Лингвистическая интерпретация стратегии мистификации в англоязычном речевом общении

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Германские языки
Страниц:
164
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Речевое общение непосредственно связано с важнейшими сторонами жизнедеятельности людей. Когда у человека возникает побудительная причина и стремление достичь определённых результатов с помощью сообщения, он вступает в коммуникацию, и возникает ситуация речевого общения. Если при этом цель говорящего — обмануть адресата, создать у него ложную ментальную картину ситуации и таким образом опосредованно воздействовать на него, заставить его действовать в желательном направлении, то возникает ситуация- мистификации- Изучение подобной ситуации на материале англоязычного диалога в коммуникативно-прагматическом аспекте и является предметом данного исследования. Х. Вайнрих в своей работе & laquo-Лингвистика лжи& raquo- ставит задачу очертить понятие лжи как темы лингвистических исследований, а также & laquo-найти во лжи, сколь бы одиозной она ни была, положительную сторону: ведь ложь дает о языке такую информацию, которую нельзя получить из других источников& raquo- (Вайнрих 1987, с. 48). Поскольку мистификация включает в себя обман с целью введения в заблуждение, то слова Х. Вайнриха справедливы и по отношению к изучаемой в настоящей работе теме.

Ситуация мистификации возникает как результат осуществления говорящим/пишущим особой стратегии, которая охватывает единицы речевой деятельности объемом от развернутого речевого взаимодействия до речевого события.

Несмотря на то, что смежные речевые явления, такие, как манипулирование, гибкие тактики, нарушение принципа кооперации и т. п., вызывали немалый интерес ученых, рамки ситуации мистификации остались неочерченными, а языковая и речевая реализация применяемой стратегии -неизученной. Общение, как известно, зависит от жизни общества. В современном динамичном обществе возрастает роль изучения проблем речевого общения и межкультурной коммуникации. Поэтому исследование, посвященное разработке одного из недостаточно изученных участков теории речевого общения, рассматривающая особенности коммуникации на материале конкретного языка и конкретной языковой культуры приобретает особую актуальность.

Новизна работы заключается в следующем:

1) дана- развёрнутая лингвистическая интерпретация- стратегии мистификации и вскрыт механизм её осуществления-

2) описаны схемы построения мистификации и конкретизированы цели её осуществления-

3) рассмотрена специфика осуществления стратегии мистификации в англоязычном речевом общении в плане используемых тактик и приёмов, вербальных и невербальных средств.

Теоретической базой послужили работы отечественных и зарубежных авторов, посвященные проблемам коммуникативного поведения, изучению роли языковой личности в речевой ситуации (Арутюнова 1981- Афанасьева 1989- Богданов 1990- Земская- и др. 1981- Карасик 2002а- Караулов 1987- Мережинская 2007- Стернин 2002- Сухих 1998- Формановская 2007- Хомякова 1992- Швейцер 1983- Берн 1992- ван Дейк 1989- Fraser 1978), и различным аспектам непрямой коммуникации (Бахтин 1972, Дементьев 2001, Дмитриев 1980, Карасик 20 026, Козьмина 2001, Масленникова 1999, Никитин 1997, Поспелова 1988, Почепцов О. Г. 1985, ШиловаЛ998, Вайнрих 1987, Экман 2000, Grice 1975), а также работы, характеризующиеся деятельностньш подходом к языку в целом (Бурлакова 1988, Варгина 2004, Варшавская 1984, Вохрышева 2001, Иссерс 2006, Петрова, Пилатова 2004, Почепцов Г. Г. 1980, Сусов 1980, Чахоян 1979, Еемерен, Гроотендорст 1992, von Eemeren et al. 1993).

Цель работы — дополнить характеристику коммуникативного поведения представителей британского и американского социума описанием ситуации мистификации, вскрыв механизм её построения и языковые средства её осуществления.

Для реализации данной цели решаются следующие задачи:

1. На основе анализа работ представителей прагмалингвистики и психологии вычленить основные компоненты коммуникативной ситуации, которые позволяют структурировать ситуацию мистификации-

2. Определить рамки ситуации мистификации, отмежевавшись от сходных речевых явлений, рассматриваемых в научной литературе-

3. Предложить классификацию речевых взаимодействий и событий, отражающих ситуации мистификации, основанную на прагматических критериях-

4. Рассмотреть специфику поэтапных тактик, используемых при осуществлении стратегии мистификации в британской и американской культуре, провести их систематизацию, проверить наличие взаимосвязи между избираемыми языковыми средствами, тактиками, опорными компонентами и целями мистификации.

Материалом исследования послужили текстовые блоки, взятые из английской и американской художественной прозы XX века, в • которых представлены диалоги персонажей, отражающие ситуацию мистификации. Они могут охватывать как речевые взаимодействия из нескольких реплик, так и целые речевые события, развивающиеся на протяжении рассказа, повести или даже романа. Общее количество проанализированных примеров — 200 линий мистификации. Как известно, диалоги из художественных произведений считаются вторичными, так как они моделируются авторами по речевым образцам (Богданов 1993, с. 10). Однако при этом автор использует вербальные и невербальные средства, типичные для описываемого периода, отражая стереотипное коммуникативное поведение тех слоев общества, к которым принадлежат его персонажи. Таким образом, компоненты речевой ситуации оказываются максимально приближены к естественным. Кроме того, комментарий автора часто помогает проникнуть в замыслы, цели и стратегии мистификатора, что редко можно сделать в реальной обстановке. Поэтому мы считаем правомерным использовать данный материал.

В- работе применяются методы прагмалингвистического и контекстуально-ситуативного анализа, а также компонентного анализа.

В качестве основной единицы анализа выступают речевые взаимодействия и речевые события, используемые в коммуникации для осуществления стратегии мистификации.

Теоретическая значимость исследования. Изучение вербальных способов воздействия на адресата является одним из центральных вопросов теории речевого общения. Поэтому рассмотрение одного из нестандартных, скрытых способов такого воздействия представляет определённый i теоретический интерес.

Практическая значимость диссертации заключается в возможности использования полученных результатов при чтении лекций по теоретической грамматике (разделы & laquo-Прагмалингвистика»-, & laquo-Теория речевого общения& raquo-, & laquo-Коммуникативная ситуация и ее составляющие& raquo- и т. п.). В практике преподавания английского языка как иностранного приводимые данные могут быть использованы при анализе художественных текстов для выработки у учащихся навыков правильной интерпретации коммуникативных замыслов персонажей и автора-рассказчика.

Апробация. Основные положения исследования докладывались на международной конференции «Stylistyczne konfrontacje», Ополе (Польша), июнь 1993 года- конференции & laquo-Проблемы функциональной лингвистики и активные формы преподавания иностранных языков& raquo-, факультет иностранных языков АГПИ им. С. М. Кирова, Астрахань, 5−6 октября 1993 года- на Ш международной конференции по аргументации. Амстердам, Голландия, июнь 21−24, 1994- на XXXI межвузовской научно-методической конференции преподавателей и аспирантов, Санкт-Петербургский государственный университет, филологический факультет, 11−16 марта 2002 года- на научно-практической конференции по методике, СПбГУ, филологический факультет, 27−28 февраля 2002 года- на IV международной научной конференции по переводоведению «Фёдоровские чтения& raquo-, СПбГУ, филологический факультет, 24−26 октября 2002 года- на П Всероссийской межвузовской конференции & laquo-Англистика XXI века& raquo-, СПбГУ, филологический факультет, 22−24 января 2004 года, и на XXXVI международной филологической конференции, СПбГУ, филологический факультет, 12−17 марта 2007 года. Результаты исследований представлены в 12 публикациях.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Мистификация — это стратегический косвенный коммуникативный акт, отличный от коммуникативного акта манипулирования. Его специфика заключается в том, что конечные цели отодвинуты во времени. Мистификация носит преимущественно ассертивный характер и воздействие на адресата осуществляется главным образом убеждением и внушением через информирование, искажающее положение дел.

2. Конечные цели, которые ставит мистификатор, ведя двойную игру, могут быть не только корыстными, но и нейтральными, а в некоторых случаях и благородными.

3. В речевом событии может прослеживаться либо одна, либо несколько линий мистификации. Многолинейные мистификации строятся по определенным схемам, которые поддаются систематизации.

4. Как правило, в основе стратегии мистификации лежит опора на один доминирующий компонент речевой ситуации. Рассматриваемые ситуации отличаются разнообразием используемых мистификатором опорных компонентов.

5. Поэтапные гибкие тактики, к которым прибегает мистификатор, сводятся к трём основным видам: тактики сокрытия, искажения и подмены информации.

6. Перечисленные тактики теснейшим образом связаны с используемыми языковыми средствами, которые носят национально-специфический характер. Вербальные и невербальные средства связаны также с опорным компонентом, однако эта связь менее тесная.

Поставленная цель и задачи определили следующую структуру работы: диссертация содержит введение, три главы, заключение, список использованной научной литературы, два списка сокращений источников примеров и приложение.

Выводы по Ш главе.

Анализ 200 линий мистификации, отражающих коммуникативное поведение персонажей англоязычной художественной прозы и представляющих обиходно-бытовую сферу общения, позволили сделать. ряд выводов.

1. В развёрнутом речевом взаимодействии и речевом событии линии мистификации строятся по определённым схемам, к описанию которых можно применить бинарный принцип. На первом, этапе членения виды мистификации подразделяются на однолинейные и многолинейные. Схема многолинейных мистификаций выглядит следующим образом: многолинейные мистификации I

I I однородные разнородные

II

II II радиальные поддерживающие параллельные встречные

I I I

I I индивидуальные) (коллективные) кооперативные некооперативные

Возможны также схемы смешанного характера. Кроме того, наряду со стратегиями, в осуществлении которых мистификатор принимает непосредственное участие, встречаются случаи, когда его стратегия осуществляется через других исполнителей. По этому признаку в работе различаются непосредственный и опосредованный виды мистификации.

2. Стратегия мистификации опирается на компоненты речевой ситуации, один из которых, как правило, четко выделяется в качестве доминирующего. Обратившись к модели речевой ситуации, принятой за исходную в первой главе, можно показать количественное распределение примеров по компонентам, на которые опирается мистификатор.

А. Характеристики отдельных коммуникантов

ГОВОРЯЩИЙ 1. Социально-статусные характеристики — всего 11% а) социально-культурная принадлежность — 7% б) социально-биологические характеристики — 3% в) этнокультурные характеристики — 1%

2. Индивидуальные характеристики — всего 27% а) коммуникативная компетенция — 1% б) интеллектуально-психологические характеристики — 18% в) текущее психологическое состояние — 8%

АДРЕСАТ

1. Социально-статусные характеристики — всего 6% а) социально-культурная принадлежность — 4% б) социально-биологические характеристики — 1% в) этнокультурные характеристики — 1%

2. Индивидуальные характеристики — всего 17% а) коммуникативная компетенция — 0% б) интеллектуально-психологические характеристики — 14%, в) текущее психологическое состояние — 3%

Б. Отношения между коммуникантами 1. Статусно-ролевые отношения — всего 11% а) симметричные — 6% б) асимметричные — 5%

2. Внутригрупповые — всего 3% 3. Межличностные — всего 9% В. Внешние условия общения 1. Время, место, предметные источники информации — всего 13% 2. Случайные слушающие — всего 3% Итого: 100% = 200 примеров.

Из приведенных данных видно, что при опоре на свойства говорящего ведущая роль отводится его индивидуальным характеристикам. Аналогичная картина наблюдается и в отношении адресата. Если мистификатор опирается на второй параметр речевой ситуации — отношения между коммуникантами, то, по нашим данным, на первом месте стоят статусно-ролевые отношения, и с небольшим отрывом за ними следуют межличностные отношения. Среди внешних условий важная роль принадлежит месту, времени и предметным источникам информации. Кроме того, фактор места нередко используется в качестве дополнительного при опоре на какой-либо другой доминирующий компонент.

3. Языковые средства, используемые при осуществлении стратегии мистификации, обнаруживают тесную связь с поэтапными гибкими тактиками, избираемыми мистификатором. Эти тактики различаются по способу введения информативного материала как рационального, так и эмоционального плана, предназначенного для введение в заблуждение. Рассмотренные в работе тактики делятся на три группы: тактики сокрытия, искажения и подмены информации.

Тактики сокрытия нередко предваряются выпытыванием, позволяющим мистификатору с помощью серии вопросов сориентироваться в, ситуации. При сокрытии используется умалчивание, когда опускается какое-либо важное информативное звено, в том числе источник информации- прямой отказ от ответа под вымышленным предлогом- (I cart Y say/tell you because.- I couldn’t/wouldn't know, etc.) косвенный отказ от ответа и другие виды экспликативных высказываний, являющихся недостаточно информативными. В этих случаях говорящий отвечает на вопрос вопросом или словами «That depends «, использует слова неопределённой и широкой семантики. Обращаясь к тактике сокрытия при случайном слушающем, говорящий использует метакоммуникативные ходы типа Hush!, меняет тему разговора, иногда меняет регистр общения с неофициального на официальный и наоборот.

Тактики искажения информации предполагают преувеличение и преуменьшение (в широком смысле) выражаемых оценок, эмоций, а также значимости событий и их деталей- смещение акцентов при подаче информации. Характерными языковыми средствами являются: скопление экспрессивной оценочной лексики, интенсификаторов, маркеров грамматического или лексического отрицания, РА-жалоб, обвинений, актов мольбы, восклицаний, вопросов. Важная информация вводится в пресуппозитивной части высказывания.

Для тактик подмены характерно создание ложного имиджа с привлечением соответствующих вербальных и невербальных средств, в частности, создание языковой маски. К тактикам данного вида относится также введение в речь деструктивных высказываний и создание парадоксальных ситуаций, основанных на подмене компонентов семантической структуры ключевых слов.

4. Взаимосвязь вербальных и невербальных средств с опорным компонентом мистификации проявляется достаточно чётко при доминировании компонента социально-статусных характеристик говорящего (эти характеристики подчеркиваются его речевым поведением). Опора на индивидуальные характеристики говорящего нередко приводит к созданию ложного имиджа, который формируется языковой игрой и интенсивным использованием паралингвистических средств коммуникации. В тех случаях, когда мистификатор опирается на отношения между коммуникантами, его речь изобилует словами, относящимися к лексическим рядам & laquo-дружба»-, & laquo-родственные отношения& raquo- и т. п. Из внешних условий- важная роль, принадлежит месту, времени и предметным источникам информации. Их особенностью является то, что они нередко используются* в комплексе и могут дополнять другие опорные компоненты. Кроме того, они отличаются широким привлечением паралингвистических средств.

5. Конечные цели мистификации мы условно подразделяем на корыстные и бескорыстные. К корыстным целям относятся личное обогащение и собственная выгода: стремление получить наследство, хитростью выманить деньги, занять или сохранить хорошее положение в обществе, завоевать любимого человека по принципу & laquo-в любви все средства хороши& raquo-- к личной выгоде мы также относим стремление обеспечить свою безопасность и сохранить свободу. Другим видом корыстных целей является удовлетворение своих низких или агрессивных чувств и желаний, таких, как сплетни, месть и т. п.

К числу бескорыстных целей можно отнести цели, которые варьируются от нейтральных до благородных. Это намерение во что бы то ни стало и вопреки нравственным нормам выполнить свой долг & laquo-для пользы дела& raquo-- создать определённый имидж как дань моде- из чувства дружбы или преданности скрыть чей-то неблаговидный поступок (а иногда и преступление) — спасти чью-то жизнь, репутацию, помочь человеку стать на правильный путь и т. д. Данные цели лишь опосредованно, через избранные стратегии и тактики, связаны с выбором определённых вербальных и невербальных средств.

Заключение

Мистификация — это намеренное введение в заблуждение, искажение действительного состояния дел ради своих корыстных или, реже, каких-либо бескорыстных целей.

Мистификация определяется в работе как стратегический косвенный коммуникативный акт, который не следует отождествлять с манипулированием. Различия прослеживаются по следующим линиям:

1. Мистификация всегда выходит за рамки одного высказывания, в то время как манипуляции могут осуществляться как в рамках одного высказывания, так и на уровне более крупных речевых единиц. Эти два косвенных речевых образования могут переплетаться в, одном речевом событии. Анализировались только те случаи, где, по нашему мнению, мистификация доминирует.

2. Выдвигаемые говорящим конечные цели отодвинуты, во времени и достигаются за пределами непосредственных речевых взаимодействий. Манипулятор же рассчитывает на непосредственное, достаточно быстрое воздействие на адресата.

Из способов речевого воздействия, приводимых в лингвистической литературе, для коммуникативного акта мистификации наиболее характерны убеждение (как рациональное, так и эмоциональное) и внушение. И то, и другое достигается главным образом через информирование, искажающее положение дел.

3. В отличие от манипулятора говорящий, ведя & laquo-двойную игру& raquo-, не обязательно имеет целью свои-корыстные интересы, хотя корыстные цели и преобладают. К последним, мы относим личное обогащение и другие виды собственной выгоды, а также удовлетворение своих низких или агрессивных желаний. Бескорыстные цели варьируются от нейтральных до-благородных. Нейтральные цели могут быть сопряжены с нарушением некоторых' нравственных норм. Благородные цели могут быть связаны с желанием спасти чью-то жизнь или помочь кому-либо встать на правильный путь.

Подобно манипуляции, мистификация, адресуется либо оппоненту, либо публике.

Наблюдения за используемыми способами и средствами осуществления мистификации в обиходно-бытовой сфере общения на материале британской и американской диалогической речи XX века позволили выявить следующие особенности языковой личности мистификатора: говорящий может строить мистификацию, опираясь практически на любой компонент речевой ситуации, но, как показал количественный анализ, предпочтение явно отдаётся индивидуальным, а именно интеллектуально-психологическим, характеристикам либо самого говорящего, либо адресата. При опоре на отношения между коммуникантами на первое место выходят статусно-ролевые отношения, а при опоре на внешние условия — параметр места и времени. Место и время осуществления определённых тактик нередко играет и вспомогательную роль при доминировании других компонентов. Изучаемая языковая личность в основном избирает языковые средства, коррелирующие с поэтапными речевыми тактиками одной из трёх групп: сокрытия, искажения и подмены информации. В англоязычной (британской и американской) культуре широко используются умалчивания, высказывания импликативной (недостаточной) семантики, деструктивные высказывания (заставляющие делать, ложный вывод), скопление экспрессивной оценочной и эмотивной лексики, слов неопределённой и широкой семантики, лексики, принадлежащей к какому-либо одному тематическому ряду, высказываний со смещением важной информации в пресуппозицию. Очень, характерно создание ложного имиджа с использованием соответствующих избранному имиджу вербальных и невербальных средств, что характеризует мистификацию как & laquo-творческий»- коммуникативный акт. Паралингвистические средства играют при мистификации двоякую роль. В большинстве случаев невербальные средства являются важным способом введения в заблуждение, дополняющим вербальные средства. Если же мистификация осуществляется честным человеком, несклонным ко лжи, то непроизвольные жесты, мимика, фонация и т. п. выдают его скорее, чем вербальные.

В заключение следует отметить, что мистификация используется не только в обиходно-бытовой сфере. Другие сферы, где она широко представлена, это сфера науки и культурно-историческая сфера. Мистификация в этих сферах была предметом описания, однако имеется перспектива её дальнейшего изучения с принятых в данной работе позиций.

Показать Свернуть

Содержание

• I (

Глава I. Основные направления изучения ситуации речевого общения и языковой лични

1.1. Речевое общение и коммуникативнаятуация

1.2. Компоненты речевойтуации

1.3. Языковая личнь и коммуникативное поведение

1.4. Речевое воздействие. Стратегии и тактики ведения разговора

Выводы по I главе

Глава П. Явление мификации: признаки и границы

2.1. Критерии выделения мификациипозиции теории речевого общения

2.1.1. Нарушение пулата инни и намеренное введение в заблуждение

2.1.2. Косвенность и выдвигаемые говорящим цели.

2.2. Сферы ользованияратегии мификации

Выводы по П главе

Глава Ш. Механизм проениятуации мификации и языковыеева её реализации в англиом диалоге

3.1. Роль вербальных и невербальных средств в ситуации речевого общения

3.2. Опора на определённые компоненты речевойтуации при щвленииратегии мификации

3.2.1. Вводные замечания

3.2.2. Опора на личнь говорящего

3.2.2.1. Социально-статусные характеристики говорящего

3.2.2.2. Индивидуальные характерики говорящего

3.2.3. Опора на личность адресата.

3.2.3.1. Социальноатые характерики адрта

3.2.3.2. Индивидуальные характерики адрта

3.2.4. Опора на отношения между коммуникантами

3.2.4.1. Стато-ролевые отношения

3.2.4.2. Внутригрупповые отношения

3.2.4.3. Межличнные отношения

3.2.5. Опора на овия общения

3.2.5.1. Внутренние овия

3.2.5.2. Внешние овия

3.3. Взаимосвязь между используемыми языковыми средствами и другими параметрами коммуникативного акта мификации

Выводы по Ш главе

Список литературы

1. Азнабаева Л. А. Принципы речевого поведения адресата в конвенциональном общении. Уфа, 1998.

2. Алпатов В. М., Крючкова Т. Б. О мужском и женском вариантах японского языка // Вопросы языкознания № 3, 1980.

3. Арутюнова Н. Д. Фактор адресата // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. 1981. т. 40, № 4.

4. Афанасьева О. Д. Коммуникативно-недостаточные высказывания современного английского языка и типы реакций на них // Автореф. дисс.. канд. филол. наук. Л. 1989:

5. Бахтин М. М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1972.

6. Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. М., 1979.

7. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. Л., 1992.

8. Бернатосян С. Г. Воровство и обман в науке. СПб., 1998:

9. Богданов В. В. Молчание как нулевой речевой акт и его роль в вербальной коммуникации //Языковое общение и его единицы. Калинин, 1986.

10. Богданов В. В. Функции вербальных и невербальных компонентов в речевом общении // Языковое общение: единицы и регулятивы. Калинин, 1987.

11. Богданов В. В. Речевое общение. Прагматические и семантические аспекты. Л., 1990.

12. Богданов В. В. Роль межкультурных факторов в обучении иностранным языкам // Современные тенденции в обучении иностранным языкам. Материалы международной научно-практической конференции 13−15 мая 1999 г., СПб., 1999.

13. Богданов В. В. Предложение и текст в содержательном аспекте. СПб., 2007.

14. Болинджер Д. Истина — проблема лингвистическая // Язык и моделирование социального взаимодействия. М., 1987.

15. Бондарко А. В. Грамматическая категория и контекст. Л., 1971.

16. Бродович О. И. Диалектная вариативность английского языка: аспекты теории. Л., 1988.

17. Бурлакова В. В. Дейксис // Спорные вопросы английской грамматики. Л., 1988.

18. Вайнрих X. Лингвистика лжи // Язык и моделирование социального взаимодействия. М., 1987.

19. Варгина Е. И. Научный текст и его воздействие (на материале английского языка). СПб., 2004.

20. Варшавская А. И. Смысловые отношения в структуре языка. Л., 1984.

21. Верещагин Е. М., Ратмайр Р., Ройтер Т. Речевые тактики & laquo-призыва к откровенности& raquo-. Еще одна попытка проникнуть в идиоматику речевого поведения и русско-немецкий контрастивный подход // Вопросы языкознания № 6, М., 1992.

22. Виноградов В. В. Лексикология и лексикография. М., 1977.

23. Власенко Н. И. Косвенные речевые акты в эпистолярном жанре. Автореф. дис. канд. филол. наук. СПб., 1999.

24. Власова Т. М. Функционально-семантические типы реакций в диалоге пьес среднеанглийского периода. Автореф. дис. канд. филол. наук. Л., 1980.

25. Вострякова Н. А. Коннотативная семантика и прагматика номинативных единиц русского языка. Автореф. дис. канд. филол. наук. Волгоград, 1998.

26. Вохрышева Е. В. Специфика и структура диалогических единств с идентифицирующим вопросом. Автореф. дис. канд. филол. наук. Л., 1990.

27. Вохрышева Е. В. Коммуникативные стратегии диалогического взаимодействия в новоанглийском языке. Автореф. дис. докт. филол. наук. СПб., 2001.

28. Выготский Л. С. Избранные психологические исследования. М., 1956.

29. Гак В. Г. Высказывание и ситуация // Проблемы структурной лингвистики. М., 1973.

30. Гак В. Г. Теоретическая грамматика французского языка. Синтаксис. М., 1986.

31. Гордон Д., Лакофф Дж. Постулаты речевого общения // Новое в зарубежной лингвистике, t. XVI, М., 1985.

32. Дейк Т., ван Язык. Познание. Коммуникация. Сборник работ. М. 1989. 33: Дементьев В: В. Основы, теории непрямой коммуникации. Автореф. дис. докт. филол. наук. Саратов, 2001.

33. Диалектика текста, т.1 / под ред. А. И. Варшавской. СПб., 1999.

34. Диалектика текста, т. П / под ред. А. И. Варшавской. СПб., 2003.

35. Дилтс Р. Фокусы языка. СПб., М., и др., 2001.

36. Дмитриев В. Г. Замаскированная литература. М., 1973.

37. Дмитриев В. Г. Скрывшие своё имя. М., 1980.

38. Доброва Т. Е. Слитные речевые акты при реализации различных установок говорящего в английской диалогической речи. Автореф. дис. канд. филол. наук. СПб., 2004.

39. Еемерен Ф. Х., ван, Гроотендорст Р. Аргументация, Коммуникация и ошибки. СПб., 1992.

40. Емельянова О. В. Коммуникативные неудачи при идентификации референта // Трехаспектность грамматики (на материале английского языка). СПб., 1992.

41. Ермакова О. Н., Земская Е. А. К построению типологии коммуникативных неудач (на материале естественного русского диалога). // Русский язык в его функционировании. Коммуникативно-прагматический аспект. М., 1993.

42. Жура В. В. Эмоциональный дейксис в вербальном поведении английской языковой личности: Автореф. дис. канд. филол. наук. Волгоград, 2000.

43. Земская Е. А., Китайгородская М. В., Ширяев Е. Н. Русская разговорная речь. М., 1981.

44. Зернецкий П. В. Единицы речевой деятельности в диалогическом дискурсе // Языковое общение: Единицы и регулятивы. Калинин, 1987.

45. Иссерс О. С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи: М., 2006.

46. Каган М. С. Человеческая деятельность. М.5 1974.

47. Карасик В. И. Статус лица в значении слова. Волгоград, 1989.

48. Карасик В. И. Язык социального статуса. Москва, 2002. (а)

49. Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград, 2002. (б)

50. Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность. М., 1987

51. Касевич В. Б. Семантика. Синтаксис. Морфология. М., 1988.

52. Киселёва Л. А. Язык как средство воздействия. Л., 1971.

53. Кобрина Н. А., Болдырев Н. Н. Худяков А.А. Теоретическая грамматика современного английского языка. М., 2007.

54. Козьмина В. Н. Языковая реализация гибких коммуникативных тактик в английском диалоге. Дисс. канд. филол. наук, СПб., 2001.

55. Козлов В. П. Тайны фальсификации. М., 1996.

56. Колшанский Г. В. Паралингвистика. М., 1974.

57. Колшанский Г. В. Контекстная семантика. М., 1980.

58. Комина Н. А. Коммуникативно-прагматический аспект английской диалогической речи. Автореф. дис. канд. филол. наук, Киев, 1984.

59. Конопелько Е. В. Эмоциональный перлокутивный эффект и его интерпретация участниками коммуникации. Автореф. дис. канд. филол. наук. Л., 1991.

60. Крысин Л. П. Речевое общение и социальные роли говорящего // Социально-лингвистические исследования. М., 1976.

61. Ларина Т. В. Категория вежливости в английской и русской коммуникативных культурах. М., 2003.

62. Леонтьев А. А. Язык, речь, речевая деятельность. М., 1969.

63. Макаров М. Л. Языковое общение в малой группе (опыт интерпретативного анализа дискурса). Автореф. дис. докт. филол. наук, Тверь, 1998.

64. Масленникова А. А. Лингвистическая интерпретация скрытых смыслов. СПб., 1999.

65. Мережинская З. И. Роль случайного слушающего в ведении английской речевой коммуникации. Автореф. дис. канд. филол. наук. СПб., 2007.

66. Монтень М. Опыты. М., 1991.

67. Мыркин В. Я. Текст, подтекст, контекст // Вопросы языкознания, № 2. 1976.

68. Невзорова Г. Д. Развитие вопросительных высказываний в английском языке. Автореф. дис. канд. филол. Наук. Л., 1984.

69. Нефёдова Л. А. Лексические средства манипулятивного высказывания в повседневном общении (на материале современного немецкого языка). Автореф. дис. канд. филол. наук. М., 1997.

70. Нефёдова Л. А. Высказывание как средство манипулирования наблюдателем в повседневном общении // Межвузовский сборник научных трудов. Иркутск, 1999

71. Никитин М. В. Курс лингвистической семантики. СПб., 1997.

72. Ноуэлл-Смит П. Х. Логика прилагательных // Новое в зарубежной^ лингвистике, вып. ХУ1, Лингвистическая прагматика. М., 1985.

73. Панкратов В. Н. Манипуляции в общении и их нейтрализация. М., 2000.

74. Паронян Ш. А. Единицы целенаправленного общения в английской диалогической речи. Автореф. дис. канд. филол. наук. Л., 1989.

75. Петрова Е. С. Грамматическая игра и перевод // Studia Linguistica, вып.7., Языковая картина в зеркале семантики, прагматики, текста и перевода. СПб. 1998.

76. Петрова Е. С., Пилатова В. Н. Экспликативная валентность дискурса в контексте переводоведения // Фёдоровские чтения. Вып. 5, СПб, 2004.

77. Пиз А. Язык жестов. Воронеж, 1992.

78. Пилатова В. Н: Валентность как понятие когнитивной лингвистики // Материалы XXXV международной филологической конференции. Вып.7. СПб., 2006.

79. Поспелова А. Г. Косвенные высказывания // Спорные вопросы английской грамматики, Л., 1988.

80. Поспелова^А.Г. Функциональный аспект изучения речевых актов: иллокутивно-интерактивная характеристика // Трехаспектность грамматики (на материале английского языка). СПб., 1992.

81. Поспелова А. Г., Морев А. А. О философских и лингвистических проблемах вежливости // Метафорические исследования 216. Этика. СПб., 2005.

82. Почепцов Г. Г. Прагматика текста // Коммуникативно-семантические и прагматические функции речевых единств. Калинин, 1980.

83. Почепцов Г. Г. Молчание как знак // Анализ языковых систем: История логики и методологии науки: Тезисы докладов IX Всесоюзного совещания. Харьков, октябрь 1986. Киев, 1986.

84. Почепцов Г. Г. Слушатель и его роль в актах речевого общения //. Языковое общение: Единицы и регулятивы. Калинин, 1987.

85. Почепцов О. Г. Посткоммуникативная, сила //Прагматические и семантические аспекты синтаксиса. Калинин, 1985.

86. Почепцов О. Г. Основы прагматического описания предложения., Киев, 1986.

87. Пушкин А. А. Прагмалингвистические характеристики дискурса личности // Личностные аспекты языкового общения. Калинин, 1989.

88. Романов А. А. Системный анализ регулятивных средств диалогического общения. М., 1988.

89. Сафаров Ш. Речевые действия этноспецифической личности // Личностные аспекты языкового общения. Калинин, 1989.

90. Стернин И. А. Понятие коммуникативного поведения и проблемы его исследования // Русское и финское коммуникативное поведение. Воронеж, 2000.

91. Стернин И. А. Речевое воздействие как интегральная наука. 2002/ http // sternin. adepts. ru / articlesrus. html#d

92. Сусов И. П. Семантика и прагматика предложения. Калинин, 1980.

93. Сусов И. П. Личность как субъект языкового общения // Личностные аспекты языкового общения. Калинин. 1989.

94. Сухих С. А. Прагмалингвистическое измерение коммуникативного процесса. Автореф. дис. докт. филол. наук. Краснодар, 1998.

95. Таранов П. С. Психология знаменитых ситуаций. Интриги, мошенничество, трюки. Симферополь. 1997.

96. Тарасов Е. Ф. Психологические и психолингвистические аспекты речевого воздействия // Речевое воздействие: психологические и психолингвистические проблемы. М., 1986.

97. Третьякова Т. П. Английские речевые стереотипы. СПб., 1995.

98. Филимонова О. Е. Категория эмотивности в английском тексте (когнитивный и коммуникативный аспекты). Автореф: дис. докт. филол. наук. СПб., 2001. 100: Формановская Н. И. Речевое взаимодействие: коммуникация и прагматика. М. 2007.

99. Формановская Н. И. Русский речевой этикет: лингвистический и методический аспекты. М., 1987.

100. Хомякова Е. Г. Семантико-коммуникативные аспекты типов ситуации// Трехаспектность грамматики (на материале английского языка), СПб, 1992.

101. Цурикова JI.B. Культурные аспекты прагматического анализа речевых норм английского и русского языков // Коммуникативные и прагматические компоненты в лингвистическом исследовании. Воронеж, 1995.

102. Чахоян Л. П. Синтаксис диалогической речи. Л., 1979.

103. Шаховский В. И. Эмоциональный дейксис речевого жанра // Языковая личность: жанровая речевая деятельность. Тезисы докладов научной конференции, Волгоград, 6−8 октября 1998 года. Волгоград, 1998.

104. Швейцер А. Д. Социальная дифференциация английского языка в США. М., 1983.

105. Шилова С. В. Разработка принципов речевого общения. Основные направления и тенденции. СПб, 1997.

106. Шилова С. В. Соблюдение и нарушение принципов деловой1 коммуникации (на материале английского языка). Автореф. дис. канд. ' филол. наук. СПб., 1998.

107. Шуголь Т. Н. Диспозициональные речевые акты и способы их выражения. Автореф. дис. канд. филол. наук. Л., 1990.

108. Щербатых Ю. Искусство обмана. СПб., 1997.

109. Экман П. Психология лжи. СПб., 2000.

110. Argyle М., Furman A., Graham J.A. Social situations. London, 1981.

111. Austin J. How to do things with words. Cambridge Mass., 1962.

112. Baxter L. An investigation of compliance -gaining as politeness // Human communication research 10 (3), 1984.

113. Bok S. Lying. New York, 1989.

114. Clark H.H., Carlson T.B. Hearers speech acts // Language, vol. 58, 1982, № 2.

115. Edmondson W. Spoken discourse: A model’for analysis. London- New York, 1981. 4

116. Eemeren F.H., Grootendorst R., Jackson S., Scott J. Reconstructing argumentative discourse. Tuscaloosa, London, 1993.

117. Elgin S. H. The last word on the gentle art of verbal self-defense. New York, 1987.

118. Fillmore Ch. Deictic categories in the semantics of COME // Foundations of language. № 2. 1966.

119. Frazer B. Communication in interaction // Introducing social psychology. Harmoundsworth, 1978.

120. Grice P. Logic and conversation // Syntax and semantics. Vol. 3, Speech acts, 1975.

121. Kramarae C., Shnulz M., O’Barr W.M. Introduction: toward an understanding of language and power // Language and power. Beverly hills- Sage, 1984.

122. Leech G. Principles of pragmatics. London and New York, 1983.

123. Levinson S. Pragmatics. Cambridge, 1985.

124. Lyons J. Semantics. London. Melbourne. 1977.

125. Morris D. Nonverbal leakage: how you can tell if someone’s lying // Exploiting language. Glenview, Illinois, Boston, London, 1989.

126. Searle J. Indirect speech acts // Syntax and semantics. Vol.3. Speech acts. New York, 1975.

127. Searle J. Vanderveken D. Foundations of illocutionary logic. Cambr., London, New York, 1985.

128. Tibbets A.M. The strategies of rhetoric. Illinois, 1969.1. СЛОВАРИ И СПРАВОЧНИКИ

129. Кондаков Н. И. Логический словарь-справочник. М., 1975.

130. Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1953.

131. Толковый он-лайн словарь: http: //www. poiskslova. ru/12/128 867/1. СПИСОК СОКРАЩЕНИИ № 1

132. Alls. Gos. Allsop J. Gossip // Very short stories. London, 1989.

133. Archer J. The prodigal daughter. New York, 1983. Barnes L. Dead heat. New York, 1989. Brush K. Night club // Eleven American stories. M., 1978.

134. Arch. Prod. -Bar.D. Br.N.C. -C.D. Bask.1. C.D. Thor. 1. C.D. Thr. 1. Cec.N. Chr. ABC.

135. Chr. Br. -Chr. Car. -Chr.D. Cl. -Chr.F.

136. Chr. King. -Chr. Mov. -Chr. Or. Chr. Phil.

137. Chr. Pock. -Chr. Will. -Chr. Wit.

138. Conan Doyle A. The hound of the Baskervilles // The Sherlock Holmes reader. New York, 1975.

139. Conan Doyle A. The Problem of Thor Bridge // Modern English short stories. M., 1961.

140. Conan Doyle A. The three students // The lion’s mane and other stories. Jl., 1962.

141. Cecil H. The name // Backer’s dozen. M., 1979.

142. Christie A. The ABC murders // Selected detective prose. M., 1989.

143. Christie A. The man in the brown suit. London., 1987.

144. Christie A. A Caribbean mystery. London, 1967.

145. Christie A. Death in the clouds. London, 1983.

146. Christie A. After the funeral. London, 1986.

147. Christie A. The mystery of King’s Abbot. M., 1980.

148. Christie A. The moving finger. New York, 1972.

149. Christie A. Murder on the Orient express. M., 2004.

150. Christie A. Philomel cottage //Tales of Mystery. Красноярск, 1993.

151. Christie A. A pocket full of rye. London, Glasgow, 1975.

152. Christie A. Where there’s a will // Selected stories. M., 1976.

153. Christie A. The witness for the prosecution // Selected stories. M., 1976.1. Cl. Jup.1. D. Bix.1. El. Mom. 1. Fisk.S.

154. Har. Str. -Hux. Cr. Kipl.L. -Kn.Q.1. Mac. Dr. 1. Maugh. Esc.1. MaughJ. 1. Maugh. Kn. 1. Maugh.R. 1. Maugh. Wash.1. Mur.S. Niels. W. 1. O.H. Bab. -O.H. Furn.

155. Clarke A. Jupiter Five//English and American short stories. M., 1979.

156. Dahl R. Mrs. Bixby and the Colonel’s coat// Kiss Kiss. Twenty lessons in free conversation. JL, 1968.

157. Ellin S. The moment of decision // Eleven American stories. M., 1978.

158. Fisk N. Sweets from a stranger // Enthralling mystery stories. London- 1988.

159. Harrison H. Strangers // The Warmest memory. JL, 1979.

160. Huxley A. Crome yellow. M., 1979.

161. Kipling R. Lispeth // Poems. Short stories. M., 1983.

162. Kneale M. Putting away uncle Quaggin // Modern English short stories. London, 1960.

163. MacDonald R. The Drowning pool. M., 1992.

164. Maugham W.S. The escape // Collected short stories. Vol. I, London, 1980.

165. Maugham W.S. Jane // Collected short stories. Vol. n, London, 1982.

166. Maughham W.S. Mr. Know-all //Collected short stories. Vol.I. London, 1980.

167. Maugham W.S. Red //Collected short stories. Vol. IV, London, 1979.

168. Maugham W.S. The wash-tub // Collected short stories. Vol. IV. London, 1980.

169. Murdoch I. The sandcastle. JL, 1975.

170. Nielsen W. Your witness, Moscow news, № 12 и след., M., 1981.

171. O. Henry. Babes in the jungle // Short stories. M., 1956.

172. O. Henry. The furnished room // The pocket book of O. Henry stories. New York, 1973.1. O.H. Lov.

173. O.H.N. O.H.P. O.H. Pan. ¦ O.H. Ref.1. O.H. Tw. 1. Park.L.1. Pl.N.B. 1. Sher. JJ. 1. Sp. Port. 1. Sus.L.M. -Wil. Fr.

174. O. Henry. The love-philtre of Ikey Schoenstein // Short stories.M., 1949.

175. O. Henry. No story // Selected stories. M., 1979.

176. O. Henry. The ethics of pig // Short stories. M., 1948.

177. O. Henry. The Pimienta pancakes // Selected stories. M., 1979.

178. O. Henry. A retrieved reformation // The pocket book of O. Henry stories. New York, 1973.

179. O. Henry. After twenty years // The pocket book of O. Henry stories. New York, 1973.

180. Parker D. Lolita // Modern American short stories. Harlow, 1991.

181. Plomer W. Ever such a nice boy // Modern English short stories. London, 1960.

182. Sherman J. The reincarnation of Jenny James. New York, 1979.

183. Spark M. The Portobello road // The public image. Stories. M., 1976.

184. Susann J. The love machine. London, 1979. Wilde O. The devoted friend // Fairy tales. M., 1956.

185. СПИСОК СОКРАЩЕНИИ № 2 (дополнительный)1. Hen. Ch. 1. Kipl. Wed. -Tw.T.1. Гран. 3. -P. Мюнх.

186. Henderson Z. The believing child // The warmest memory. JI., 1979.

187. Kipling R. His wedded wife // Read and speak. M., 1969.

188. Twain M. The adventures of Tom Sawyer and the adventures of Huckleberry Finn. M., 1948.1. Гранин Д. Зубр. Л., 1988.

189. Распе Э. Приключения барона Мюнхгаузена. М., 1998.

Заполнить форму текущей работой