Вопросы определения и преодоления разногласий в системе правовых средств индивидуализации товаров и услуг

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 347. 772
О. М. Волощенко
ВОПРОСЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ И ПРЕОДОЛЕНИЯ РАЗНОГЛАСИИ В СИСТЕМЕ ПРАВОВЫХ СРЕДСТВ ИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ
ТОВАРОВ И УСЛУГ
Аннотация. Проанализированы положения Гражданского кодекса Украины, ЗУ «Об охране прав на знаки для товаров и услуг», посвященные правовому регулированию правовых средств индивидуализации товаров и услуг. Сделан вывод, что в системе правовых средств индивидуализации товаров и услуг имеется ряд несоответствий. Указано, что среди путей преодоления видовых аномалий наиболее действенны — это анализ и обобщение международного опыта нормотворчества с последующим применением его выводов в отечественной законодательной практике.
Ключевые слова: торговая марка, доменное имя, географическое указание происхождения товаров.
O. M. Voloshchenko
WAYS OF DETERMINATIONS TO OVERCOME DIFFERENCES IN THE SYSTEM OF LEGAL MEANS OF BRANDING
Abstract: The article analyses regulations of the Civil Code of Ukraine, Law of Ukraine «On the Protection of Rights to Marks for Goods and Services», devoted to the legal regulation of the legal means of branding. The author concludes that the system of legal means of branding has some inconsistencies and points that among the ways to overcome the species anomalies are most effective is the analysis and synthesis of international experience rulemaking followed by the application of its findings in the domestic legal practice.
Key words: trademark, domain name, geographical indication of goods origin.
Согласно положениям гл. 43, 44 и 45 Гражданского кодекса Украины (далее — Гражданский кодекс), которые регулируют режимы приобретения и реализации прав на обозначение для товаров и услуг, перечень правовых средств индивидуализации участников гражданского оборота, товаров и услуг является исчерпывающим и ограничивается лишь коммерческим наимено-
ванием, торговой маркой и географическим указанием. При условии, что в последнее время прослеживается тенденция к расширению границ института средств индивидуализации участников гражданского оборота, товаров и услуг путем появления новых объектов — доменных имен — и нового способа недобросовестного использования таких идентифицирующих обозначений — киберсквокинга, неотложность необходимости включения первых в сферу правовой охраны является очевидной.
Хотя средства индивидуализации и не являются результатом творческой деятельности, однако расширение границ правовой охраны вышеупомянутого института вполне обусловлено. С появлением новых компьютерных технологий и выходом сферы предложений товаров и услуг на своеобразно новый уровень необходимость создания и применения новых индивидуализирующих обозначений является закономерным явлением.
Гражданский кодекс Российской Федерации не предусматривает определение понятия «доменное имя» и не закрепляет порядок регистрации таких объектов, но оказание внимания вопросам, которые касаются существования таких объектов, на уровне кодифицированного закона, безусловно, является положительным опытом нормотворческой практики.
Весьма неоднозначной является ситуация с давно устоявшимися видами правовых средств индивидуализации товаров и услуг. Так, на сегодняшний день анализ положений действующего законодательства позволяет сделать вывод, что для отечественного законодателя остается неизвестным вид обозначения, с помощью которого можно идентифицировать предоставляемые услуги. Статья 1 Закона Украины «Об охране прав на знаки для товаров и услуг» (далее — Закон) содержит определение понятия «знак», которое по своему идентифицирующему призванию применяется одновременно как в сфере товаропроизводства, так и в сфере предоставления услуг. Согласно положению этой статьи «знак — обозначение, по которому товары и услуги одних лиц отличаются от товаров и услуг других лиц».
Анализируя вышеуказанное положение Закона, представляется спорным и тот факт, что законодателю «удалось» объединить под одним понятием обозначения для двух совершенно разных вида объектов, подлежащих индивидуализации. Речь идет о таком виде обозначения, как «знак для товаров и услуг».
Рассмотрим категории «товар» и «услуга» через сравнительный анализ признаков таких объектов. В советской науке одним из первых создателей развернутого учения об услуге как особом объекте гражданских прав стал Е. Д. Шешенин [1, с. 27−28].
Среди характерных для услуги признаков, которые он выделил, следующие: 1) услуга — это деятельность физического или юридического лица, зато как товар, по нашему мнению, — это определенный конечный результат процесса производства, относится к предметам материального мира- 2) предоставление услуги не создает обозримого вещественного результата, который можно отделить от деятельности исполнителя услуги. Существование товара невозможно без отделения от деятельности, направленной на его создание- 3) полезный эффект услуги потребляется в процессе ее предоставления, зато как использование полезных свойств товара возможно путем осуществления триады правомочий права собственности на объект, который является товаром. В отличие от товара потребления полезного результата по услуге не предусматривает права собственности на нее. Она не имеет овеществленного результата, который выражается в создании нового или переработке существующей вещи. Это не значит, что невозможно определить, предоставлялась услуга или нет в данный момент. Поскольку ее результат — полезный эффект [2, с. 150].
Таким образом, разница между вышеуказанными объектами очевидна. Такое утверждение находит свое закрепление не только на теоретическом уровне. Как пример, опыт международного сообщества права интеллектуальной собственности в сфере нормотворчества свидетельствует о закреплении на международном уровне такого вида средства индивидуализации, как «знак обслуживания» (ст. 6 sexies Парижской конвенции). Одновременно это является указанием на грамотное понимание разницы между такими объектами, как товар и услуга и необходимости потребности в разграничении понятий, которые становятся определением для обозначений индивидуализирующего характера как для услуг, так и для товаров.
Существование вышеупомянутого является в определенной степени отклонением от нормы видового разделения правовых средств индивидуализации товаров и услуг. Поэтому считаем необходимым ввести понятие «видовая аномалия», которая по своему содержанию характеризует имеющиеся отклонения в видовом наполнении системы правовых средств индивидуализации товаров и услуг. На наш взгляд, это вполне закономерное и временное явление. Появление новых объектов и, как следствие, необходимости применения нового средства индивидулиза-ции к таким приводят к временным противоречиям как в правовом регулировании, так и среди элементного наполнения самой системы правовых средств индивидуализации товаров и услуг. А
среди путей преодоления видовых аномалии видится оптимальным анализ практики с последующим усовершенствованием нормативно-правовой базы регулирования путем внесения изменений в уже существующий закон или принятия нового.
Видовые аномалии имеют место в том случае, когда фактически размываются существующие различия между близкими по смыслу объектами гражданского права, избегается возможное закрепление нового вида, в силу появления новых правовых явлений и закрепления видов правовых средств индивидуализации, в силу своих характеристик существовать не могут. Применение такой категрии, как видовая аномалия, является вполне целесообразным. Аномалия в переводе с греческого ауораА1а означает отклонение от нормы, неправильность [3]. Ведь есть неправильно, когда видовое разнообразие определенного явления ограничивается искусственно, по причинам, которые зависят в том числе и от субъективных факторов. В частности, отечественная законодательная практика свидетельствует, что законодатель избегает возможности выделения как новых видов правовых средств индивидуализации товаров и услуг, так и анализа с последующим исправлением признаков «латентности» всех существующих видов. Поэтому можно утверждать, что среди субъективных факторов ведущее место принадлежит воли и правовой позиции законодателя относительно того или иного правового явления.
Продолжая тему видового несоответствия, сложившегося со «знаком для товаров и услуг», стоит отметить, что в причинах существования такой видовой аномалии мы разделяем мнение Д. Степанова, которая выражена относительно положения категории услуг в законодательстве постсоветской России. Он отмечал, что в советском гражданском законодательстве категория услуг не употреблялась, не получила она любого распространения в актах гражданского законодательства в первые годы независимости российского государства [4, с. 3]. На наш взгляд, вышеупомянутая мысль является предпосылкой той ситуации, которая сложилась с правовым регулированием услуг и соответственно обозначений, которые индивидуализируют услуги на рынке предложений в Украине.
Характерно, что Гражданский кодекс Украины не содержит понятия «услуга». Это в определенной степени можно рассматривать как закономерность последствий отсутствия в Гражданском кодексе Украины и категории, которая используется для определения вида обозначения, индивидуализирует услуги. Возвращаясь к утверждению Д. Степанова, констатируем, что
для Украины в причинах такой видовой аномалии мы видим пережитки советской законодательной практики регулирования категории услуг.
Следует отметить, что преодоление барьера несоответствия законодательства требованиям времени на пути исправления видовых аномалий является известной практикой постсоветских стран. Обычно, среди способов — принятие новых нормативно-правовых актов, отвечающих как требованиям времени, так и практики.
Предоставление отдельного внимания и выделения отдельного вида обозначений, используемых для индивидуализации услуг, является известной практикой и на национальных уровнях отдельных государств. В частности, в Законе Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» понимание определения термина «знак обслуживания» сводится к тому, что это конструкция, которая по своему значению отождествляется с товарным знаком. Аналогичная ситуация в правовом регулировании реализации прав на вышеуказанные виды объектов сложилась с законом Республики Беларусь «О товарных знаках и знаках обслуживания» от 5 февраля 1993 г. [5].
Вышеупомянутые законы не содержат ни одной нормы, действие которой распространялось бы исключительно на «знак обслуживания» или «товарный знак». Сходство таких двух видов прослеживается не только в правовом режиме их регулирования. Границы разницы между знаком обслуживания и торговой маркой «игнорируются» и на практике. Так, по имени одного и того же лица могут быть зарегистрированы обозначения как по классу товаров, так и по классу услуг.
По нашему мнению, произведенная терминологическая конструкция, которая будет определять средство индивидуализации услуг, должна содержать признаки, характеризующие услугу как явление с точки зрения права, с учетом содержания понятия «средство индивидуализации». Поэтому предлагаем внести изменения в Книгу IV Гражданского кодекса Украины и ЗУ «Об охране прав на знаки для товаров и услуг» путем закрепления понятия «знак обслуживания». Предлагаем вслед за внесением вышеупомянутых изменений в ЗУ «Об охране прав на знаки для товаров и услуг» удалить понятие «знак для товаров и услуг», заменив его терминами «торговая марка» как категория, определяющая вид средств индивидуализации товаров, и «знак обслуживания», который определит вид средств индивидуализации услуг. Более того, указания такого вида правового средства ин-
дивидуализации услуг, как знак обслуживания, являются известным опытом и на международном уровне. (Закреплено в Парижской конвенции).
Итак, с учетом вышеизложенного предлагаем внести поправки к содержанию ст. 492 Г К Украины. Новое видение данной статьи базируется на трехчастной структуре последней. Предлагаем в части первой оставить определение понятия «торговая марка» с удалением слова «услуга». Часть вторую вышеупомянутой статьи посвятить определению понятия «знак обслуживания», который будет трактоваться как любое обозначение или комбинация обозначений, пригодных для выделения услуг, предоставляемых одним лицом, от услуг другими лицами. Вместе с тем представляется необходимым применение норм, действие которых применялось бы исключительно на «знак обслуживания» или «торговую марку». Часть третья должна содержать указание на тесную связь между вышеупомянутыми объектами, в силу чего в дальнейшем содержание каждой из статей гл. 44 Г К Украины должно касаться как знака обслуживания, так и торговой марки.
Внесение изменений в ЗУ «Об охране прав на знаки для товаров и услуг» предлагаем осуществить путем закрепления в статье первой вышеупомянутого закона разъяснения термина «торговые марки и знаки обслуживания». Использование термина «знак» предлагаем заменить путем закрепления двух видов средств индивидуализации товаров и услуг. Обязательным является дальнейшее указание определений указанных видов правовых средств индивидуализации товаров и услуг, которые будут дублировать те, которые предлагаются для внесения изменений в Гражданский кодекс.
Следуя той позиции, что торговая марка и знак обслуживания являются близкими по содержанию правовыми явлениями и одновременно, в целях избежания принудительного дублирования, содержания статей, которые посвящались бы правовому регулированию исключительно для знака обслуживания или торговой марки, предлагаем в вышеупомянутых статьях ссылки на объекты правовой охраны делать путем указания на торговую марку с указанием в скобках знака обслуживания.
Количество видовых аномалий правовых средств индивидуализации товаров и услуг в отечественном правовом поле не ограничивается только теми, что сложились с доменными именами и в искусственном избежании границ между подобными по содержанию правовыми явлениями (объединения одной категорией «знак» двух видов правовых средств индивидуализа-
ции как товаров, так и услуг). Анализ положений Гражданского кодекса, в частности гл. 45 «Право интеллектуальной собственности на географическое указание» и ЗУ «Об охране прав на указание происхождения товаров», указывает на существование еще одной видовой аномалии.
Характеристика положений ст. 501 Гражданского кодекса, в частности, указание на то, что правовая охрана географического указания определяется характеристиками товара (услуги) и границами географического места его (ее) происхождения. Указание в скобках объекта «услуга» предусматривает наличие такого вида правового средства индивидуализации услуг, как географическое указание услуг. Однако возникает сомнение относительно корректности определения такого вида правового средства индивидуализации услуг. Обоснование вышеуказанного тезиса можно осуществить через сравнительный анализ признаков, которыми обладают объекты, обозначенные географическим указанием со свойствами услуг как объектов гражданского права.
Географическое указание происхождения товаров указывает на место происхождения товаров, имеющих определенные качества, обусловленные в основном характерными для данного географического места условиями, человеческим фактором или их сочетанием [6, с. 106]. Среди общеизвестных примеров минеральных вод, вин и т. д., т. е. объектов, подлежащих обозначению географическим указанием, характерным признаком является плотная привязка последних к месту своего происхождения.
Несколько иная ситуация складывается с географическим указанием услуг. На наш взгляд, существование такого правового средства индивидуализации услуг есть настоящий нонсенс. Исходя из вышеупомянутых соображений географическое указание является указанием на место происхождения соответствующих объектов, обладающих определенными особенностями в силу уникальности территории их происхождения. А потому любое перемещение места производства товаров или иных объектов влечет последствия в виде потери уникальных свойств последних. Такая особенность может быть характерной для товаров в силу того, что товар является материально выраженным объектом.
С точки зрения Л. Санникова, услуга — это действие услуго-дателя по сохранению или изменению состояния неимущественных благ, которое осуществляется им на пользу услугополучателя [7, с. 114]. Из вышеупомянутого определения следует, что услуга -это явление, которое само по себе является действием, процесс
предоставления которой не имеет материального выражения. Рассмотрим возможность применения в целях идентификации услуг такого средства индивидуализации, как географическое указание. Среди наиболее распространенных потенциально, подвергаясь применению такого вида средства индивидуализации, является Тайский массаж. Именно этот пример используем для доказывания невозможности существования географического указания услуг.
Доказывая вышеуказанный тезис, можно смоделировать следующую ситуацию. Например, предоставление услуги в виде Тайского массажа возможно как непосредственно в самом регионе происхождения, так и за его пределами — это факт. Качество и особенности техники массажа от изменения географического положения не меняются и являются постоянными. Однако улучшение или ухудшение качеств техники выполнения такой услуги будет зависеть от конткретного лица-исполнителя. А потому на качественные характеристики услуги будет влиять изменение самого услугодателя, что не является особенностью и характерно для любого вида услуг. Следовательно, качество услуг прямо пропорционально зависит от конкретного субъекта. Поэтому существование такого вида средства индивидуализации услуг, как географическое указание услуг, опровергаем. Зато отмечаем, что для индивидуализации услуг, происходящих из конкретно определенной административно-территориальной единицы или от географического региона, следует применять знак обслуживания на одном уровне с теми обозначениями, которые индивидуализируют услуги, не обладающие признаком конктретно-определенного региона происхождения.
Анализ положений Г К Украины и ЗУ «Об охране прав на указание происхождения товаров» свидетельствует не только о наличии такой видовой аномалии, как «географическое указание услуг», но и о наличии расхождений между положениями законов. В специальном законе в отличие от ГК законотворцем избегается использование понятия «услуга», что является правильно с точки зрения вышеизложенных аргументов. Более того, обращаясь к практике международного нормотворчества, констатируем, что в положениях Парижской конвенции является отсутствующим определение такого вида средства индивидуализации, как «географическое указание услуг». Как путь преодоления такой аномалии предлагаем внести изменения в Г К Украины, удалив категорию «услуга» из статей гл. 45.
Вышеупомянутый анализ видового многообразия правовых средств индивидуализации товаров и услуг указывает на нали-
чие ряда несоответствий в системе таких объектов. На наш взгляд, среди путей решения вышеупомянутых аномалий наиболее действенны анализ и обобщение международного опыта нормотворчества с последующим применением его выводов в отечественной законодательной практике. Однако эффективность применения и действенности такого подхода к путям решения вышеупомянутых проблем остается делом времени и практики.
Библиографический список
1. Батожська О. В. Договiр збер^ання автотранспортних засо-бiв: дис. … канд. юрид. наук. — Киев: Ктвський нащональний утвер-ситет iм. Т. Шевченка, 2006. — 206 с.
2. Актуальт проблеми цивьльного, гамейного та мгжнародного приватного права (Матвеевсьш цивЫстичт читання): матерiали Mi-жнар. наук. -практ. конф. (Ки!в, 16 вересня 2010 року). — К.: КНТ, 2011. — 472 с.
3. Аномалiя -Вiкiпедiя [Электронний ресурс] Сайт всемирной энциклопедии. — URL: http: //m. wikipedia. org/wiki/Аномалия (дата обращения: 22. 01. 2013)
4. Степанов, Д. И. Услуги как объект гражданских прав. — М.: Статут, 2005. — 349 с.
5. Закон Республики Беларусь «О товарных знаках и знаках обслуживания» от 05. 02. 1993 г. № 2181-XII [Электронный ресурс] // Национальный интернет-портал Республики Беларусь. — URL: http: / /www. pravo. by / main. aspx? guid=3871&-p0=v19302181&-p2={NRPA} (дата обращения: 22. 01. 2013)
6. Гуменний Р. Проблемт питання правово! охорони географiч-них зазначень Утверситетськ науковi записки. — 2009.- № 3. -С. 105−108.
7. Санникова Л. В. Услуги в гражданском праве России / Рос. акад. наук, Ин-т государства и права. — М.: Волтерс Клувер, 2006. -160 с.
References
1. Batogska O.V. Dogovir zberigannja avtotransportnuh zasobiv. Dus. kand. jurud. nayk: KNY im. T. Shevchenka. — K., 2006. — 2006 s.
2. Actual'-ni problemu cuvilnogo, simejnogo ta mignarodnogo pruvatnogo prava. Materialu mignarodnoji naykovo-praktuchnoji konfer-encii, Kujiv, 16 veresnja 2010. — К.: КОТ, 2011. — 472 s.
3. Anomalija — Vikipedija [Elektronnuu resyrs] // Saut vsemirnoj encuclopedii URL: http: //ru. wikipedia. org/wiki/Аномалия (data obrash-chenija 22. 01. 2013 g.)
4. Stepanov D.I. Yslygi kak objekt graghdanskih prav — M.: Statyt, 2005. — 349 s.
5. Zakon Respybliki Belarys'- & quot-O tovarhuh znakah I znakah ob-slyguvanija" ot 05. 02. 1993 g. № 2181-XII [Elektronnuu resyrs] // Nacuonal'-nuu internet-portal Respybliki Belarys'- URL: http: / /www. pravo. by / main. aspx? guid=3871&-p0=v19302181&-p2={NRPA} (data obrashchenija 22. 01. 2013 g.)
6. R. Gymennuu Problemni putannja pravovoi ohoronu geografichnuh zaznachen'- Yniversutets'-ki naykovi zapusku — 2009.- № 3. — s. 105−108.
7. L.V. Sannikova Yslygi v gragdanskom pravr Rossii- Ros. akad. nayk, Рос. акад. наук, In-t gosydarstva I prava. — M. :Volters Klyver, 2006. — 160 s.
Информация об авторе
Волощенко Ольга Михайловна — аспирант, кафедра гражданско-правовые дисциплины, Харьковский национальный университет имени В. Н. Каразина, 61 022, пл. Свободы 4, г. Харьков, Украина, e-mail: voloschenko. olya@mail. ru
Author
Voloshchenko Olga Mikhailovna — postgraduate student, department of State and Law Disciplines, V.N. Karazin Kharkiv National University, K61022, Svobody square 4, Kharkov, Ukraine, e-mail: volo schenko. olya@m ail. ru

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой