Вербализация художественного концепта "витализм"

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Германские языки
Страниц:
175
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Настоящая диссертация выполнена в русле когнитивной лингвистики, развитие которой в последнее десятилетие характеризуется повышенным интересом к изучению художественной картины мира как результата индивидуального преломления концептуальной картины мира творческой языковой личностью с целью эстетического воздействия на реципиента художественного текста.

Объектом исследования является художественный концепт & laquo-витализм»- как важнейший элемент художественной картины мира немецкого литературного экспрессионизма.

Предметом исследования являются содержание и структура художественного концепта & laquo-витализм»-, а также способы его вербализации.

Степень разработанности проблемы. Целенаправленное исследование содержания, структуры и способов вербализации художественных концептов проводилось до настоящего времени лишь немногими учеными (С.А. Аскольдов, O.E. Беспалова, JI.B. Миллер и др.). Аналогичная ситуация сложилась и в исследовании языка немецкого литературного экспрессионизма. Подавляющее большинство работ выполнено в рамках литературоведческого подхода на материале лирики и драмы (Н.А Бондарева, О. С. Мартынова, Е. А. Микрина, Н. В. Пестова, Ю. Г. Тимралиева и др.). При этом в центре внимания исследователей находились такие фрагменты художественной картины мира экспрессионизма как декаданс, эстетика жизни в большом городе, обращение к глубинам подсознания и т. д. (Т. Anz, S. Becker, K. -D. Bergner и др.), а изучению витализма уделяли внимание немногочисленные зарубежные ученые (F. Loquai, G. Martens, W. Rothe). Однако в большинстве работ не рассматриваются именно языковые способы воплощения эстетики витализма с лингвистических позиций, в частности, на материале малой прозы.

Актуальность настоящего исследования обусловлена тем, что новаторская эстетика витализма, сформировавшаяся в художественной картине мира литераторов-экспрессионистов и представляющая собой категорическое отрицание всего авитального и перманентное стремление к активизации всех жизненных (ментальных и физиологических) процессов как единственно возможной экзистенции индивида, оказала значительное влияние на немецкую культуру и язык XX века.

Современного носителя немецкого языка отделяет от писателей-экспрессионистов около 100 лет. За данный период напряженный ритм жизни стал неотъемлемой частью уклада европейского общества в целом и немецкого в частности. Исследование содержания, структуры и способов вербализации художественного концепта & laquo-витализм»- способствует более глубокому и детальному пониманию смежных с ним по содержанию как общеязыковых, так и художественных концептов, представленных в сознании современных языковых личностей и актуальных для современной лингвокультуры (& laquo-динамика»-, & laquo-активность»-, & laquo-скорость»- и т. д.).

Виталистическая эстетика жажды жизни, взрыва, накала чувств и переживаний потребовала от экспрессионистов нового языкового воплощения, важнейшей особенностью которого является ассоциативный выбор и комбинаторика слов, а также словотворчество. Новаторский язык произведений экспрессионизма продолжает вызывать пристальный интерес современных исследователей. Это объясняется и тем, что в последнее время в отечественном языкознании наблюдается активный процесс интеграции двух его важнейших отраслей: когнитивной лингвистики и коммуникативной стилистики художественного текста, опирающихся на основные положения теории семиозиса, но разрабатывающих их на материале языка художественных произведений с учетом особенностей художественной коммуникации (Н.С. Болотнова, В. В. Виноградов, Г. О. Винокур, И. А. Стернин, и др.). Исходя из этого, языковая эстетика витализма требует особого подхода к ее исследованию путем анализа важнейших смыслов и ассоциаций в содержании данного художественного концепта, и разработки новых приемов анализа ее вербализации в текстах произведений экспрессионистов.

Научная новизна данного исследования заключается в определении содержания и структуры художественного концепта & laquo-витализм»- и в анализе способов его вербализации на материале малой прозы немецкого экспрессионизма 1910−1920-х гг.

До настоящего времени изучения витализма традиционно происходило в рамках теории и истории литературы, т. е. как мотива, сюжета и символики экспрессионистских произведений, чему посвящено, в частности фундаментальное исследование Г. Мартенса. Лингвистическое исследование витализма как художественного концепта позволило расширить и уточнить его содержание, а также осуществить иерархизацию его структуры путем выделения центральных и периферийных элементов. Отход от традиционного литературоведческого подхода к исследованию витализма, в рамках которого он анализировался на композиционно-структурном и сюжетно-тематическом уровнях, позволил сосредоточиться на своеобразной технике его языкового воплощения. Кроме того, в исследовании немецкого литературного экспрессионизма детальному анализу традиционно подвергалась лирика (Н.В. Пестова, Т. А Шарыпина, Т. Anz, S. Becker, K. -D. Bergner, R.G. Bogner, W. Paulsen, W. Rothe и др.), а проза, в особенности, ее малые формы, чаще оставались вне сферы интересов исследователей. Начиная с 40-х гг. XX в., являющихся пунктом возврата к исследованию экспрессионизма после его забвения в период национал-социалистического режима («entartete Kunst»), по настоящее время изучению прозы немецкого экспрессионизма было посвящено всего около 40 работ различного объема (данные получены на основании каталогов Немецкого литературного архива г. Марбаха, являющегося фундаментальным научно-исследовательским центром и одной из крупнейших библиотек ФРГ). Часть данных публикаций рассматривает творчество авторов, лишь опосредованно позиционируемых отечественным и зарубежным литературоведением как принадлежащих к экспрессионизму, например. Ф. Кафка, Т. Манн и др.

Именно малая проза в силу своих материальных характеристик (самый короткий из анализируемых рассказов имеет объем менее 1 печатной стр., самый большой — 34 стр.) позволила нагляднее воплотить эстетическую программу витализма путем отказа от детальной разработки сюжетно-тематического и композиционно-структурного уровней художественного произведения, являющейся обязательной для более крупных прозаических жанров, и сосредоточиться исключительно на исследовании выразительных средств языка, в частности, лексико-семантических.

Целью настоящего исследования является реконструкция содержания и-структуры художественного концепта & laquo-витализм»-, а также рассмотрение способов его вербализации средствами немецкого языка.

Достижение поставленной цели предполагало решение следующих конкретных задач:

1. Выявление структуры и способов вербализации художественного концепта как важнейшего элемента современной художественной картины мира.

2. Реконструкция содержания понятия витализма как одного из важных структурных элементов научной картины мира 1 -й четверти XX в.

3. Реконструкция содержания художественного концепта & laquo-витализм»- как важнейшего элемента художественной картины мира немецкого литературного экспрессионизма путем сопоставления его с понятием & laquo-витализм»- как элемента научной картины мира.

4. Выделение и систематизация языковых репрезентантов всех структурных элементов художественного концепта & laquo-витализм»-.

5. Детальный анализ и классификация способов словотворчества и появления семантических приращений в значении выявленных репрезентантов в условиях функционирования их в определенных контекстах.

Материалом исследования послужили лексемы и устойчивые словесные комплексы, функционирующие в качестве репрезентантов художественного концепта & laquo-витализм»- в языке малой прозы представителей немецкого экспрессионизма в конкретных контекстуальных условиях, и дополнительные смысловые приращения в их семантике (около 150 единиц).

Источниками фактического материала является репрезентативный корпус из 96 текстов малой прозы и 35 программных текстов, в которых манифестируется эстетическая программа писателей-экспрессионистов (манифесты, воззвания, прокламации, эссе и глоссы периода 1912−1922 гг.), объемом более 700 с. и принадлежащих 34 авторам1. Также для реконструкции художественного концепта & laquo-витализм»- было использовано 20 одноязычных словарей, изданных в конце XIX -1-й четверти XX вв, отразивших лексический узус рассматриваемого периода.

На первом этапе путем анализа важнейших справочных изданий по европейской литературе модернизма были выявлены авторы и тексты, являющиеся центральными представителями виталистического направления в литературе экспрессионизма и в той или иной степени уже подвергавшиеся анализу литературоведами. Для формирования репрезентативного для лингвистического исследования корпуса текстов необходимо было выявить писателей и тексты, занимающих периферийное положение в эстетике витализма. Под периферийностью понимается не отсутствие ярко выраженной

1 Н. Bahr (1863−1934), J.R. Becher (1891−1958), G. Benn (1886−1956), M. Beradt (1881−1949), E. Blass (18 901 939), F. Bischoff (1896−1976), A. Doblin (1878−1957), K. Edschmid (1890−1966), A. Ehrenstein (1886−1950), C. Einstein (1885−1940), L. Frank (1882−1961), I. Goll (1891−1950), H. Grossberger (1890−1954), F. Hardekopf (1876−1954), G. Heym (1887−1912), K. Hiller (1885−1972), J. van Hoddis (1887−1942), R. Hulsenbeck (1892−1974), H. Kesser (1880−1952), H. Lersch (1889−1936), A. Lichtenstein (1889−1914), B. Li? ie (1892−1943), O. Loerke (1884−1941), J. Molzahn (1892−1965), E. Muhsam (1878−1934), Mynona (1871−1946), K. Otten (1889−1963), K. Pinthus (1886−1975), L. Rein (1886−1952), G. Rudolf (1867−1938), H. Siemsen (1891−1969), F. von Unruh (1885−1970), E. Wei? (1882−1940), A. Wolfenstein (18 831 945).

2 БСЭ, КЛЭ, ЛЭТП, Autorenlexikon der deutschen Literatur, Beitrage zur Literatur und Literaturwissenschaft des 20. Jahrhunderts, Deutsche Literatur in Epochen, Die deutsche Literatur in Text und Darstellung в 16 т., dtv-Atlas, Deutsche Literatur, Kurze Geschichte der deutschen Literatur, Vitalismus und Expressionismus, Moderne Literatur in Grundbegriffen, Die Flut, Ahnung und Aufbruch, Menschliche Gedichte im Krieg, Andreas-Gryphius Preistrager 197 071, Интернет-ресурсы Lekture zum Expressionismus, www. gutenberg. spiegel. de, а также полнотекстовое собрание сочинений немецких авторов на CD «Deutsche Literatur von Lessing bis Kafka» из серии «Digitale Bibliothek», в общей сложности 18 наименований. виталистической эстетики в их произведениях, а неизученность в связи с биографическими причинами: ранняя гибель автора, эмиграция, отказ от идеологии экспрессионизма и обращение к поиску других творческих решений и др. Следовательно, на втором этапе отбор авторов и текстов осуществлялся по критерию их публикации в общепризнанных экспрессионистских периодических изданиях, к которым относятся экспрессионистские газеты, журналы и альманахи. 3'

Методологическую базу исследования составляют труды отечественных и зарубежных исследователей, принадлежащих к следующим направлениям:

1) теория картины мира и общеязыковых концептов (Ю.Д. Апресян, Н. И. Жинкин, Б. М. Кедров, O.A. Корнилов, З. Д. Попова, Т. М. Родина, П. В. Соболев, И. А. Стернин, М. Хайдеггер и др.) —

2) теория художественной картины мира и художественного концепта (С.А. Аскольдов, O.E. Беспалова, Н. В. Красовская, JI.B. Миллер, Е. В. Сергеева, И. А. Тарасова, О. Ю. Шишкина и др.) —

3) семиотика языка (Ю.М. Лотман, У. Моррис, Ч. Пирс, Ю. С. Степанов и др-) —

4) теория стилистического контекста и стилистики художественной прозы (H.H. Амосова, О. С. Ахманова, Н. С. Болотнова, М. П. Брандес, В. В. Виноградов, Г. О. Винокур, В. В. Елисеева, Л. А. Исаева, Г. В. Колшанский, Б. А. Ларин, Б. М. Лейкина, Ф. А. Литвин, Б. Малиновский, В. Я. Мыркин, Т. Слама-Казаку, И. Г. Торсуева, Дж. Ферс и др.).

3 «Die Aktion» (F. Pfemfert, Berlin, 1910−1932), «Die neue Kunst» (H.F. Bachmair, J. Amberger, J.R. Becher,

K. Otten, Munchen, 1913−1914), «Der Sturm» (H. Waiden, Berlin, 1910−1932), «Die Gefahrten» (A. Ehrenstein, Wien, Prag, Leipzig. 1920−1921/22), «Die Erhebung» (A. Wolfenstein, Berlin, 1919−1920), «Der neue Merkur» (E. Frisch, MunchenBerlin, 1919. 1923), «Neue deutsche Erzahler» (J. Sandmeier, Berlin, 1918), «Die weissen Blatter» (R. Schickele, E.E. Schwabach, Zurich, 1913−14(20), «Der Friede» (B. Karpeles, Wien, 1918−1919), «Zeit-Echo» (O. Hass-Heye. Munchen, 1914−1917), «Das neue Pathos» (F. Werfel, Berlin, 1913−1917), «Das Forum» (W. Herzog, Munchen, 19 141 916), «Saturn» (H. Meister, Heidelberg, 1911−1920)', «Der silberne Spiegel» (E. Rotschild, Dresden, 1919), «Die schone Raritat» (A. Harms, Kiel, 1917−1919), «Der Einzige» (A. Ruest, Mynona, Berlin-Wilmersdorf, 1919−1925), «Neue Blatter fur Kunst und Dichtung» (H. Zehder, Dresden, 1918−1921), «Revolution» (Munchen, 1913), «Marsyas» (T. Tagger. Berlin, 1917−1919),"PAN" (Berlin, W. Herzig, P. Cassierer, 1910−1915), «Die neue Schaubuhne» (Dresden, R. Kaemmerer), «Das junge Deutschland» (F. Hollaender, A. Kahane, Berlin 1918−1920), всего 22 издания.

Основной структурной единицей художественной картины мира является художественный концепт (С.А. Аскольдов, JI.B. Миллер, Н. В. Болотнова, Е. В. Сергеева, И. В. Тарасова, O.E. Беспалова), характеризующийся универсальностью как главная категория когнитивной лингвистики для анализа художественной картины мира и выражающийся в языке произведений художественной литературы.

В нашей диссертации художественный концепт рассматривается с позиции когнитивной лингвистики, т. е. акцентируется внимание на его отличиях от художественного образа, важнейшим из которых является соотношение по принципу «общее-частное» Художественный концепт представляет собой осознанную и целенаправленную трансформацию творческой языковой личностью одноименного общеязыкового концепта (или нескольких) с целью эстетического воздействия на реципиента текста. Художественный образ является, напротив, сугубо индивидуальной категорией, варьирующейся не только у различных художников, но и в пределах художественной картины мира одной творческой языковой личности. Отношение художественного образа к художественному концепту как частного к общему подтверждается также структурой последнего, в составе ассоциативного слоя которого исследователями выделяются ценностно-оценочные, образные и символические компоненты (Н.Ф. Алефиренко, O.E. Беспалова, Н. С. Болотнова, И. И. Карелова, Н. В, Красовская, В. Н. Левина, В. В. Литвинова, Е. В, Сергеева, И.И. Чумак-Жунь и др.).

Соотношение художественного концепта и художественного образа как общего и частного детерминирует их второе отличие: художественный концепт обладает дискретностью, благодаря чему в его структуре можно выделить относительно четкие структурные элементы (ядро, единицы универсально-предметного кода, когнитивные слои и концептуальные признаки). Художественный образ традиционно исследуется как взятый в целом, а акцент делается на его взаимодействии с другими элементами художественного текста.

Еще одним отличием является сфера функционирования: художественный концепт принадлежит к сфере когниции, и для исследования может быть доступна только его вербализация в языке и речи (концепт интертекстуален). Художественный образ формируется только в тексте художественного произведения и воплощается на сюжетно-тематическом, композиционно-структурном и словесно речевом уровне произведения (здесь не имеются в виду образы, возникающие в сознании индивида и изучаемые вне сферы языкознания, например, в психологии).

Вербализация художественного концепта & laquo-витализм»- исследуется нами с позиции семиотики, предполагающей взаимодействие означаемого (структурных элементов художественного концепта) с означающим (языковой знак). Процесс означивания может происходить только в определенном контексте, в качестве которого в широком значении термина подразумевается язык художественной литературы. Минимальный лингвистический контекст определяется как по лексическому, так и по синтаксическому критерию (концепция H.H. Амосовой), т. е. для семантически реализуемой лексической единицы или устойчивого словесного комплекса, являющихся репрезентантами концепта определяются актуализаторы денотативного статуса (термин Е.В. Падучевой), в роли которых выступают лексемы, влияющие на приращения в семантике рассматриваемых репрезентантов концепта. В качестве единицы контекста могут рассматриваться абзацы и сверхфразовые единства.

Теоретическая значимость диссертации заключается в дальнейшей разработке теории художественного концепта, реконструкции содержания такого значимого художественного концепта как & laquo-витализм»-. Проведено исследование вербализации данного концепта в произведениях малой прозы немецкого экспрессионизма, в рамках которого путем отхода от традиционных литературоведческих методов исследования витализма на композиционно-структурном и сюжетно-тематическом уровнях сделан акцент на его языковом воплощении. Кроме того, в научный обиход введен новый материал -малоизученные произведения малой прозы немецкого литературного экспрессионизма начала 1900-х гг. и немецкоязычные толковые и энциклопедические словари, изданные в конце XIX — первой четверти XX вв.

Практическая значимость заключается в возможности использования полученных результатов для формирования корпуса немецкоязычных текстов, представляющих собой важный фрагмент европейского литературного модернизма. Установленная структура и содержание художественного концепта & laquo-витализм»- может быть применена для сравнительного анализа художественной картины мира литературного экспрессионизма в Австрии и Швейцарии. Также, теоретические и практические сведения и статистические данные, полученные в ходе выполнения данного исследования, могут служить для составления словарей писателей и дальнейшей разработки и написания учебных пособий по стилистическому анализу текста, истории современной немецкой литературы, а также для ряда нефилологических дисциплин (культурология, история искусств и ДР-)

В диссертации использованы следующие методы исследования: метод сплошной выборки, метод контекстуального анализа, метод семно-семемного анализа, метод интерпретативного анализа, дефиниционно-компонентный анализ, этимологический анализ, статистический анализ.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Художественный концепт & laquo-витализм»-, сформировавшийся в результате трансформации одноименного элемента научной картины мира, является одним из наиболее значимых элементов художественной картины немецкого литературного экспрессионизма. В его структуру входят ядро, кодируемое двумя единицами универсально-предметного кода и понятийный и ассоциативный слои, состоящие из четырех концептуальных признаков.

2. Содержание ядра художественного концепта & laquo-витализм»- является результатом направленной концептуализации одноименного фрагмента научной картины мира, а содержание концептуальных признаков в составе понятийного и ассоциативного слоев данного художественного концепта представляет собой результат дополнительной трансформации его ядра.

3. Вербализация структурных элементов художественного концепта & laquo-витализм»- происходит с помощью ЛЕ и УСК, в семантике которых эксплицитно выражена гиперсема 'движение', характеризующая перемещение субъекта в пространстве, совершение другого физического действия, а также протекание ментальных и физиологических процессов. Среди данных репрезентантов доминируют ЛЕ и УСК, объединенные наличием в их семантике семы 'движение с высокой скоростью', второе место в количественном аспекте занимают ЛЕ и УСК с эксплицитно выраженной семой 'движение с умеренной скоростью', а репрезентанты с семой 'отсутствие скорости' представлены в абсолютном меньшинстве.

4. Вербализация художественного концепта & laquo-витализм»- может осуществляться с помощью подгруппы вторично конвенциональных знаков, в семантике которых актуализируется потенциальная сема 'активность' благодаря их функционированию в пределах одного контекста с актуализатором денотативного статуса, в роли которого выступает лексема, также содержащая в своем значении эту сему.

5. Актуализация потенциальной семы 'активность' в семантике конкретного репрезентанта происходит с помощью пяти механизмов: грамматического параллелизма, корреляций субъектно-предикатных отношений, употребления косвенного дополнения в родительном падеже и эпитетов, а также употребления дополнения в винительном падеже с предлогом и без.

Апробация работы осуществлялась в виде докладов на ежегодных научных конференция преподавателей и аспирантов кафедры немецкой филологии Самарского государственного университета (Самара, 2009−2012 гг.), & laquo-Актуальные проблемы лингвистического образования& raquo- (Самара, СаГА, 2009), на международных конференциях & laquo-Ломоносов-2009»-, & laquo-Ломоносов 2010″ (Москва, МГУ, 2009−2010 гг.), & laquo-Диалог между Россией и Германией: филологические и социокультурные аспекты& raquo- (Тольятти, ТГУ, 2010), конференции стипендиатов

Немецкого литературного архива (Марбах, ФРГ, 2010) и & laquo-Актуальные вопросы филологии и методики преподавания иностранных языков& raquo- (Санкт-Петербург, Государственная полярная академия, 2011).

Объем и структура работы: диссертация включает в себя введение, две главы и заключение. К диссертации прилагаются библиографический список (199 единиц, 44 из которых на иностранных языках), список справочных изданий и словарей (39 единиц), список источников (130 наименований), список иллюстративного материала (4 таблицы и 3 схемы) и 2 приложения. Объем диссертации составляет 173 страницы машинописного текста.

Выводы по главе 2

Художественная картина мира экспрессионизма сформировалась как результат его активного противостояния не только философии и эстетике натурализма, но и полемики с другими направлениями модернизма, выразившейся в идеологии взрыва, эстетике смятения чувств и накала страстей.

Принципиально новая художественная картина мира требовала и новых способов ее языкового воплощения. Писатели-экспрессионисты выступали в роли новаторов, смело экспериментировавших с формами языкового выражения созданной ими новой эстетики чтения-сопереживания и повествования как стремления к извлечению из глубин подсознания эмоций субъекта (влияние психоанализа) и постоянной фиксации их & laquo-здесь и сейчас& raquo- (аналогия с киноискусством через применение приема монтажа), сопровождающееся постоянным нарастанием динамики изображаемых событий (параллели с жизнью мегаполиса).

Важнейшим элементом художественной картины мира немецкого литературного экспрессионизма является художественный концепт & laquo-витализм»-. В его содержании воплотилось представление о жизни не с точки зрения естествознания (т.е. как о важнейшей характеристике существования материи), а как об активной реализации индивидом его бытия.

Сложность и многозначность понимания жизни в эстетике витализма выразились в формировании и закреплении особой структуры художественного концепта & laquo-витализм»- ядра, состоящего из двух единиц универсально-предметного кода, и понятийного и ассоциативного когнитивных слоев, образуемых пятью концептуальными признаками, прецизирующими необходимые, согласно эстетической программе витализма, формы и аспекты активной реализации жизни индивидом.

Понимание жизни в эстетике витализма основывается на бинарной й оппозиции & laquo-витальное уб авитальное& raquo-, т. е. идеологами витализма не только провозглашается понимание & laquo-правильной»- реализации жизни, но и по принципу контраста описывается то, что затрудняет функционирование жизни или делает ее невозможной. К витальной части указанной оппозиции относится активность героя в самом широком понимании слова, ее противоположность составляет отсутствие динамики, что в эстетике витализма абсолютно неприемлемо и приведет индивида к гибели.

На языковом уровне вербализация виталистического понимания жизни происходит с помощью вторично конвенциональных знаков, в роли которых, в первую очередь, выступают лексические единицы и устойчивые словесные комплексы, в семантике которых эксплицитно выражена гиперсема 'движение1. Среди данных репрезентантов доминируют единицы, объединенные наличием в их семантике семы 'движение с высокой скоростью'. Второе место в количественном аспекте занимают лексические единицы и устойчивые словесные комплексы с эксплицитно выраженной семой 'движение с умеренной скоростью', а репрезентанты с семой 'отсутствие скорости' представлены в абсолютном меньшинстве.

Кроме того, вербализация художественного концепта & laquo-витализм»- может осуществляться с помощью подгруппы вторично конвенциональных знаков, семантика которых получает дополнительные семантические приращения благодаря их функционированию в определенных контекстах, т. е. с помощью лексических единиц и устойчивых словесных комплексов, в семантике которых появляется потенциальная сема 'активность', характеризующая перемещение субъекта в пространстве, совершение другого физического действия, а также протекание ментальных и физиологических процессов. Актуализация потенциальной семы 'активность' в семантике конкретного репрезентанта происходит путем употребления его в контексте с актуализатором денотативного статуса, в роли которого выступает лексема, также содержащая в своем значении эту сему.

Всего в корпусе анализируемых текстов было найдено около 150 репрезентантов в 141 контексте.

Ядро художественного концепта & laquo-витализм»-, кодируемое единицами универсально-предметного кода «жизнь=динамика, продвижение вперед& raquo- и «жизнь=активная ментальная деятельность& raquo-, представляет собой основу виталистического понимания жизни, которое затем расширяется и углубляется в соответствующих концептуальных признаках.

1-я единица универсально-предметного кода указывает на возможность добиться активности и насыщенности жизни только через творческую активную позицию и стремление & laquo-зафиксироваться»- в состоянии молодости, что вербализуется с помощью лексических единиц и устойчивых словесных комплексов, объединенных гиперсемой 'активность'.

2-я единица универсально-предметного кода заключается в постулировании активного духа и души как примата над телесной оболочкой и единственной возможности полноценного, виталистического существования индивида путем постоянного обновления. Эта единица универсально-предметного кода вербализуется с помощью лексических единиц 'der Geist', 'die Seele', в семантике которых появляются потенциальные семы 'интенсивность', 'начало новой жизни'.

Заложенное в рассмотренных выше единицах универсально-предметного кода виталистическое понимание жизни подвергается углублению и переосмыслению в концептуальных признаках. В составе понятийного слоя художественного концепта & laquo-витализм»- были выделены три концептуальных признака: & laquo-движение = волнение& raquo-, & laquo-болезнь = неподвижность& raquo- и & laquo-движение= борьба с болезнью& raquo-.

Первый из упомянутых концептуальных признаков заключается в том, что любая активизация деятельности ментальной сферы экспрессионистского героя выражается в изображении его перемещения в пространстве с высокой скоростью как единственной возможности существования индивида Указанный концептуальный признак вербализуется с помощью лексических единиц и устойчивых словесных комплексов, разделенных на 3 группы по критерию степени интенсивности совершения описываемого ими действия или процесса.

Коцептуальные признаки «болезнь=неподвижность» и «движение=борьба с болезнью& raquo- рассматриваются в отношениях антиномии, заключающейся в том, что состояние болезни a priori авитально, потому что заставляет человека находиться в состоянии неподвижности, которое приведет его к смерти, сначала моральной, потом физической.

Концептуальный признак «болезнь=неподвижность» вербализуется с помощью лексических единиц с семой 'отсутствие движения', и семой 'завершение движения'. Как следствие неприятия неподвижности и болезни в составе художественного концепта & laquo-витализм»- формируется концептуальный признак «движение=борьба с болезнью& raquo-, заключающийся в непреодолимом стремлении экспрессионистского героя к возврату к жизни, выражающемся на чисто физиологическом уровне в перемещении в пространстве с высокой скоростью, конвульсивных движениях, судорогах и повышении температуры, что вербализуется с помощью лексических единиц и устойчивых словесных комплексов, разделенных на 2 подгруппы: с наличием семы 'замедленная степень интенсивности и семы 'высокая степень интенсивности'. Выделение 2-х подгрупп репрезентантов концептуального признака «движение=борьба с болезнью& raquo- представляет собой & laquo-зеркальное»- взаимодействие с концептуальным признаком «движение=волнение»: в содержании обоих признаков постулируется неприятие отсутствия динамики и стремление к активизации физической и ментальной деятельности индивида, однако, в концептуальном признаке «движение=волнение» воплощает идеальное и единственно возможное существование индивида, а в концептуальном признаке «движение=борьба с болезнью& raquo- динамика представляет собой путь к спасению от моральной и физической гибели.

Следующим воплощением рассмотренной выше бинарной оппозиции витальное уб авитальное& raquo- являются концептуальные признаки & laquo-молодость и женственность& raquo- и «природа=жизненность», принадлежащие к ассоциативному слою художественного концепта & laquo-витализм»- (отметим, что между собой данные концептуальные признаки не вступают в отношения антиномии в отличие от концептуального признака & laquo-болезнь = неподвижность& raquo- и & laquo-движение = борьба с болезнью& raquo- в составе понятийного слоя рассматриваемого художественного концепта). Так, концептуальный признак «молодость=женственность» заключается в том, что юность, чаще всего воплощаемая именно в женских образах, является основным источником жизненных сил. Это детерминирует неприемлемость статичности в восприятии образа молодой девушки, поэтому в текстах экспрессионистских рассказов они всегда представлены в движении, наиболее гармоничным из которых в концепции витализма является танец. Для вербализации данного концептуального признака используются лексические единицы и устойчивые словесные комплексы с семой 'танцевальное движение' и эксплицитно выраженнной гиперсемой 'движение'.

Понимание природы как одного из важнейших источников жизненных наряду с молодостью и женственностью образует содержание последнего выделенного концептуального признака & laquo-природа = жизненность& raquo-. Стихия, пространство, объекты живой природы, являющиеся в эстетике витализма основными компонентами понятия & laquo-природа»-, принадлежат к витальной части бинарной опоозиции & laquo-витальное уб авитальное& raquo-, служащей основанием формирования содержания художественного концепта & laquo-витализм»-. Его вербализация осуществляется с помощью следующих лексических единиц, характеризующихся разнообразием частеречной принадлежности и наличием в их семантике большого количества дифференциальных сем.

Заключение

Художественная картина мира является результатом осознанной и направленной трансформации языковой картины мира творческой языковой личностью путем выражения и варьирования ее основных эстетических и ценностных концепций с целью активного воздействия на реципиента текста (читателя).

Художественная картина мира формируется не экстенсивным, а интенсивным путем, т. е. посредством трансформации языковой картины мира с различной степенью глубины: от незначительных индивидуальных смысловых приращений в языковой картине мира до ее полного переосмысления.

Основной структурной единицей художественной картины мира является художественный концепт. Его формирование также происходит в результате взаимодействияпроцессов номинации и категоризации окружающей действительности творческой языковой личностью, приводящих к появлению дополнительных смысловых приращений. При этом трансформации может подвергаться как одноименный общеязыковой концепт, так и сама языковая картина мира, в том случае если художественный концепт заполняет в ней лакуну.

Своеобразие генезиса художественного концепта детерминирует его структуру: формально она повторяет структуру общеязыкового концепта (ядро, кодирующееся единицами универсального предметного кода, и когнитивные слои, состоящие из концептуальных признаков). Однако способы объединения концептуальных признаков в концептуальные слои принципиально различаются как по сравнению с общеязыковым концептом, так и внутри самого художественного концепта.

Структурные элементы общеязыкового концепта объединяются на основании логико-когнитивных связей, т.к. процесс номинации окружающей реальности, результатом которой является общеязыковой концепт, отличается большей степенью логичности и упорядоченности, так как и сама окружающая реальность в обыденном восприятии более логична и упорядочена, чем мир, создаваемый в текстах художественной литературы. В данном случае возможно говорить только об относительной упорядоченности и логичности процесса номинации, так как сфера когниции не поддается окончательному жесткому структурированию.

Структурные элементы художественного концепта, в отличие от концепта общеязыкового, объединяются на основании контекстуальных ассоциаций. Контекст понимается как восприятие и представление явлений объективной реальности, структурированных в виде общеязыковых концептов, через призму индивидуально-авторского эстетического мировоззрения.

Особые принципы формирования структуры и содержательного наполнения художественного концепта оказывают непосредственное влияние на способы его означивания. В отличие от общеязыкового концепта, выбор лексем для вербализации которого осуществляется языковой личностью в большинстве случаев неосознанно, под влиянием узуса и нормы языка, вербализация художественного концепта, как и его формирование, детерминируется процессом направленной концептуализации, главной целью которой является создание и донесение творческой языковой личностью эстетической концепции до реципиента текста. Для вербализации художественного концепта используются вторично конвенциональные знаки, сущность которых заключается в мотивированной связи между означающим и означаемым, т. е. означающее сознательно и целенаправленно выбирается творческой языковой личностью с целью достижения наиболее полного выражения эстетической концепции в языке.

Вторично конвенциональные знаки могут принадлежать к любым уровням языка, но в данном исследовании основной единицей вербализации концепта признается лексема. В ее семантике в ядерных семах зафиксированы значение, понимаемое как результат познания творческой языковой личностью окружающей действительности, заимствованный ею из языковой картины мира, и смысл, являющийся индивидуально-эстетической интерпретацией значения и закрепленный в потенциальных и периферийных семах. Их актуализация происходит только в условиях контекста путем взаимодействия определяемой лексической единицы или устойчивого словесного комплекса (репрезентанта концепта) с актуализаторами денотативного статуса (семантическим и синтаксическим окружением анализируемых лексических единиц или устойчивых словесных комплексов).

Способы вербализации художественного концепта & laquo-витализм»- как наиболее значимого элемента художественной картины мира экспрессионизма демонстрируют своеобразие функционирования вторично конвенциональных знаков в художественной речи. Именно смысловые приращения в семантике лексических единиц и устойчивых словесных комплексов как репрезентантов художественного концепта & laquo-витализм»-, актуализирующиеся в определенных контекстуальных условиях употребления и являющихся вторично конвенциональными знаками, наиболее полно вербализуют содержание данного художественного концепта. Художественная картина мира экспрессионизма, чьей важнейшей частью он является, сформировалась как результат его активного противостояния не только философии и эстетики натурализма, но и позиционирование себя перед другими направлениями модернизма, что требовало новых способов ее языкового воплощения.

Художественный концепт & laquo-витализм»- прошел сложный путь формирования. В языковой картине мира Германии 1-й четверти 20 в. он не имел одноименного аналога, т.к. на вершине доминантной шкалы ценностей господствующих в тот период бюргерских и имперских идеалов находились стабильность, упорядоченность, планомерность и неторопливость, прочно закрепившиеся, в частности, в эстетической концепции картины мира натурализма. В целом, концепт & laquo-витализм»- в воззрениях теоретиков и литераторов-практиков экспрессионизма подразумевает активную реализацию жизни путем интенсификации как телесной, так и ментальной сферы индивида. Об этом свидетельствуют лексические единицы и устойчивые словесные комплексы, репрезентирующие все структурные элементы художественного концепта & laquo-витализм»-, обладающих эксплицитно и имплицитно выраженной семантикой активности, движения с высокой скоростью, поспешности и даже лихорадочности действий, вплоть до проявления виталистической жизненной концепции на уровне чисто физиологических явлений (судороги, боли, конвульсии и др.).

Анализ выявил своеобразие и богатство выразительных средств в текстах малой прозы. Рассмотренные лексические единицы и устойчивые словесные комплексы подразделяются на две макроподгруппы. К первой принадлежат репрезентанты, в семантике которых эксплицитно выражена гиперсема 'движение', которые в свою очередь подразделяются на подгруппы по степени интенсивности движения: лексические единицы и устойчивые словесные комплексы, объединенные наличием в их семантике семы 'движение с высокой скоростью'- лексические единицы и устойчивые словесные комплексы с эксплицитно выраженной семой 'движение с умеренной скоростью', а также лексические единицы и устойчивые словесные комплексы с семой 'отсутствие скорости'. Данные подгруппы перечислены по степени убывания их количества.

Кроме того, вербализация художественного концепта & laquo-витализм»- осуществляется с помощью подгруппы вторично конвенциональных знаков, семантика которых получает дополнительные семантические приращения благодаря их функционированию в определенных контекстах. К ним относятся лексические единицы и устойчивые словесные комплексы, в семантике которых появляется потенциальная сема 'активность', характеризующая перемещение субъекта в пространстве, совершение другого физического действия, а также протекание ментальных и физиологических процессов. Актуализация потенциальной семы 'активность' в семантике конкретного репрезентанта происходит путем употребления его в контексте с актуализатором денотативного статуса, в роли которого выступает лексема, также содержащая в своем значении эту сему.

В аспекте принадлежности всех лексических единиц и устойчивых словесных комплексов, выступающих в качестве репрезентантов художественного концепта & laquo-витализм»-, к частям речи доминирующими в количественном отношении являются глаголы движения, затем следуют наречия, выступающие как модификаторы вербальной семантики, прилагательные и отглагольные существительные с аналогичным значением, часто употребляемые в микроконтекстах с актуализаторами денотативного статуса, способствующих усилению значения того или иного репрезентанта и появлению дополнительных смысловых приращений. Всего в анализируемом корпусе текстов было найдено примерно 150 репрезентантов обеих макроподгрупп, употребленных в 141 контексте.

Сложность и многозначность понимания жизни в эстетике витализма обусловили структуру художественного концепта & laquo-витализм»-: наличие ядра, состоящее из двух единиц универсально-предметного кода- понятийного и ассоциативного слоев, образуемых пятью концептуальными признаками.

Ядро художественного концепта & laquo-витализм»-, кодируемое двумя единицами универсально-предметного кода, представляет собой основу виталистического понимания жизни как возможности добиться активности и насыщенности жизни только через творческую активную позицию и стремления к & laquo-вечной молодости& raquo- которое подвергается глубинной интерпретации в соответствующих концептуальных признаках:

В концептуальных признаках в составе понятийного слоя художественного концепта & laquo-витализм»- вербализуется понимание активизации деятельности ментальной сферы экспрессионистского героя как его перемещения в пространстве с высокой скоростью как единственной возможности существования индивида. Это положение вербализуется с помощью лексических единиц и устойчивых словесных комплексов, разделенных на группы по наличию в их семантике интегральной семы 'движение' и степени эксплицитности выраженности дифференциальных сем 'высокая скорость', 'замедленная скорость' и 'отсутствие скорости'

В ассоциативном слое художественного концепта & laquo-витализм»- анализируются содержание и способы вербализации концептуальных признаков, обнаруженных не у всех, хотя и у подавляющего большинства рассматриваемых экспрессионистских авторов. Концептуальный признак & laquo-молодость и женственность& raquo- заключается в том, что юность, чаще всего воплощаемая именно в женских образах, является основным источником жизненных сил. Это обуславливает неприемлемость статичности в восприятии образа молодой девушки, поэтому в текстах экспрессионистских рассказов они всегда представлены в движении или танце, что вербализуется репрезентантами с соответствующей семантикой. Виталистическое понимание природы как неразрывно связанной с человеческой экзистенцией приводит к обширному употреблению в корпусе экспрессионистских текстов репрезентантов художественного концепта & laquo-витализм»- с разнообразной частеречной принадлежностью и наличием в их семантике большого количества дифференциальных сем, но объединенных на основе эксплицитно выраженной в их значении гиперсемы 'движение'.

Виталистическая концепция жизни, присущая эстетической программе экспрессионизма и являющаяся знаком эпохи модернизма, тесно переплетается с другими видами искусства и оказывает свое влияние на дальнейшее развитие проблематики европейской литературы. Идея жажды жизни, красной нитью пронизывающая всю эстетику модерна, а также урбанистические идеалы ранних экспрессионистов, их культ жизни в большом городе как воплощение вечного стремления вперед с большой скоростью, остается перспективным направлением в области лингвистического исследования художественной картины мира модерна как истоков литературы последующих десятилетий XX в.

В качестве перспектив данного исследования можно отметить возможность привлечения в исследуемый корпус текстов не только малой прозы, но и лирики и драматургических произведений, углубления в изучение обусловленности частеречной принадлежности репрезентантов художественного концепта & laquo-витализм»- особенностями художественной картины мира немецкого литературного экспрессионизма, а также обращение к эстетике витализма в текстах швейцарских и австрийских авторов (Г. Бар, С. Цвейг и ДР-)

Показать Свернуть

Содержание

1. Теория художественного концепта в когнитивной лингвистике.

1.1. Языковая и художественная картины мира.

1.2. Сущность и содержание художественного концепта.

1.3. Структура художественного концепта.

1.4. Способы вербализации художественного концепта.

Выводы по главе 1.

2. Вербализация художественного концепта & laquo-витализм»- в прозе немецкого экспрессионизма.

2.1. Эстетическая программа немецкого экспрессионизма.

2.2. & laquo-Витализм»- в философии и лингвокультуре начала XX в.

2.3. Активная жизненность как содержание ядра художественного концепта & laquo-витализм»-.

2.3.1. Вербализация единицы универсально-предметного кода «жизнь=динамика, продвижение вперед& raquo-.

2.3.2. Вербализация единицы универсально-предметного кода «жизнь=активная ментальная деятельность& raquo-.

2.4. Содержание и вербализация концептуальных признаков в составе понятийного слоя художественного концепта & laquo-витализм»-.

2.4.1. Концептуальный признак «движение=волнение».

2.4.1.1. Репрезентанты с семой 'высокая степень интенсивности1 совершения действия.

2.4.1.2. Репрезентанты с отсутствием семы 'движение'.

2.4.1.3. Репрезентанты с семой 'сниженная степень интенсивности' совершения действия.

2.4.2. Концептуальные признаки «болезнь=неподвижность и смерть& raquo- и «движение=борьба с болезнью& raquo-.

2.4.2.1. Репрезентанты с семой 'нулевая степень интенсивности' совершения действия.

2.4.2.2. Репрезентанты с семой 'замедленная степень интенсивности' совершения действия.

2.4.2.3. Репрезентанты с семой 'высокая степень интенсивности' совершения действия.

2.5. Содержание и вербализация концептуальных признаков в составе ассоциативного слоя художественного концепта & laquo-витализм»-.

2.5.1. Концептуальный признак & laquo-молодость и женственность& raquo-.

2.5.1.1. Репрезентанты с семой 'танцевальные движения'.

2.5.1.2. Репрезентанты с семой 'движение с высокой скоростью'.

2.5.1.3. Репрезентанты с семой 'движение с замедленной скоростью'.

2.5.1.4. Репрезентанты с семой 'отсутствие движения'.

2.5.2. Концептуальный признак «природа=жизненность».

Выводы по главе 2.

Список литературы

1. Понимание витализма как наличия в живых тканях особой нематериальной жизненной силы также выражается в рассмотренных ниже лексических единицах немецкого языка, отмеченных в узусе литературного стандарта рассматриваемой эпохи (см. таблицу 1):

2. Абрамов, В. П. Семантические поля русского языка / В. П. Абрамов -Краснодар: Акад. пед. и соц. наук РФ, Кубанского гос. ун-та, 2003. 338 с.

3. Адмони, В. Г. Основы теории грамматики / В. Г. Адмони М.: Высшая школа, 1964.- 105 с.

4. Адмони, В. Г. Грамматический строй как система построения и общая теория грамматики / В. Г. Адмони М.: Высшая школа, 1988. — 240 с.

5. Антология концептов / под ред. В. И. Карасика, И. А. Стернина. М.: Гнозис, 2007. — 512 с.

6. Алефиренко, Н. Ф. Смысловое обогащение художественного концепта в дискурсивном пространстве поэтического произведения / Н. Ф. Алефиренко, И.И. Чумак-Жунь // Вестник Тюменского университета. 2006. — С. 70−77.

7. Алефиренко, Н. Ф. Проблема вербализации концепта / Н. Ф. Алефиренко. -Волгоград: Перемена, 2003. 95 с.

8. Арутюнова, Н. Д. Введение / Н. Д. Арутюнова // Логический анализ языка: Ментальные действия. М.: Наука, 1993. — С. 3−7.

9. Арутюнова, Н. Д. Язык и мир человека / Н. Д. Арутюнова. М.: Языки русской культуры, 1998. — 896 с.

10. Апресян, Ю. Д. Дейксис в лексике и грамматике и наивная модель / Ю. Д. Апресян // Семиотика и информатика. 1986. — Вып. 28. — С. 5 — 33.

11. Апресян, Ю. Д. Лексическая семантика / Ю. Д. Апресян. М.: Высшая школа, 1974. -367 с.

12. Аскольдов, С. А. Концепт и слово / С. А Аскольдов // Русская словесность. От теории словесности к структуре текста. Антология. М.: Academia, 1997. — С. 34−45.

13. Ахманова, О. С. Очерки по общей и русской /О.С. Ахманова. Л.: Русскийязык, 1957. 295 с.

14. Бабарыкова, Э. В. Ключевые концепты поэзии И. Анненского: автореф. дис. канд. филол. наук: 10. 01. 01 / Бабарыкова Эльвира Валерьевна. Ярославль, 2007. 23 с.

15. Бабушкин, А. П. Типы концептов в лексико-фразеологической / А. П. Бабушкин. Воронеж: Изд-во ВГУ, 1996. — 104 с.

16. Бабушкин, А.П. & laquo-Возможные миры& raquo- в семантическом пространстве языка / А. П. Бабушкин. Воронеж: Воронежский государственный университет, 2001. — 86 с.

17. Баранов, А. Н. Постулаты когнитивной семантики / А. Н. Баранов, Д. О. Добровольский // Известия А Н. Серия литературы и языка. 1997. — Т. 56. № 1. — С. 11−21.

18. Барт, Р. Смерть автора / Р. Барт // Избранные работы Семиотика. Поэтика. М. 1994. -С. 384−391.

19. Бах, А. История немецкого языка / А. Бах. М.: Изд-во иностранной литературы, 1956. 343 с.

20. Бахтин, М. М. Эстетика словесного творчества / М. М. Бахтин. М.: Искусство, 1979. -424 с.

21. Беспалова, O.E. Концептосфера поэзии Н. С. Гумилева в ее лексическом представлении: автореф. дисс.. канд. филол. наук: 10. 01. 01 / Беспалова Ольга Евгеньевна СПб, 2002. — 23 с.

22. Богин, Г. И. Модель языковой личности в ее отношении к разновидностям текстов: автореф. дис. д-ра филол. наук: 10. 02. 19 / Богин Георгий Исаевич. Д., 1984. -31 с.

23. Богданов, К. А. Антропология контекста: к истории & laquo-общепонятных»- понятий в филологии Электронный ресурс. /К. А, Богин. Режим доступа: http: //magazines. russ. ru/nlo/2010/102/bo3. html.

24. Бодуэн де Куртенэ, И. А. Некоторые общие замечания о языковедении и языке / И. А. Бодуэн де Куртенэ // История языкознания XIX и XX вв. в очерках и извлечениях Ч. I — М.: Изд-во Академии наук СССР, i960 — С. 226−246.

25. Бодуэн де Куртенэ, И. А. Количественность в языковом мышлении / И.А.

26. Бодуэн де Куртенэ // Избранные труды по общему языкознанию. Т. II. — М.: Изд-во Академии наук СССР, 1963. -391 с.

27. Болотнова, Н. С. Ассоциативное поле художественного текста как отражение поэтической картины мира автора / Н. С. Болотнова // Вестник ТГПУ. Выпуск 1 (38). Гуманитарная серия: филология.- 2004. — С. 20−25.

28. Болотнова, Н. С. Коммуникативная стилистика текста. Словарь-тезаурус / Н. С. Болотнова. М.: Флинта, Наука, 2009. — 384 с.

29. Болотнова, Н. С. Лексическая структура художественного текста в ассоциативном аспекте /Н. С, Болотнова. Томск: Изд-во Томского педагогического института, 1994. — 212 с.

30. Болотнова, Н. С. Лексические средства репрезентации художественного концепта в поэтическом тексте / Н. С. Болотнова // Вестник ТГПУ. Выпуск 3 (47). Серия ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ (ФИЛОЛОГИЯ). — 2005. — С. 18−24.

31. Боярская, Е. Л. Когнитивный подход к исследованию концептуальной структуры многозначного слова / Е. Л. Боярская // Вестник РГТУ им. И. Канта. Вып. 2. Филологические науки. — 2007. — С. 54−61.

32. Васильев, Л. М. Современная лингвистическая семантика / Л. М. Васильев.- М.: Высшая школа, 1990. 256 с.

33. Вайсгербер, Л. Родной язык и формирование духа / Л. Вайсгербер.- М.: Едиториал УРСС, 2004. 232 с.

34. Валгина, Н. С. Теория текста / Н. С. Валгина. М.: Логос, 2003. — 280 с.

35. Верещагин, Е. М. Лингвострановедческая теория слова / Е. М. Верещагин, В. Г. Костомаров. М.: Русский язык, 1980. — 320 с.

36. Виноградов, В. В. Русский язык. Грамматическое учение о слове / В. В. Виноградов. М. — Л.: Высшая школа, 1947. — 93 с.

37. Виноградов, В.В. О языке художественной прозы / В. В. Виноградов. М.: Наука, 1980. — 358 с.

38. Виноградов, В.В. О языке художественной литературы / В. В. Виноградов. М.: Гослитиздат, 1959. — 654 с.

39. Виноградов, В. В. Основные типы лексических значений слова / В.В.

40. Виноградов // Вопросы языкознания. № 5. — 1953. — С. 3−30.

41. Винокур, Г. О. Об изучении языка литературных произведений / Г. О. Винокур // Русская словесность. Антология. М.: Academia, 1997. — С. 78−201.

42. Витгенштейн, JI. Логико-философский трактат / JI. Витгенштейн. М.: Высшая школа, 1958. — С. 344−365.

43. Воркачев, С. Г. Безразличие как этносемантическая характеристика личности: опыт сопоставительной паремиологии / С. Г. Воркачев // ВЯ. № 4. — 1997. — С. 115 124.

44. Воркачев, С. Г. Новое в когнитивной лингвистике / С. Г. Воркачев // Вестник Кемеровского государственного университета. Серия Концептуальные исследования. Вып. 8. — 2006. — С. 3−14.

45. Воркачев, С. Г. Счастье как лингвокультурный концепт / С. Г. Воркачев. М.: ИТДГК Гнозис, 2004. — 236 с.

46. Воркачев, С. Г. Концепт счастья в русском языковом сознании: опыт лингвокулыурологического анализа / С. Г. Воркачев. Краснодар: Дрофа, 2002. 158 с.

47. Воркачев, С. Г. Зависть и ревность: к семантическому представлению моральных чувств в естественном языке / С. Г. Воркачев // Известия А Н. Серия литературы и языка. Т. 57. — № 3. — 1998. — С. 39−45.

48. Воробьев, В. В. Лингвокультурология: теория и методы / В. В. Воробьев. М.: Высшая школа, 1997. — 124 с.

49. Гальперин, И. Р. Текст как объект лингвистического исследования / И. Р. Гальперин. М.: КомКнига, 2007. — 144 с.

50. Гаспаров, М. Б. Язык. Память. Образ. Лингвистика языкового существования / М. Б. Гаспаров. М.: Новое литературное обозрение, 1996. — 351 с.

51. Гачев, Г. Д. Национальные образы мира: Курс лекций / Г. Д. Гачев. М.: Издательский центр & laquo-Академия»-, 1998. — 432 с.

52. Горелов, И. Н. Вопросы теории речевой деятельности /И.Н. Горелов. Таллин: Валгус, 1987. — 196 с.

53. Григорьев, В. П. Из прошлого лингвистической поэтики и интерлингвистики / В. П. Горелов. М.: Наука, 1993. 175 с.

54. Григорьев, В. П. Грамматика идиостиля / В. П. Григорьев. М.: Наука, 1983. 225 с.

55. Гришаева, Л. И. Введение в теорию межкультурной коммуникации / Л. И. Гришаева, Л. В. Цурикова. М.: Академия, 2007. — 336 с.

56. Гухман, М.М. К вопросу о соотношении языка и мышления / М. М. Гухман // Известия Академии наук СССР. Серия литературы и языка. Т. XXXII.- М.: Изд-во АН СССР, 1973. — С. 356−361.

57. Донецких, И. И. Эстетическая функция слова / И. И. Донецких.- Кишинев: Штииница, 1982. 152 с.

58. Елисеева, В. В. Лексикология английского языка Электронный ресурс.: Режим доступа: www. classes. ru/grammar/24. leksikologiya anglivskogo vazvka/3.1.2.1. htm. Дата обращения 05. 06. 2011

59. Жинкин, Н. И. Речь как проводник информации / Н. И. Жинкин. М.: Современник, 1990. — 206 с.

60. Залевская, A.A. Психолингвистический подход к проблеме концепта / A.A. Залевская // Методологические проблемы когнитивной лингвистики. Воронеж: типография ВГУ, 2001.- 182 с.

61. Залевская, A.A. Слово в лексиконе человека /A.A. Залевская. Воронеж: Изд-во ВГУ, 1990. — 206 с.

62. Зусман, В. Г. Концепт в системе гуманитарного знания / В.Г. Зусман// Вопросы литературы. № 2. — 2003. — С. 3−29.

63. Исаева, Л. А. Несобственно лингвистические средства представления подтекста художественного произведения / Л. А. Исаева // Языковая личность: институциональный и персональный дискурс: Сб. науч. тр. Волгоград: Перемена, 2000. -С. 140−150.

64. Карасик, В. И. Введение в когнитивную лингвистику / В. И. Карасик. -Кемерово: Графика, 2004. 206 с.

65. Карасик, В. И. Культурные доминанты в языке / В. И. Карасик // Языковая личность: культурные концепты. Волгоград Архангельск: Перемена, 1996. — С. 3−16.

66. Карасик, В. И. Язык социального статуса / В. И. Карасик. М.: Ин-т языкознания РАН- Волгогр. гос. пед. Ин-т, 1992. — 330 с.

67. Караулов, Ю. Н. Русский язык и языковая личность / Ю. Н. Караулов. М.: ЛКИ, 2010. — 264 с.

68. Карелова, И. И. Национальная концептосфера и идиконцептосфера (на материале произведений JI.E. Улицкой): автореф. дисс. канд. филол. н.: 10. 02. 19 / Карелова Ирина Игоревна. Волгоград, 2009. — 20 с.

69. Кашкин, В. Б. Сопоставительные исследования дискурса / В. Б. Кашкин // Концептуальное пространство языка. Тамбов: ТГУ, 2005. С. 337−353

70. Кедров, Б.М. & laquo-Сверхзадача»- комплексного изучения творчества / Б. М. Кедров // Художественное творчество. Вопросы комплексного изучения. 1984. Л.: Наука, 1986. С. 16−47.

71. Кобозева, И. М. Лингвистическая семантика / И. М. Кобозева. М.: Эдиториал УРСС, 2000. — 352 с.

72. Когнитивные аспекты изучения языковых явлений в германских языках, сборник статей. Самара: Самарский государственный университет, 2000. — 133 с.

73. Коммуникативно-когнитивные аспекты лингвистических исследований в германских языках: сборник статей. Самара: Самарский государственный университет, 2008. — 250 с.

74. Колшанский, Г. В. Контекстная семантика /Г.В. Колшанский. М.: Наука, 1980. — 147 с.

75. Кравец, A.C. Структура смысла: от слова к предложению / A.C. Кравец // Вестник ВГУ. Серия 1. Гуманитарные науки .- № 1. 2001. — С. 68−75.

76. Кравченко, A.B. Когнитивные структуры пространства и времени в естественном языке / A.B. Кравченко // Известия А Н. Серия литературы и языка. -1996. -Т. 55. -№ 3. -С. 3−24.

77. Красовская, H.B. Художественный концепт: приемы и методы исследования / Н. В. Красовская // Известия Саратовского университета. Серия & laquo-Филология. Журналистика& raquo-. 2009. — Т. 9. — Вып. 4. — С. 21−25.

78. Корман, Б.О. О целостности литературного произведения / Б. О. Корман // Избранные труды по теории и истории литературы. Ижевск, 1992. С. 119−128.

79. Корнилов, O.A. Языковые картины мира как производные национальных менталитетов / O.A. Корнилов. М.: ЧеРО, 2003. — 349 с.

80. Кронгауз, М. А. Семантика / М. А. Кронгауз. М.: Издательский центр & laquo-Академия»-, 2005. — 352 с.

81. Кубрякова, Е. С. На пути получения знаний о языке: Части речи с когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира / Е. С. Кубрякова. М.: Языки славянской культуры, 2004. — 560 с.

82. Кубрякова, Е. С. Язык пространства и пространство языка (к постановке проблемы) // Е. С. Кубрякова / Известия А Н. Серия литературы и языка. 1997. — Т. 56. — № 2. — С. 22−31.

83. Кузнецова, Е. И. Экзистенциальная концептосфера в рассказах JI. Андреева 1900−1910 годов: автореф. дисс. канд. филол. н.: 10. 02. 19 / Кузнецова Екатерина Игоревна. Ростов-на-Дону, 2009. — 24 с.

84. Кузнецов, A.M. Проблемы компонентного анализа в лексике / A.M. Кузнецов. -М.: Наука, 1980. 160 с.

85. Кузнецова, А. И. Понятие семантической системы языка и методы её исследования / А. И. Кузнецова. М.: Высшая школа, 1963. — С. 7−10.

86. Кустова, Г. И. Когнитивные модели в речевой деривации и система производных значений / Г. И. Кустова // Вопросы языкознания. 2000. — № 4. — С. 85 109.

87. Кучумова, Г. В. Немецкоязычный роман 1980−2000 гг.: новые формулы ускорения / Г. В. Кучумова // Известия Самарского научного центра РАН& raquo-. 2010. — Т. 12. — № 3. Самара: Изд-во Самарского научного центра РАН. — С. 180−186.

88. Лайонз, Дж. Лингвистическая семантика. Введение / Жж. Лайонз. М.: Языки славянской культуры, 2003. 400 с.

89. Ларин, Б. А. Эстетика слова и язык писателя / Б. А. Ларин. Л.: Художественная литература, 1974. — 283 с.

90. Леденева, В. В. Идиостиль (к уточнению понятия) / В.В. Леденева// Филологические науки. 2001. — № 5. — С. 36−42.

91. Левина, В. Н. Художественный текст как авторское отражение картины мира / В. Н. Левина // Вестник ТГУ. 2005. — Выпуск 4 (40). Гуманитарные науки. III. Проблемы лингвистики и лингводидактики. — С. 124−132.

92. Литвинова В. В. Концепт & quot-смерть"- в романе & quot-Вино из одуванчиков& quot- Рэя Брэдбери / В. В. Литвинова // Изв. Рос. гос. пед. ун-та им. А. И. Герцена. Аспирант. Тетр. 2008. — СПб. — № 25(58). — С. 168−172.

93. Лихачев, Д. С. Внутренний мир художественного произведения / Д. С. Лихачев // Вопросы литературы. 1968. — № 8. — С. 74−87.

94. Лихачев, Д. С. Концептосфера русского языка / Д. С. Лихачев // Известия РАН. Серия: литература и язык. № 1. — С. 3−9.

95. Логический анализ языка. Культурные концепты. М.: Наука, 1991. — 204 с.

96. Лотман, Ю. М. Устная речь в историко-культурной перспективе / Ю. М. Лотман // Избранные статьи. Т. 1. Таллинн, 1992. С. 184−190.

97. Лотман, Ю. М. Структура художественного текста / Ю. М. Лотман // Об искусстве. СПб.: Искусство СПБ, 1998. — С. 14 — 285.

98. Ляпин, С. Х. Концептология: к становлению подхода / С. Х. Ляпин. -Архангельск: ПГУ им. М. В. Ломоносова, 1997. Вып. 1. — С. 11−35.

99. Методологические проблемы когнитивной лингвистики. Воронеж: Воронежский государственный университет, 2001. — 182 с.

100. Мещанинов, И. И. Общее языкознание / И. И. Мещанинов. Л.: Учпедгиз, 1940. -260 с.

101. Миллер, Л. В. Художественный концепт как эстетическая и смысловая категория / Л. В. Миллер // Мир русского слова. 2000. — № 1. — С. 39−45.

102. Миллер, Л. В. Лингвокогнитивные механизмы формирования художественной картины мира: дис. д-ра филол. н.: 10. 02. 01 / Миллер Людмила Владимировна. -СПб, 2003. 303 с.

103. Минский, М. Фреймы для представления знаний / М. Минский. М.: Мир, 1979.- 152 с.

104. Никитин, М. В. Основания когнитивной семантики / М. В. Никит. СПб.: Изд-во РГПУ, 2003. — 277 с.

105. Новиков, JI.A. Художественный текст и его анализ / JI.A. Новиков. М.: Русский язык, 1988. — 304 с.

106. Новиков JI.A. Семантическое поле как лексическая категория / JI. А. Новиков //Теория поля в современном языкознании. Тез. докл. 4.1. -1991. Уфа. — С. 3 — 7.

107. Павилёнис, Р. И. Проблема смысла: современный логико-философский анализ языка / Р. И. Павилёнис. М.: Мысль, 1983. — 286 с.

108. Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XXII. Когнитивные аспекты языка. -М.: Прогресс, 1988. 320 с.

109. Орлова, Е. И. Образ автора в литературном произведении / Е. И. Орлова. М.: Дрофа, 2008. — 44 с.

110. Падучева, Е. В. Анафорические связи и глубинная структура текста / Е. В. Падучева // Проблемы грамматического моделирования. М.: Наука, 1973. — С. 96 107.

111. Пестова, Н.В. & laquo-Случайный гость из готики& raquo-: русский, австрийский и немецкий экспрессионизм / Н. В. Пестова. Екатеринбург: ООО & laquo-ИРА УТК& raquo-, 2009. — 297 с.

112. Пестова, Н. В. Лирика немецкого экспрессионизма: профили чужести: дис. д-ра филол. н.: 10. 01. 05 / Пестова Наталья Васильевна. Екатеринбург, 1999. — 463 с.

113. Попова, З. Д. Очерки по когнитивной лингвистике / З. Д. Попова, И. А. Стернин. Воронеж: Истоки, 2003. — 192 с.

114. Попова, З. Д. Жизнь языка / З. Д. Попова, И. А. Стернин. Тула: Изд-во ТГПУ, 2000. — 92 с.

115. Попова, З. Д. Семантическое пространство языка как категория когнитивной лингвистики /З.Д. Попова // Вестник ВГУ. Серия 1. Гуманитарные науки. 1996. Воронеж: ВГУ. — № 2. — С. 64−68.

116. Поцепня, Д. М. Образ мира в слове писателя / Д. М. Поцепня. СПб: Изд-во С. -Петербургского ун-та, 1997. — 264 с.

117. Проблемы структурной лингвистики. 1984. М.: Наука, 1988. — 254 с.

118. Родина, Т. М. Художественная картина мира как синтетическая многомерная структура / Т.М. Родина// Художественное творчество. Вопросы комплексного изучения 1984. Д.: Наука, 1986. С. 57−68.

119. Роль человеческого фактора в языке: язык и картина мира. / Под ред. Б. А. Серебрянникова, Е. С. Кубряковой, В. И. Постовалова и др. М.: Наука, 1998. — 216 с.

120. Русская германистика. Ежегодник Российского союза германистов / Отв. ред. Н. С. Павлова. М.: Языки славянской культуры. — 2004. — 2 т.

121. Семиотика / Под ред. Ю. С. Степанова. М.: Радуга, 1983. — 635 с.

122. Сергеева, Е.В. К вопросу о классификации концептов в художественном тексте Е. В. Сергеева // Вестник ТГПУ. 2006. — Выпуск 5 (56). Серия: ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ (ФИЛОЛОГИЯ). — С. 98−102.

123. Слышкин, Г. Г. Лингвокультурные концепты прецедентных текстов в сознании и дискурсе / Г. Г. Слышкин. М.: Academia, 2000. — 140 с.

124. Слышкин, Г. Г. От текста к символу: лингвокультурные концепты прецедентных текстов в сознании и дискурсе / Г. Г. Слышкин. М.: Academia, 2000. — 128 с.

125. Соболев, П. В. Художественная картина мира: ценностная значимость / В. П. Соболев // Художественное творчество. Вопросы комплексного изучения 1984. Д.: Наука, 1986. С. 32−36.

126. Современные методы и технологии исследования германских языков: сборник статей / Под ред. С. И. Дубинина. Самара: Самарский государственный университет, 2005. — 284 с.

127. Степанов, Ю. С. Концепт Электронный ресурс. / Ю. С. Степанов Режимдоступа: http: //philologos. narod. ru/concept/stepanov-concept. htm. Дата обращения 24. 07. 2010.

128. Степанов, Ю. С. Семиотика / Ю. С. Степанов М.: Наука, 1971. 165 с.

129. Степанов, Ю. С. Константы: словарь русской культуры / Ю. С. Степанов. М.: Просвещение, 1997. С. 40−41.

130. Попова, З. Д. Понятие & laquo-концепт»- в лингвистических исследованиях / З. Д. Попова, И. А. Стернин. Воронеж: Изд. Воронежского Г У, 1999. — 30 с.

131. Стернин, И. А. Концепт и значение Электронный ресурс.: http: //sternin. adeptis. ru/articles2rus. html / И. А. Стернин. Дата обращения 06. 09. 2010

132. Стернин, И.А. Семанико-когнитивное направление в российской лингвистике / З. Д. Попова, И. А. Стернин // I. Problemos і sprendimai/Problemi і ich rozwiazania, Gauta. 2006. — c. 43−51.

133. Стернин, И. А. Контрастивная лингвистика / И. А. Стернин. Воронеж: Истоки, 2004. — 188 с.

134. Стернин, И. А. Концепт и языковая семантика /И.А. Стернин // Связи языковых единиц в системе и реализации. Когнитивный аспект. Тамбов: Дрофа, 1999. — Вып. 2, — С. 69−75.

135. Сухих, С. А. Репрезентативная сущность личности в коммуникативном аспекте реализаций / В. В. Зеленская, Сухих С. А. Краснодар: Изд-во Кубанского государственно ун-та, 1997. — 71 с.

136. Тарасова, И. А. Категории когнитивной лингвистики в исследовании идиостиля / И. А. Тарасова // Вестн. Самар. гос. ун-та. Гуманитар. Серия. 2004. — № 1 (31). -С. 163−169.

137. Тарасова, И. А. Художественный концепт: диалог лингвистики и литературоведения / И. А. Тарасова // Вестник Нижегородского университета им. Н.И.

138. Лобачевского. 2010. — 3 4 (2). Лингвистика. — С. 742−745.

139. Уфимцева, A.A. Лексическое значение: Принципы семиотического описания / A.A. Уфимцева. М.: Едиториал УРСС, 2002. — 240 с.

140. Филимонова, O.E. Эмоциология текста. Анализ репрезентации эмоций в английском тексте / O.E. Филимонова. Спб.: ООО & laquo-Книжный дом& raquo-, 2007. — 448 с.

141. Филиппова, С. Г. Послойный анализ концептов прецедентных текстов в художественном тексте // Изв. Рос. гос. пед. ун-та им. А. И. Герцена. 2007. — № 7(25): Асп. тетр. — Спб. -С. 45 — 49.

142. Филлмор, Ч. Об организации семантической информации в словаре / Ч. Филлмор // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 14. — М.: Прогресс, 1983. — С. 4551.

143. Хайдеггер, М. Время картины мира Электронный ресурс.: http: //vAvw. philosophy. ru/library/heideg/time-pict-world. html / М. Хайдеггер. Дата обращения 10. 09. 2011

144. Ченки, А. Современные когнитивные подходы к семантике: сходства и различия в теориях и целях / А. Ченки // Вопросы языкознания. 1996. — № 2. — С. 6878.

145. Чернейко, Л.О. Лингво-философский анализ абстрактного имени / Л. О. Чернейко. М.: Просвещение, 1997. — 75 с.

146. Чернявская, H.A. Концептосфера художественного текста как отражение авторской модели мира (на материале лирики В. В, Набокова) /H.A. Чернявская // Вестник Самарского государственного университета. Гуманитарная серия. 2009. — № 5 (71). — С. 87−92.

147. Шамне, Н. Л. Сопоставительное освещение семантики немецких и русских глаголов движения в аспекте интерпретации категории пространства: автореф. дис. д-ра филол. н.: 10. 02. 20 /Шамне Николай Леонидович. Казань, 2000. — 45 с.

148. Шарыпина, Т. А. Античность в литературной и философской мысли Германии первой половины XX века / Т. А. Шарыпина. Нижний Новгород: Изд-во Нижегородского университета, 1998. — 134 с.

149. Шаюк, А. Ю. Эмоциональный лингвокультурный концепт Angst & laquo-страх»- испособы его репрезентации в авторском идиостиле Ф. Кафки: автореф. дисс. канд. филол.н.: 10. 02. 04 / Шаюк Антонина Юрьевна. Воронеж, 2009. — 23 с.

150. Шишкина, О. Ю. Художественный концепт & laquo-Поэт»- в идиостиле М. И. Цветаевой и его лингвистическая репрезентация (на материале поэзии): автореф. дис. канд. филол. н.: 10. 02. 01 / Шишкина Ольга Юрьевна. Череповец, 2003. — 24 с.

151. Щур, Г. С. Теории поля в лингвистике / Г. С. Щур. М.: Наука, 1974. — 253 с.

152. Юшкова H.A. Концепт ревность в прозе Ф. М. Достоевского: лингвокультурологический анализ: автореф. дис. канд. филол. н.: 10. 02. 01 / Юшкова Наталия Анатольевна. Екатеринбург, 2003. — 20 с.

153. Языковая личность текст — дискурс: теоретические и прикладные исследования. Материалы международной научной конференции 3−5 октября 2006 г. -Самара: Самарский государственный университет, 2006. — 501 с.

154. Verbum: язык, текст, словарь. Сб. научн. тр.: Посвящается юбилею Л. Г. Бабенко. Екатеринбург: Изд-во Урал. Ун-та, 2006. — 446 с.

155. Anz, Т. Literatur des Expressionismus / Т. Anz. Stuttgart: Verlag J.B. Metzler. Stuttgart-Weimar, 2002. — 151 S.

156. Anz, T. Literatur der Existenz: Literarische Psychopathographie und ihre soziale Bedeutung im Fruhexpressionismus / T. Anz. Stuttgart: Metzler, 1977. — 224 S.

157. Anz, T. Thesen zur expressionistischen Moderne / T. Anz // In: Literarische Moderne. Begriff und Phanomen. Hrsg. v. Sabina Becker und Helmuth Kiesel unter Mitarbeit v. Robert Krause. Berlin/New York: de Gruyter, 2007. S. 329−346.

158. Becker, S. Urbanitat und Moderne. Zur Gro? stadtwahrnehmung in der deutschen Literatur 1900R1930 / S. Becker // St. Ingbert: Rohrig 1993 (Saarbrucker Beitrage zur Literaturwissenschaft, Bd. 39. S. 288−354- S. — 427−440.

159. Beitrage zur Literatur und Literaturwissenschaft des 20. Jahrhunderts / Herausgeg. von E. Mannack. Frankfurt-am-Main: Verlag Peter Lang, 1982. 172. S.

160. Baumann, B. Deutsche Literatur in Epochen /B. Baumann, B. Oberle. Leipzig: Max Hueber Verlag, 1985. — 336 S.

161. Bogner, R.G. Einfuhrung in die Literatur des Expressionismus / R.G. Bogner Darmstadt: Wissenschaftliche Buchgesellschaft, 2005. 154 S.

162. Die deutsche Literatur in Text und Darstellung. Expressionismus und Dadaismus / Herausg. von Otto F. Best und Hans-Jurgen Schmidt. Stuttgart: Phillipp Reclam jun. Stuttgart., 1992. In 16 Banden. 312 S.

163. Frisby, D. Georg Simmel in Wien: Texte und Kontexte aus dem Wien der Jahrhundertwende / D. Frisby. Wien: WUV-Universitat-Verlag, 2000. — 381 S.

164. Edschmid, K. Stand des Expresionismus / K. Edschmid // Fruhe Schriften. Neuwien und Berlin: Hermann Luchterhand Verlag, 1970. 326 S.

165. Georg Simmel und die Moderne: neue Interpretationen und Materialien / Hrsg. von H. -J. Dahme und O. Rammstedt. Frankfurt-am-Main: Suhrkamp, 1995. 71 S.

166. Heym G. Tagebucher. URL: http: //www. hausarbeiten. de/suchmaschine?searchstring=expressionismus+in+der+Literatur&field=da^ а (дата обращения 18. 12. 2009).

167. Jung, W. Poetik. Stuttgart: Wilhelm Fink Verlag, 2007. 296 S.

168. Kahler, E. von. Die Prosa des Expressionismus // Der deutsche Expressionismus. Formen und Gestalten.- Gottingen: Vandenhoeck, Ruprecht, 1970. -S. 157−172.

169. Krull, W. Prosa des Expressionismus. MCMLXXXIV. Stuttgart: J.B. Metzlersche Verlagsbuchhandlung. 135 S.

170. Kurze Geschichte der deutschen Literatur. Von einem Autorenkollektiv. Berlin: Volkseigener Verlag Berlin, 1990. 831 S.

171. Lekture zum Expressionismus Электронный ресурс. Режим доступа: http: //www. hausarbeiten. de/suchmaschinesearchstring=expressionismus+in+der+Literatur&field=data. Дата обращения 18. 12. 2009.

172. Literatur im deutschen Sudwesten / Herausgeg. von Bernhard Zeller und Walter Scheffler. Stuttgart: Konrad Theiss Verlag, 1987. 175 S.

173. Literatur im Industriezeitalter. Eine Ausstellung des Deutschen Literaturarchivs im Schiller Nationalmuseum. Marbach am Neckar // Marbacher Kataloge 42Л. Herausgeg. VonU. Ott. Marbach am Neckar: Deutsche Schillergesellschaft, 1987. 544 S.

174. Loquai, F. Geschwindigkeitsphantasien im Futurismus und im Expresssionismus / F. Loquai // T. Anz, M. Stark. Die Modernitat des Expresionismus. Stuttgart-Weimar: Verlag J. B. Metzler, 1994. 170 S.

175. Martens, G. Vitalismus und Expressionismus. Ein Beitrag zur Genese und Deutung expressionistischer Stilstrukturen und Motive / G. Martens. Stuttgart: Verlag J.B. Metzler Stuttgart-Weimar, 1971. — 308 S.

176. Meyer-Blanck, M. Vom Symbol zum Zeichen. Symboldidaktik und Semiotik / M.

177. Meyer-Blanck. Rheinbach: CMC-Verlag, 2002. — 191 S.

178. Michelsen, P. Wort-Kunst. Zur Sprachform des Fruhexpressionismus bei August Stramm / P. Michelsen // Zeit und Bindung. Studien zur deutschen Literatur der Moderne. Vandenhoeck&Ruprecht in Gottingen, 1976. 67 Seiten.

179. Moderne Literatur in Grundbegriffen / Herausgeg. Von D. Borchmeyer und V. Zmegac. Tubingen: Niemeyer, 1994. 471 S.

180. Naturalismus. Fin de siecle. Expressionismus. 1890−1918 / Herausgeg. von Y. -G. Mix. Stuttgart: Deutscher Taschenbuchverlag. 760 S.

181. Paulsen, W. Deutsche Literatur des Expressionismus / W. Paulsen. Bern- Fr. /M.- New York: Peter Lang, 1983. — 234 S.

182. Philosophie von Piaton bis Nietzsche Электронный ресурс. Publishing Media, 2007. — 1 электрон, оптич. диск (CD-ROM).

183. Rothe, W. Tanzer und Tater. Gestalten des Expressionismus / W. Rothe. Frankfurt-am-Main: Klostermann, 1979. — 285 S.

184. Rothe, W. Der Geisteskranke im Expressionismus / W. Rothe // Confmia Psychiatrica 15. Editores: H. Heimann Lausanne, Т.Н. Spoerni — Bern- S. Karger — Basel, New-York, 1972. — S. 195−211.

185. Rothe, W. Krankheit und kranker Mensch Phanomene des Expressionismus. Feuilleton / W. Rothe // Deutsches Arzteblatt. — Heft 28. -13. Juli 1972. — 2087 S.

186. Scheffer, В. Expressionistische Prosa. Deutsche Literatur. Eine Sozialgeschichte / B. Scheffer // Bd. 8: Jahrhundertwende: Vom Naturalismus zum Expressionismus 1880−1918. Reinbek: Rowohlt, 1982. 132 S.

187. Soergel, A. Dichtung und Dichter der Zeit. Neue Folge. Im Banne des Expressionismus (1925) / A. Soergel. Leipzig: Voigtlaender, 1927. — 900 S.

188. Soergel, A. Die deutsche Dichtung der letzten 30 Jahre / A. Soergel. Langensalze: Verlag Hermann Beyer und Sohne, 1920. — 82 S.

189. Theorie des Expressionismus / Hrsg. von O. F. Best. Stuttgart: Reclam, 1982. -296 S.

190. Wallas, A.A. Zeitschriften und Anthologien des Expressionismus in Osterreich: Analytische Bibliographie und Register 2 Bd. / A.A. Wallas // Munchen- New Providence- London- Paris: Saur, 1995. Bd. 1 — 474 S., Bd. 2 — S. 475−1200.1. Источники1. Манифесты

191. Bahr, H. Die Uberwindung des Naturalismus / H. Bahr // Die Wiener Moderne. Literatur, Kunst und Musik zwischen 1890 und 1910. Hg. von G. Wunberg unter Mitarbeit von J. Braakenburg Stuttgart: Stuttgart Phillip Reclam jun., 1998. 279 S.

192. Blass, E. Das Wesen der neuen Tanzkunst / E. Blass // Die neue Schaubuhne. Monatshefte fur Buhne, Drama und Film. Dresden: Rudolf Kaemmerer Verlag. Jg. 3. -H. 5/6. — September 1921. — S. 109−112.

193. Blass, E. Georg Heyms Novellen / E. Blass // Die Argonauten. Folge 1. — H. 4.1. Uo^JUor". 1Q14 1 Я? 1 gcx iviutiuvig. mwiaiu «Ytiasuavu vwiag. -npu l7itr O. iOi-iOJ,

194. Blass, E. Alired Doblin / E. Blass // Juden in der deutschen Literatur. Essays uber zeitgenossische Schrifsteller. Heraugeber G Krojanker. Berlin: Welt-Verlag. -1922. S. 71−75.

195. Doblin, A. Ehrenstein / A. Doblin // Zeit-Echo. Herausgeber O. Haas-Heye.

196. Munchen: Graphik-Verlag. Jg. 3. H. (2): 1. u. 2. Juniheft. — Juni 1917. — S. 25−26.

197. Doblin, A. Futuristische Worttechnik. Offener Brief an F.T. Marinetti / A. Doblin // Manifeste und Proklamationen der europaischen Avantgarde (1909−1938). Hrsg. Von W. Asholt ud W. Fahnders. Stuttgart, Weimar: Metzler, 1995. 481 S.

198. Doblin, A. Die Bilder der Futuristen / A. Doblin // Der Sturm. Wochenschrift fur Kultur und die Kunste. Herausgeber Waiden H. Berlin. Jg. 3. — № 129. — Oktober 1912. -S. 41−42.

199. Doblin, A. Die Tanzerinnen / A. Doblin // Der Sturm. Wochenschrift fur Kultur und die Kunste. Herausgeber Waiden H. Berlin. Jg. 3. — № 110. — Mai 1912. — S. 162.

200. Doblin, A. Ehrenstein / A. Doblin // Zeit-Echo. Herausgeber L. Rubiner. Munchen: Graphik-Verlag. Jg. 3. H. (2): 1. u. 2. Juniheft. — Juni 1917. — S. 25−26.

201. Edschmid, K. Sternheim / K. Edschmid // Die doppelkopfige Nymphe. Aufsatze uber die Literatur und die Gegenwart. Verlegt bei Paul Cassierer in Berlin, 1920. 238 S.

202. Edschmid, K. Uber den dichterischen Expressionismus Электронный ресурс. / К. Edschmid // www. gutenberg. spiegel. de. Дата обращения 21. 10. 2010.

203. Edschmid, К. Uber die dichterische deutsche Jugend Электронный ресурс. / К. Edschmid // www. gutenberg. spiegel. de. Дата обращения 21. 10. 2010.

204. Edschmid, К. Bemerkungen zur Prosa / К. Edschmid // Heft VI. Jahrgang 1919 // Die neue Bucherschau. Bucherkritische Zeitschrift fur Literatur/Kunst/Politik. Erster Jahrgang/Heft I bis VI. Munchen-Pasing: Die neue Bucherschau. A.K. Lang Verlag, 1921.

205. Einstein, C. Brief an Ludwig Rubiner. / C. Einstein // Die Aktion. Wochenschrift fur Politik, Literatur. Herausgeber. F. Pfemmert. Jg. 4. — № 18. 2. — Mai 1914. — S. 381−383.

206. Goll I. Manifest «Vom Geistigen» /1. Goll // Die Aktion. Wochenschrift fur Politik, Literatur. Herausgeber F. Pfemmert. Berlin-Wilmersdorf. Jg. 2. — № 47. — 20.

207. November 1917. S. 1488−1489.

208. Hiller, К. Die Ausstellung der Pathetiker / K. Hiller // Die Aktion. Wochenschrift fur Politik, Literatur. Herausgeber. F. Pfemmert. Jg. 2. — № 48. — 27. November 1912. — S. 1514−1516.

209. Hiller, K. Vom Aktivismus / K. Hiller // Expressionismus. Manifeste und Domente zur deutschen Literatur 1910−1920. Herausgeg. Von T. Anz und M. Stark. Stuttgart: J.B. Metzlersche Verlagsbuchhandlung und Carl Ernst Poeschel Verlag, 1982. S. 284−288.

210. Lersch, H. Im Pulsschlag der Maschinen Электронный ресурс. / R. Hulsenbeck // Режим доступа www. gutenberg. spiegel. de. Дата обращения 03. 12. 2011.

211. Li? ie, В. Die Befreiung des Wortes / В. Li? ie // Manifeste und Proklamationen der europaischen Avantgarde (1909−1938). Hrsg. Von W. Asholt ud W. Fahnders. Stuttgart, Weimar: Metzler, 1995. -481 S.

212. Mahlzahn, J. Das Manifest des absoluten Expressionismus / J. Malzahn // Manifeste und Proklamationen der europaischen Avantgarde (1909−1938). Hrsg. von W. Asholt ud W. Fahnders. Stuttgart, Weimar: Metzler, 1995. 481 S.

213. Muhsam, E. Kain / E. Muhsam // Zeitschrift fur Menschlichkeit. Herausgeber E. Muhsam. Munchen: Kain-Verlag. Jg. 1. — № 11. — Februar 1912. — S. 172−174.

214. Otten, K. Die expresionistische Generation / K. Otten // Ahnung und Aufbruch. Expressionistische Prosa. Herausgegeben von Karl Otten. Hermann Luchterhand Verlag, Darmstadt Berlin-Fronau Neuwied am Rhein, 1957. 567 S.

215. Otten, K. Die Ausstellung rheinischer Expressionisten zu Bonn / K. Otten // Die neue Kunst. Herausgeber H.F.A. Bachmair, J. Amberger, J.R. Becher, K. Otten. Munchen: H.F.A. Bachmair-Verlag. J. 1. — H. 2. — Dezember 1913. — S. 219−220.

216. Pinthus, K. Menschheitsdammerung. Symphonie jungster Dichtung / K. Pinthus Berlin: Rowohlt, 1920. 336 S.

217. Pinthus, K. Glosse, Aphorismus, Anekdote / K. Pinthus // Expressionismus.

218. Manifeste und Dokumente zur deutschen Literatur 1910−1920. Herausgeg. von T. Anz und M. Stark. Stuttgart: J.B. Metzlersche Verlagsbuchhandlung und Carl Ernst Poeschel Verlag, 1982. S. 654−655.

219. Pinthus, K. Rede an junge Dichter / K. Pinthus // Ahnung und Aufbruch. Expressionistische Prosa. Herausgeg. von K. Otten. Darmstadt Berlin-Fronau Neuwied am Rhein: Hermann Luchterhand Verlag, 1957. 567 S.

220. Pinthus, K. Zur jungsten Dichtung / K. Pinthus // Die weissen Blatter. B. 2#II. -Zweiter Jahrgang 1915. — Drittes Quartal. — JuliSeptember. Verlag der Weissen Bucher. Leipzig, 1915. — 1510 S.

221. Rein, L. Uber Georg Kaiser / L. Rein // Das junge Deutschland. Monatsschrift fur Theater und Literatur. Jg. 3. — № 4. — April 1920. — S. 118−119.

222. Rubiner, L. Intensitat / L. Rubiner // Expressionismus. Manifeste und Dokumente zur deutschen Literatur 1910−1920. Herausgeg. von T. Anz und M. Stark. Stuttgart: J.B. Metzlersche Verlagsbuchhandlung und Carl Ernst Poeschel Verlag, 1982. S. 127.

223. Siemsen, H. Rezension auf Kasimir Edschmids «Sechs Mundungen» / H. Siemsen // Zeit-Echo. Herausgeber O. Haas-Heye. Munchen: Graphik-Verlag. Jg. 2. — H. 2. November 1915. — S. 30−31.

224. Becher, J. R Der Idiot / J. R Becher // Die Aktion. Wochenschrift fur Politik, Literatur- Herausgeber. F. Pfemmert. Jg. 4. — № 34/35. — 29. August 1914. — S. 733−740.

225. Becher, J.R. Kindheit /J. R. Becher // Die Aktion. Wochenschrift fur Politik, Literatur-

226. Herausgeber. F. Pfemmert. Jg. 4. — № 7. — 14. Februar 1914. — S. 147−152.

227. Becher, J.R. Die Schlacht, die Schlacht / J.R. Becher // Menschliche Gedichte im Krieg.

228. Antologie- Herausgeber R. Schickele. Zurich: Max Rascher-Verlag, 1918. S. 47−49.

229. Becher, J.R. Der Gelbe Dragoner / J. R Becher // Die neue Kunst. Zweimonatsschrift-

230. Herausgeber Bachmair H.F., Amberger J., Becher J.R., Otten K. Jg. 1. — H. 1. — 25. Juli 1913. — S. 68−79.

231. Becher, J.R. Die Verhaltnisse / J. R Becher // Die neue Kunst. Zweimonatsschrift-

232. Herausgeber Bachmair H.F., Amberger J., Becher J.R., Otten K. Jg. 1. — H. 1. 25. Juli 1913. -S. 31−56.

233. Benn, G. Die Eroberung / G. Benn // Ahnung und Aufbruch. Expressionistische Prosa.

234. Stutgart: Verlag Hermann Luchterhand, 1957. S. 404−409.

235. Beradt, M. Der Neurastheniker / M. Beradt // Ahnung und Aufbruch. Expressionistische

236. Prosa. Stutgart: Verlag Hermann Luchterhand, 1957. S. 424−436.

237. Blass, E. Der Schuss / E. Blass // Die Aktion. Wochenschrift fur Politik, Literatur.

238. Herausgeber. F. Pfemmert. Jg. 3. — № 32. — 9. August 1913. — S. 769−774.

239. Blass, E. Mecklenburgisches Umwogtsein / J. R Becher // Ahnung und Aufbruch. Expressionistische Prosa. Stutgart: Verlag Hermann Luchterhand, 1957. S. 350−354.

240. Bischoff, F. Die Hinrichtung nach dem Tode / F. Bischoff // Ahnung und Aufbruch. Expressionistische Prosa. Stutgart: Verlag Hermann Luchterhand, 1957. S. 278−284.

241. Doblin, A. Der dritte / A. Doblin // Der Sturm. Wochenschrift fur Kultur und die Kunste- Herausgeber Waiden H. Berlin. — Jg. 2. — № 77. — September 1911. — S. 613−618.

242. Doblin, A. Die falsche Tur / A. Doblin // Der Sturm. Wochenschrift fur Kultur und die Kunste. Herausgeber Waiden H. Berlin. — Jg. 1. — № 54. 11. — Marz 1911. — S. 429−430.

243. Doblin, A. Die Tanzerin und der Leib / A. Doblin // Der Sturm. Wochenschrift fur Kultur und die Kunste. Herausgeber Waiden H. Berlin. — Jg. 1. — № 2. -10. Marz 1910. — S. 10.

244. Doblin, A. Die Segelfahrt / A. Doblin // Die deutsche Literatur in Text und Darstellung. Expresionismus und Dadaismus- Herausgeg. von Otto F. Best und Hans-Jurgen Schmidt. -Band 14. Stuttgart, Phillipp Reclam jun. Stuttgart, 1992. 312 S.

245. Doblin, A. Das Gespenst vom Ritthof / A. Doblin // Der Sturm. Wochenschrift fur Kultur und die Kunste- Herausgeber Waiden H. Berlin. — Jg. 6. — № 13/14. — 1. und 2. Oktoberhalfte 1915. — S. 80−81.

246. Doblin, A. Das verwerfliche Schwein / A. Doblin // Die Gefahrten- Herausgeber Ehrenstein A. Wien, Prag, Leipzig. — Jg. 3. — H. 4. — 1920. — S. 2−11.

247. Doblin, A. Die Flucht aus dem Himmel / A. Doblin // Die Erhebung. Jahrbuch fur neue Dichtung und Wertung- Herausgeber A. Wolfenstein. Berlin: S. Fischer Verlag, 1920. -S. 11−16.

248. Doblin, A. Die Helferin / A. Doblin // Der Sturm. Wochenschrift fur Kultur und die Kunste- Herausgeber Waiden H. Berlin. — Jg. 2. — № 62. -13. Mai 1911. — S. 493−495.

249. Doblin, A. Die Verwandlung / A. Doblin // Die Aktion. Wochenschrift fur Politik, Literatur- Herausgeber F. Pfemmert. Berlin-Wilmersdorf. — Jg. 3. — № 32. — 9. August 1913. — S. 769−774.

250. Doblin, A. Die Schlacht, die Schlacht! /A. Doblin// Der neue Merkur. Monatsschrift fur geistiges Leben- Herausgeber E. Frisch. Munchen-Berlin. — Jg. 2. — B. — 1. April-September 1915. — S. 22−35.

251. Doblin, A. Die Nachtwandlerin. / A. Doblin // Der neue Merkur. Monatsschrift fur geistiges Leben- Herausgeber E. Frisch. Munchen-Berlin. — Jg. 1. — G. 1. — AprilSeptember 1914. — S. 63−75.

252. Doblin, A. Der Kaplan / A. Doblin // Der Sturm. Halbmonatsschrift fur Kultur und die Kunste- Herausgeber Waiden H. Berlin-Paris. — Jg. 5. — H. 1 — № 5. — Juni 1914. — S. 82−84.

253. Doblin, A. Von der himmlischen Gnade / A. Doblin // Der Sturm. Halbmonatsschrift fur Kultur und die Kunste. Herausgeber Waiden H. Berlin-Paris. Jg. 5. H. 1 № 5. Juni 1914. S. 35−39.

254. Doblin, A. Das Ferngericht /A. Doblin// Neue deutsche Erzahler- Heraugeg. von J. Sandmeier. B.l. — Berlin: Furch-Verlag, 1918. — S. 49−59.

255. Doblin, A. Die Ermordung einer Butterblume / A. Doblin // Ahnung und Aufbruch. Expressionistische Prosa. Stuttgart: Verlag Hermann Luchterhand, 1957. S. 338−349.

256. Doblin, A. Linie Dresden-Bukarest / A. Doblin // Ahnung und Aufbruch. Expressionistische

257. Prosa. Stutgart: Verlag Hermann Luchterhand, 1957. S. 445−455.

258. Edschmid, K. Der todliche Mai / K. Edschmid // Die deutsche Literatur in Text und Darstellung. Expresionismus und Dadaismus. Herausgeg. von Otto F. Best und Hans-Jurgen Schmidt. Band 14. Stuttgart, Phillipp Reclam jun. Stuttgart, 1992. -122 S.

259. Edschmid, K. Die abenteuerliche Nacht / K. Edschmid // Das rasende Leben. Zwei Novellen. Leipzig: Kurt Wolff Verlag, 1915. — 56 S.

260. Edschmid, K. Das beschamende Zimmer / K. Edschmid // Das rasende Leben. Zwei Novellen. Leipzig: Kurt Wolff Verlag, 1915. — 56 S.

261. Edschmid, K. Fifis herbstliche Passion / K. Edschmid // Die weissen Blatter. Eine Monatsschrift. Herausgeber E. -E. Schwabach. Leipzig. Jg. 1. — № 11/12. -Juli/August 1914. — S. 1192−1204.

262. Edschmid, K. Der Einsame. Ein Fragment / K. Edschmid // Die Aktion. Wochenschrift fur Politik, Literatur. Herausgeber F. Pfemmert. Berlin-Wilmersdorf. Jg. 3. — № 33. — 16. August 1913. — S. 793−798.

263. Edschmid K., Die Fliehende / K. Edschmid // Der Friede. Herausgeber B. Karpeles. Wien. Wochenschrift fur Politik, Volkswirtschaft und Literatur. Bd. 1. — № 11. 5. -April 1918. -S. 264−266.

264. Edschmid, K. Lolo / K. Edschmid // Die weissen Blatter. Eine Monatsschrift. Herausgeber E. -E. Schwabach. Leipzig. — Jg. 2. — H. -10. 10. Oktober 1915. — S. 1259−1262.

265. Edschmid, K. Traum / K. Edschmid // Die weissen Blatter. Eine Monatsschrift. Herausgeber E. -E. Schwabach. Leipzig. — Jg. 6. — № 1. — Januar 1919. — S. 33−37.

266. Edschmid, K. Winter. Tage / K. Edschmid // Die weissen Blatter. Eine Monatsschrift. Herausgeber E. :E. Schwabach. Leipzig. — Jg. 3 II. — H (5). — Mai 1916. -S. 162−173.

267. Edschmid, K. Das Frauenschloss / K. Edschmid // Die weissen Blatter. Eine Monatsschrift. Herausgeber E. -E. Schwabach. Leipzig. — Jg. — 4,1. — H (1). — Januar 1916. — S. 48−59.

268. Edschmid, K. Aufsteigendes Erlebnis / K. Edschmid // Zeit-Echo. Herausgeber O. Hass-Heye. Munchen. — Jg. 2, H. 5. — Februar 1916. — S. 74−76.

269. Edschmid, K. Der Gott / K. Edschmid // Die weissen Blatter. Eine Monatsschrift- Herausgeber E. -E. Schwabach. Leipzig. — Jg. 3,1. — H (2). — Februar 1916. — S. 188−220.

270. Edschmid, K. Die imaginare Verfuhrung / K. Edschmid // Das neue Pathos. Herausgeber H. Ehrenbaum-Degele, R. Schmidt, P. Zech. Berlin. — Jg. 2. — H. 2. -Juni 1914. — S. 87−88.

271. Edschmid, K. Jael / K. Edschmid // Marsyas. Eine Zweimonatsschrift. -Semesterband 1,1. H. 1. — Juli/August 1917. — S. 576−582.

272. Edschmid, K. Der aussatzige Wald / K. Edschmid // Das Forum. Herausgeber W. Herzog. Munchen. — Jg. 2. — H. 1. — April 1915. — S. 22−40.

273. Edschmid, K. Maintonis Hochzeit / K. Edschmid // Die weissen Blatter. Eine Monatsschrift. Herausgeber E. -E. Schwabach. Leipzig. — Jg. 1. — № 4. — Dezember 1913. — S. 347−359.

274. Edschmid, K. Yousouf / K. Edschmid // Die weissen Blatter. Eine Monatsschrift. Herausgeber E. -E. Schwabach. Leipzig. — Jg. 2. — H 5. — Mai 1915. — S. 585−617.

275. Edschmid, K. Der Lazo / K. Edschmid // Die sechs Mundungen. Novellen. Stuttgart: Verlag Philipp Reclam jun, 1965. S. 3−19.

276. Edschmid, K. Yup Scottens / K. Edschmid // Die sechs Mundungen. Novellen. Stuttgart: Verlag Philipp Reclam jun, 1965. S. 111−120.

277. Einstein, C. Der

Заполнить форму текущей работой