Участие адвоката-защитника в доказывании по уголовным делам

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Г. В. Стародубова
УЧАСТИЕ АДВОКАТА-ЗАЩИТНИКА В ДОКАЗЫВАНИИ
ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ
Анализируются закрепленные УПК РФ права защитника, позволяющие ему принимать участие в доказывании по уголовным делам.
К л ю ч е в ы е с л о в а: защитник, состязательность сторон, доказательство.
The article is devoted to the defender abilities to take part in the collecting evidence on criminal cases.
K e y w o r d s: defender, the competition between the parties, evidence.
Уголовное судопроизводство в России осуществляется на основе состязательности сторон, что установлено ст. 15 УПК РФ. Одним из необходимых элементов состязательности является предоставление участникам уголовного судопроизводства со стороны защиты возможностей участвовать в доказывании, соразмерных и соответствующих возможностям субъектов, осуществляющих уголовное преследование. Это возможно, во-первых, при наделении сторон равным количеством одинаковых по объему прав по формированию доказательственной базы. Применительно к отечественному уголовному процессу это означало бы предание статуса доказательств всем полученным защитой сведениям, на основе которых возможно сделать вывод о наличии или отсутствии обстоятельств, имеющих значение для дела и оправдывающих обвиняемого (подозреваемого).
Во-вторых, выдержать равноправие сторон возможно, лишив как обвинение, так и защиту прав по собиранию доказательств и предоставив такие правомочия какому-либо иному независимому субъекту. Именно таким образом эта проблема разрешена французским законодательством, где деятельность по собиранию доказательств осуществляется специальным субъектом — судебным следователем.
Отнесение ст. 86 УПК РФ защитника к субъектам, имеющим право собирать доказательства, еще не позволяет говорить о нем, как о равноправном субъекте доказывания. Законодательством не предусмотрен механизм изъятия и закрепления доказательств защитником. В то время как наличие такого механизма является непременным условием допустимости отдельных доказательств.
Наибольший объем информации об обстоятельствах преступления и лице, его совершившем, следователь, дознаватель получают при производстве следственных действий.
При этом признак упорядоченности, присущий совокупности следственных действий, позволяет говорить о ней как о системе. Более того, сам законодатель в ряде случаев указывает на последовательность производства отдельных следственных действий. К примеру, в соответствии со ст. 194 УПК РФ в целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, показания, ранее данные подозреваемым или обвиняемым, а также потерпевшим или свидетелем, могут быть проверены или уточнены на месте, связанном с исследуемым событием. Это означает, что до начала данного следственного действия необходимо производство другого — допроса подозреваемого (обвиняемого), или
© Стародубова Г. В., 2012
СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ И УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС-2012-№ 1 113
8. Заказ 3
Досудебное производство
потерпевшего, или свидетеля. Статья 192 УПК РФ устанавливает, что очная ставка проводится, если в показаниях ранее допрошенных лиц имеются существенные противоречия. Это еще один пример установления законом последовательности совершения следственных действий: первоначально допрос свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых, а затем очная ставка.
Все следственные действия направлены на собирание и проверку доказательств. Они характеризуются подробной правовой регламентацией. В Уголовнопроцессуальном законе этому посвящены ст. 164−170, 173, 174, 176−207.
Закрепленный УПК РФ перечень следственных действий, а также порядок их производства при грамотном и добросовестном их использовании следователем или дознавателем в большинстве случаев позволяет с необходимой полнотой воссоздать механизм совершения преступления, сконструировать модель произошедшего, которая будет отражена в обвинительном заключении и представлена как версия обвинения при рассмотрении дела судом.
Помимо четкой правовой регламентации уголовно-процессуальным законодательством всей системы следственных действий, имеющихся в распоряжении представителей функции уголовного преследования, УПК РФ устанавливает «гарантии эффективного их использования».
К числу таких гарантий, по нашему мнению, можно отнести следующие положения:
потерпевший, свидетель, специалист, эксперт или переводчик предупреждаются об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, заключения эксперта, перевода или отказ от дачи показаний по ст. 307, 308 УК РФ (ч. 5 ст. 164 УПК РФ), а также сама возможность привлечения к уголовной ответственности указанных субъектов за совершение перечисленных действий (бездействия) —
возможность производства осмотра жилища, помещения без согласия владельцев (ч. 5, 6 ст. 177 УПК РФ) —
возможность производства обыска и выемки в жилище, помещении независимо от согласия владельца, в том числе право следователя запретить лицам, присутствующим в месте, где производится обыск, покидать его, а также общаться друг с другом или иными лицами до окончания обыска (ч. 3, 6, 8 ст. 182, ст. 183 УПК РФ) —
обязательность для свидетельствуемого лица освидетельствования по постановлению следователя (ст. 179 УПК РФ) —
установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок вызова на допрос — вручение повестки вызываемому на допрос лицу под расписку- в случае неявки без уважительных причин вызываемого на допрос лица возможность подвергнуть его приводу либо применить к нему иные меры процессуального принуждения, предусмотренные ст. 111 УПК РФ (ч. 2, 3 ст. 188 УПК РФ) и некоторые другие.
Перечисленные гарантии эффективности следственных действий детерминированы властными полномочиями, которыми государство наделило отдельных субъектов, выполняющих функцию уголовного преследования и относящихся к стороне обвинения, возможностью применения ими мер государственного принуждения. Все следственные действия обеспечиваются государственным принуждением, поскольку именно оно делает возможным выполнение участниками уголовного судопроизводства процессуальных обязанностей помимо их воли.
Кроме следственных действий следователь в целях собирания доказательств по уголовному делу может потребовать от граждан, организаций, органов госу-
114
СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ И УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС-2012-№ 1
Г. В. Стародубова
дарственной власти, их должностных лиц предоставления следствию предметов и документов, которые будут способствовать установлению обстоятельств преступления, а также проведения проверок и ревизий, в том числе финансово-хозяйственной деятельности. Он может произвести и иные необходимые процессуальные действия, предусмотренные УПК РФ.
Следователю предоставлено право в случаях, предусмотренных законом, давать органу дознания обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, аресте, о производстве иных процессуальных действий (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ).
Такие обширные обеспеченные силой государственного принуждения полномочия субъектов, представляющих сторону обвинения, позволяют установить с необходимой достоверностью обстоятельства, входящие в предмет доказывания по делу. В рамках предварительного расследования ими формируется доказательственная база, обосновывающая версию о совершении обвиняемым преступления. Путем представления собранных доказательств в ходе рассмотрения уголовного дела судом первой инстанции государственный обвинитель продемонстрирует модель произошедшего события и поведения подсудимого, соотносимую с диспозицией одной из статей УК РФ. Вся деятельность обвинителя направлена на то, чтобы предлагаемая им словесная конструкция данной модели была принята судом и отражена в приговоре.
У стороны защиты есть также право на представление доказательств в ходе судебного разбирательства, целью которого будет убеждение суда в правильности предлагаемой версии произошедшего, ее истинности. На данной стадии это право защиты по своему объему тождественно праву обвинения. Однако для того чтобы представить доказательства, необходимо их сначала собрать (сформировать). Выше мы схематично обозначили правомочия обвинения, обеспечивающие такую возможность. Далее попытаемся кратко проанализировать возможности противоположной стороны.
Функция защиты реализуется лицами, указанными в главе 7 УПК РФ: подозреваемым, обвиняемым, законными представителями несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого, защитником, гражданским ответчиком и его представителем. Основными субъектами среди перечисленных, безусловно, являются обвиняемый и его защитник.
Положения ст. 48 Конституции Р Ф и ст. 50, 51 УПК РФ закрепляют право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, а также механизм его реализации: принятие мер дознавателем, следователем или судом по назначению защитника подозреваемому, обвиняемому (подсудимому). Осуществление этой деятельности профессиональным защитником наиболее ярко показывает возможности стороны защиты в уголовном процессе.
Для реализации своей функции УПК РФ предоставляет защитнику право использовать все не запрещенные законом средства и способы защиты. Статьи 53, 86, 244 конкретизируют правомочия данного субъекта, однако их перечень остается открытым. К таким правам относятся:
1) право собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи. Способы собирания доказательств защитником обозначены ч. 3 ст. 86 УПК РФ:
• получение предметов, документов и иных сведений-
СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ И УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС-2012-№ 1
115
8-
Досудебное производство
• опрос лиц с их согласия-
• истребование справок, характеристик от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии-
2) право привлекать специалиста. При этом ст. 53 УПК РФ содержит отсылку к ст. 58, согласно которой специалист привлекается к участию в процессуальных действиях для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Однако защитник не относится к субъектам, уполномоченным на проведение процессуальных действий. Поэтому приглашенный им в таком случае специалист будет оказывать помощь исключительно с согласия дознавателя, следователя или судьи. Остается только два варианта самостоятельного использования защитником предоставленного права: первый из них — консультации со специалистом при постановке вопросов эксперту, поскольку в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 198 УПК РФ защитник может ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту. Второй вариант, когда защитник может прибегнуть к помощи специалиста, т. е. при возникновении неясности, для устранения которой требуются специальные познания, например в области лингвистики, фонетики, психиатрии и др. Роль специалиста заключается в разъяснении вопросов, входящих в его компетенцию-
3) право участвовать в допросе подозреваемого, обвиняемого, а также иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника (в судебном следствии это право реализуется при участии в допросе потерпевшего, свидетелей в ходе судебного заседания, а также в исследовании доказательств) —
4) право при участии в следственном действии задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам (при этом следователь может отвести вопросы, хотя он обязан занести их в протокол), делать подлежащие внесению в протокол замечания о его уточнении и дополнении-
5) право заявлять ходатайства и отводы. Первые могут иметь целью установление обстоятельств произошедшего преступления путем производства следственного действия. Вторые обеспечивают беспристрастность и объективность лица, ведущего от имени государства производство по уголовному делу, что в свою очередь положительно отражается на качестве доказывания, им осуществляемого-
6) право приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора, суда, а также участвовать в их рассмотрении судом. При этом УПК РФ не устанавливает каких-либо ограничений относительно набора действий и решений, которые защитник вправе обжаловать. К примеру, возможно подача жалобы на решение следователя об отказе в производстве следственного действия.
Наделяя защитника правом собирать доказательства, УПК РФ ограничивается лишь перечислением доступных ему способов их получения. Однако этого недостаточно для того, чтобы имеющиеся у защитника сведения об обстоятельствах преступления имели статус доказательств. Необходима четкая процедура их получения и закрепления, а также установление условий допустимости, чего действующее уголовно-процессуальное законодательство не содержит. Представленные
116
СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ И УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС-2012-№ 1
Г. В. Стародубова
защитником предметы и документы становятся доказательствами только после их приобщения к материалам дела следователем путем вынесения соответствующего постановления. Полагаем, что в целях компенсации такого недостатка действующего законодательства следовало бы праву защитника ходатайствовать о приобщении к материалам дела предметов и документов в досудебных стадиях уголовного процесса корреспондировать обязанность следователя приобщить их.
Таким образом, объективно можно говорить о получении защитником «носителей доказательственной информации"1 и не более того. Направленная на их обнаружение деятельность адвоката не имеет законодательно определенной формы и носит непроцессуальный характер. Адвокат имеет право получать предметы и документы, имеющие значение для защиты, от подозреваемого, обвиняемого, его родственников, запрашивать справки, характеристики и иные документы от государственных и муниципальных органов и организаций, а также общественных объединений и иных организаций, которым корреспондируется обязанность выдать оригиналы документов или их копии в течение месяца со дня получения запроса. Следует также отметить, что такой документ, исходящий от адвоката, нельзя назвать общеобязательным (чего не скажешь о запросе дознавателя или следователя). На его основании не будут предоставлены сведения, составляющие государственную, врачебную, банковскую или иную охраняемую законом тайну.
Защитник может опросить очевидца либо иное лицо, осведомленное об обстоятельствах, имеющих отношение к преступлению. Это возможно только при наличии согласия опрашиваемого. При этом законодательство не предусматривает способа обеспечения достоверности получаемой защитником информации. Хотя УПК РФ называет опрос лиц с их согласия в качестве одного из «путей» собирания защитником доказательств, полученный им результат (информация о преступлении) автоматически не становится доказательством. Только в случае последующего допроса дознавателем, следователем либо в ходе судебного заседания лиц, с которыми беседовал защитник, их показания можно будет назвать доказательствами в том смысле, который изначально заложен в этом термине законодателем.
Позиция Конституционного Суда Р Ф по данному вопросу, на наш взгляд, неоднозначна. В определении № 100-О2 он отметил, что «само по себе отсутствие процессуальной регламентации формы проведения опроса и фиксации его результатов не может рассматриваться как нарушение закона и основание для отказа в приобщении результатов к материалам дела». Далее в этом же определении Конституционный Суд Р Ф указал, что «полученные защитником в результате опроса сведения могут рассматриваться как основание для допроса указанных лиц в качестве свидетелей или для производства других следственных действий».
Полагаем, что защитнику следует получать объяснения опрашиваемого лица в письменной форме. При этом необходимо помнить, что в случае смерти, несознательного состояния в связи с тяжелой болезнью либо в связи с иными обстоятельствами, которые исключают его допрос лицом, ведущим производство по делу, объяснения (даже в письменной форме за подписью опрашиваемого) не будут приняты судом в качестве доказательства по делу. Однако при отказе следователя
1 Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М., 1966. С. 41.
2 Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бугрова Александра Анатольевича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 части третьей статьи 86 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации: определение Конституционного Суда Р Ф от 4 апреля 2006 г. № 100−0 // Вестник Конституционного Суда Р Ф. 2006. № 4.
СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ И УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС-2012-№ 1
117
Досудебное производство
допросить этого гражданина по ходатайству защитника они окажутся полезными при обжаловании данного решения.
Для сбора сведений по уголовному делу защитником на договорной основе могут быть привлечены частные детективы, поскольку п. 7 ч. 2 ст. 3 Федерального закона «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации"3 называет такую деятельность в перечне услуг, оказываемых ими. Эта же норма обязывает частного детектива письменно уведомить дознавателя, следователя или суд, в производстве которого находится уголовное дело, о таком договоре в течение суток с момента его заключения. Данные, полученные частным детективом при выполнении поручения, также не будут иметь статуса доказательств до вынесения постановления о приобщении предмета или документа к материалам дела либо до допроса свидетеля, либо иным образом при производстве следственного или судебного действия.
С точки зрения равноправия сторон возможности защитника по участию в доказывании объективно меньше возможностей лиц, осуществляющих уголовное преследование от имени государства.
Однако отдельные авторы приходят к выводу, что сторона защиты обладает некоторым преимуществом по сравнению с обвинением. В качестве примера такого, по их мнению, преимущества приводятся следующие положения: «в рамках установленных УПК РФ процессуальных сроков деятельность следователя (стороны обвинения) и защитника (стороны защиты) не совмещается… Фактически следователю предписано работать во временных интервалах прежнего УПК РСФСР 1960 г., а для защитника временных ограничений вообще нет — ему предоставлено право осуществлять свои полномочия в условиях иного отсчета времени, иного кодекса, с иными началами». Вследствие чего «следователь не может на равных состязаться с защитником. Он всегда проигрывает"4.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что УПК РФ не закрепляет способа самостоятельной легализации защитником сведений об обстоятельствах события, ставшего предметом исследования в уголовном судопроизводстве. Более того, согласно ст. 248 УПК РФ защитник лишь участвует в исследовании доказательств, а об их представлении данным субъектом закон не говорит. Учитывая изложенное, формулировка правомочий адвоката, содержащаяся в ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», представляется более уместной: он вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи- собирать и представлять документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законом.
3 О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации: закон РФ от 11 марта 1992 г. № 2487−1 // Рос. газ. 1992. 30 апр.
4 Мешков В. М. Создает ли действующий УПК РФ условия для состязательности на предварительном следствии? // Вестник криминалистики. 2005. Вып. 3 (15). С. 50−51.
Стародубова Галина Викторовна,
кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса Воронежского государственного университета
118
СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ И УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС-2012-№ 1

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой