из которых находилось по несколько сбытчиков, наладил бесперебойный сбыт наркотического средства-героина в г. Иркутске; существование в этой группе иерархии подчинения; жесткой дисциплины и санкций за ее нарушение; обязательные правила конспирации; участники группы получали регулярно плату; доходы от преступной деятельности постоянно сдавались в единую кассу, и велось, что-то вроде бухгалтерии, где каждый из участников записывался под псевдонимом. Архив Иркутского областного суда.

Характеристики преступных образований, закрепленные в решении судов, весьма схожи, однако, приводят к разным выводам. Если в первом случае одни и те же признаки относят к сплоченности и речь идет о преступном сообществе, то в двух других — к устойчивости и речь уже идет об организованной группе.

Мы предпримем попытку изложить свое понимание «сплоченности». С. И. Ожегов в своем словаре указывает: «сплоченный — прочно связанный дружбой, проникнутый единодушием, взаимопониманием» Ожегов С. И. Указ. соч. С. 772. Следовательно, сплоченность как признак преступной группы, лежит в области межличностных отношений, отражающий наибольшую степень сближенности, доверия, взаимопонимания и т. п. Можно смоделировать ситуацию. Несколько друзей, с детства живущих в одном дворе, не раз выручавших друг друга из беды, закончивших одну школу и т. д., решили встать на «преступный путь». Для этого избрали из своей среды руководителя, образовали единую кассу, распределили роли и начали совершать преступления. Говорить о наличии сплоченности в такой группе можно достаточно уверенно, а вот о том, что эта группа стала преступным сообществом — преждевременно. Исходя из вышесказанного, полагаем, что сплоченность, наряду с устойчивостью, присуща в той или иной степени и организованной группе, и преступному сообществу. Подобной точки зрения придерживается Н. П. Водько: «…эти признаки неразрывно, органически, хотя и в разном соотношении, могут присутствовать в понятиях организованной группы и преступного сообщества. Более того, вновь созданное преступное сообщество, участники которого еще не совершили других преступлений, может быть менее сплоченным, чем организованная преступная группа, участники которой совершили серию преступлений и объединены потенциальной угрозой разоблачения». Водько Н. П. Уголовно-правовая борьба с организованной преступностью. М., 2000. С. 22 Таким образом, «сплоченность» вполне дееспособен как признак организованных преступных формирований, но как критерий разграничения организованной группы и преступного сообщества его использовать нельзя.

С учетом вышеизложенного полагаем, что разграничение организованной преступной группы и преступного сообщества по признаку сплоченности, предложенное законодателем, несколько неудачно. Разграничение следует проводить по степени общественной опасности преступных групп. Преступное сообщество обладает характеристиками, за счет которых повышается его вредоносность и качественно отличает его от организованной группы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Преступление — это общественно опасное и предусмотренное уголовным законом деяние.

Можно выделить три главных признака преступления:

1) общественная опасность действия;

2) виновность;

3) предвидение деяния в законе об уголовной ответственности.

Первые два признака — общественная опасность и виновность — являются материальными, раскрывающими социально-психологическую природу преступления; третий — формальный, который отражает юридическую природу преступления, то есть его противоправность.

Таким образом, преступление — это общественно опасное, виновное, противоправное и уголовно наказуемое деяние (действие или бездействие), совершенное субъектом преступления.

Преступное сообщество характеризуется признаком сплочённости, под которой понимается наличие строго определенного иерархического порядка построения сообщества, включая внутреннее подразделение сообщества на функциональные группы; особого порядка подбора его членов и их ответственности перед сообществом; оснащение сообщества специальными техническими средствами; наличие систем конспирации, взаимодействия и защиты от правоохранительных органов; разработка и реализация планов легализации для прикрытия преступной деятельности, жесткая дисциплина, запрет на выход из состава преступного сообщества и комплекс принимаемых к этому мер; состояние организованной группы в другом объединении и т. д.

В числе других признаков называется устойчивый, чётко спланированный и законспирированный характер деятельности, использование механизмов теневой экономики и совмещения легальной экономической деятельности с преступной, распространение влияния на определённую территорию, нейтрализация общественных институтов, осуществляющих контроль за преступностью через их коррумпирование и т. д.

Законодательство различных стран может устанавливать минимальное число членов преступного сообщества. Так, У К Италии в ст. 416 и 4161, устанавливающих ответственность за создание объединения мафиозного типа, в качестве минимального числа членов такого объединения называет цифру 3 человека. В УК КНР 1997 года преступным сообществом также признаётся объединение трёх и более лиц, создавших устойчивую преступную группу для совместного осуществления преступлений (ч. 2 ст. 26).

В уголовном законодательстве России не называются количественные признаки преступного сообщества, минимальное число участников такого сообщества по общим правилам о соучастии может составлять два лица.

Различия преступной организации и преступного сообщества

В теории уголовного права проводится различие между понятиями «преступная организация» и «преступное сообщество». Считается, что преступная организация имеет единую структуру, а преступное сообщество состоит из нескольких относительно независимых преступных организаций или организованных групп, объединённых общим стратегическим руководством.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Нормативно-правовые акты

1.1. Конституция Российской Федерации. М., 2010.

1.2. Уголовный кодекс Российской Федерации. М., 2010.

1.3. Уголовный кодекс Российской Федерации. Постатейные материалы / Под ред. В. М. Лебедева и С. В. Бородина. М.: СПАРК, 1998.

1.4. Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации по уголовным делам (с комментариями и пояснениями) / Ответственный редактор В. И. Радченко. Научный редактор А. С. Михлин. М.: ВЕК, 2009.

1.5. Кодекс об Административных правонарушениях РФ от 29. 06. 2009 г.

2. Специальная литература

2.6. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Ответственный редактор В. И. Радченко. Научный редактор А. С. Михлин. М.: СПАРК, 2000.

2.7. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общей редакцией Ю. И. Скуратова и В. М. Лебедева. М.: НОРМА — ИНФРА-М, 2009.

2.8. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А. В. Наумова. М.: 1996.

2.9. Наумов А. В Уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М.: БЕК, 1996.

2. 10. Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М.: Зерцало, 1999.

2. 11. Курс уголовного права. Общая часть. Т. 2. Учение о наказании / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М.: Зерцало, 2008.

2. 12. Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В. М. Кудрявцева и А. В. Наумова. М., 1997.

2. 13. Уголовное право России. Особенная часть / Под ред. А. И. Рарога. М., 1997.

2. 14. Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. А. И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова. М., 2007. С. 140.

2. 15. Гаухман Л. Д., Максимов С. В. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества. М., 2009;

2. 16. Иванов Н. Г. Групповая преступность: содержание и вопросы законодательного регулирования // Государство и право. 1996. № 9. С. 69--71.

2. 17. Уголовное право России / Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. В. Лунеева, А. В. Наумова. М., 2008. С. 275.

2. 18. Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. А. И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова. М., 2007. С. 141

3. Судебная практика

3. 19. Пленум Верховного Суда Р Ф. Постановление от 10 июня 2008 г. № 8 «О судебной практике «

3. 20. Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 10 июня 2010 г. № 12 г. Москва «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества или участия в ней. «

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой